Первый хасид

Первый хасид

Ни о ком не сочинили столько легенд, как о рабби Исраэле бен Элиэзере.
17.05
Сцена первая, которой никогда не было
— Эй, ты — говорит старая Сара, — ты, ты, борода! К тебе обращаюсь!
«Борода» — довольно молодой мужчина, действительно очень бородатый, молча достает мелкую монету и протягивает Саре. Старая Сара — местная побирушка, до изумления грязная и оборванная, несмотря на то что её регулярно ловят, моют и одевают в поношенную, но чистую и крепкую одежду.

— Убери! — каркает Сара. — Себе возьми! Я тебя знаю! У-у-у...
— Конечно, ты меня знаешь, — соглашается «борода». — Ты у меня всё лето с огорода овощи таскала.
— И ещё буду таскать, — заявляет Сара. — И курицу твою унесу! А ты ничего мне не сделаешь! Я тебя знаю! Я всё про тебя знаю! Только не скажу.
«Борода» одобрительно кивает.
— А может, и скажу, — тоненько хихикает Сара. — Ничего ты мне сейчас не сделаешь, в силу ты войдёшь не скоро, лет через десять, я к тому времени уже упокоюсь...
Молодое лицо «бороды» строжает.
— А демонов, — вкрадчиво спрашивает он, — демонов из тебя давно не изгоняли?
Старую Сару передёргивает.
— Я пошутила! — скрежещет она. — Я ничего не скажу!
— Смотри мне, — отвечает «борода» и снова протягивает ей монету. — Возьми, возьми. И за овощами можешь приходить. А курицы не трогай, нам она самим нужна.

Хасиды носят белую рубашку, а их короткие чёрные брюки заправлены в чёрные или белоснежные чулки, чтобы не касаться земной «скверны». По этой же причине туфли хасиды носят без пряжек и шнурков.

Мы знакомимся с рабби Исраэлем Бааль-Шем-Товом
Наверное, ни о ком не сочинили столько легенд, как о рабби Исраэле бен Элиэзере, носившем прозвище Бааль-Шем-Тов, что означает «добрый человек, знающий тайное имя Бога». Например, говорят, что отцу его, рабби Элиэзеру, и его жене было по сто лет, когда у них родился маленький Исраэль. Ещё говорят, что весть о скором появлении на свет необыкновенного ребёнка принес сам пророк Элияху, который явился в дом под видом путника.
Дело было в пятницу, рабби Элиэзер с женой сидели уже за столом и готовились встречать субботу, и тут в дом постучал бедный оборванный еврей с котомкой за плечами. С котомкой! В субботу! Скандал! Кто-нибудь другой, скорее всего, и не впустил бы путника, а если бы и впустил — испортил бы ему всю субботу укорами и нравоучениями. Но не таков был рабби Элиэзер.
Он считал, что в первую очередь еврей должен помочь еврею, а всё остальное — потом. Поэтому он пригласил оборванца к столу, и тот, очень довольный, провёл в доме всю ночь, весь день и ещё одну ночь. А уходя, сказал изумлённому рабби Элиэзеру: знай же, Элиэзер, что я — пророк Элияху, которого Всевышний послал посмотреть, вправду ли ты так добр и мудр, как говорят. И в награду за твою любовь и доброжелательность к евреям он пошлёт тебе сына, утешение твоей старости!
Вот так в 1700 году в местечке Окопы (сейчас это Украина, а тогда была Польша) родился мальчик, которому суждено было стать основоположником и вдохновителем самого массового религиозного движения в иудаизме.

Какого движения?
Хасидизма. Это религиозно-мистическое направление в иудаизме, очень популярное в Восточной Европе — в Польше, на Украине и в России. Вообще тут есть опасность запутаться. На самом деле хасидское движение возникло задолго до Бааль-Шем-Това, ещё в Средние века. Слово «хасид» означает «праведный», «благочестивый», и некий Иегуда Хасид из Регенсбурга где-то между 1195-м и 1217 годами написал трактат «Сефер Хасидим», «Книгу благочестивых», и стал основоположником движения хасидов-мистиков.

Спустя почти четыреста лет, в конце XVII века, жил ещё один Иегуда Хасид, проповедник и вдохновитель первого большого переселения европейских евреев в Палестину. Он купил участок земли в Старом Иерусалиме и увёл туда несколько десятков семей, тоже именовавших себя хасидами. Это довольно грустная история, и нам сейчас интересна не она, а Исраэль бен Элиэзер Бааль-Шем-Тов, возродивший хасидское движение в XVIII веке.

Рассказывают...
...что перед смертью рабби Элиэзер сказал пятилетнему Исраэлю: ничего не бойся, кроме Всевышнего, — и тот действительно всю жизнь ничего и никого не боялся, даже демонов, даже самого Сатаны;
...что уже в четырнадцать лет Исраэль, который был тогда помощником меламеда, то есть учителя, убил волка-оборотня, нападавшего на детей;
...что поражённый учёностью Исраэля рабби Эфраим Кутовер из местечка Броды решил выдать за него свою дочь Хану и даже написал брачный контракт, но умер прежде, чем успел познакомить дочь с женихом. Брат Ханы, учёный раввин Авраам Гершон, принял Исраэля за безграмотного крестьянина и попытался помешать его браку с Ханой, но девушка сама настояла на том, чтобы выполнить волю покойного отца;
...будто Исраэлю было предсказано, что он войдёт в полную силу в 36 лет, и тогда...

Но это же всё сказки? А на самом деле?
На самом деле Исраэль бен Элиэзер был единственным сыном у пожилых родителей, рано осиротел, но не пропал, выучился, стал помощником учителя, а потом сторожем в синагоге. В 18 лет он женился, но его жена вскоре умерла. Спустя два года он женился ещё раз — на Хане Кутовер, которая родила ему сына Цви и дочь Адель.

То есть у него была совсем ничем не примечательная жизнь?
Вот и нет. Вскоре после второй свадьбы Исраэль поселился в Карпатских горах и жил там отшельником, читая Тору и ни с кем не общаясь.

А что он там ел?!
То, что сам выращивал, ловил и находил.

И долго это продолжалось?
Несколько лет. А потом однажды...

Хасиды почти всегда носят на голове чёрную фетровую шляпу, а в торжественных случаях надевают меховые шапки — штраймл. А ещё существуют сподик (штраймл с высоким верхом), шойбл, кашкет, колпак,кичмe (кушма) и просто «шляпкe».

Сцена вторая, которой никогда не было
Ицхак, ученик рабби Гершона, проснулся от какого-то странного гудения и потрескивания. Он сел на жёсткой постели и протёр глаза. Потом протёр ещё раз. Потом страшно закричал и потерял сознание. Пришёл в себя он от того, что кто-то смачивал его лицо водой.

— Вот зачем ты его напугал? — спросил голос Ханы.
— Я что, специально, что ли? — ответил ей голос Исраэля. — Меня, как ты понимаешь, не спрашивали.
— Понимаю, — почему-то печально ответила Хана и снова провела чем-то влажным по лицу Ицхака.
Ицхак открыл глаза и уставился на сидящего у постели Исраэля.
— Т-т-ты... — попытался сказать он, но язык не слушался.
— Молчи уж, — буркнул Исраэль. — Надо же так орать. Всех перебудил: Хану, детей.
Ицхак приподнялся на локте и помотал головой, как лошадь.
— Т-ты, — наконец выговорил он. — Ты жив?
Исраэль странно посмотрел на него. Кажется, он хотел постучать себя пальцем по лбу, но сдержался.
— А ты как думаешь? — спросил он.— Конечно, жив.
А что Ицхак увидел?
Он увидел гигантское пламя, и в этом пламени стоял Исраэль.

И не сгорел?
Это было ненастоящее пламя, оно только так выглядело. Это был знак того, что Исраэль может наконец открыться людям и осуществить своё предназначение.

А какое у него было предназначение?
Создать движение, которое объединит всех евреев и подготовит мир к приходу Мессии. Как-то, впав в молитвенный экстаз, Исраэль — тогда уже рабби Исраэль — сумел лично поговорить с Мессией и спросить, когда же Тот наконец придёт. Когда твоё учение распространится по всему миру, — ответил ему Мессия.

Мы прощаемся с рабби Исраэлем бен Элиэзером, прозванным Бааль-Шем-Товом

В 36 лет вернувшись к людям, рабби Исраэль стал переходить из местечка в местечко и вскоре прославился как целитель-чудотворец, способный при помощи трав и кореньев, молитв и амулетов не только вылечить больного, но и привести в разум безумца, и изгнать демонов из одержимого. Необычайно обаятельный и симпатичный человек, он притягивал к себе людей, и очень быстро вокруг него сформировалась группа последователей. Бааль-Шем-Тов — в то время его уже звали так — не был проповедником или, скажем, вероучителем. Он даже запрещал записывать свои беседы с последователями, но всегда с удовольствием разговаривал с любым евреем, будь то раввин, простолюдин или женщина. Для того чтобы приблизиться к Всевышнему, считал он, не нужно быть учёным или высокодуховным аскетом. Достаточно любви к Богу, к народу Израиля и к Торе.
Умер рабби Исраэль бен Элиэзер в 1760 году в первый день праздника Шавуот. Похоронен он в городе Меджибоже.

Фишка-задачка
Рассказывают, что, проезжая через маленькое местечко, Бааль-Шем-Тов решил остановиться на постоялом дворе, принадлежащем одному из его бывших учеников. Рабби спросил трактирщика, есть ли у него какие-нибудь пожелания. Тот отвечал, что у него всё есть и он всем доволен и хотел бы только служить Всевышнему. Тогда рабби написал маленькое письмо и попросил трактирщика его отнести. Увы, трактирщик забыл о письме.
Прошло семнадцать лет, Бааль-Шем-Тов давно умер, а трактирщик обеднел настолько, что ему пришлось распродавать мебель. Под одним шкафом нашлось забытое письмо. Пристыжённый трактирщик отправился с письмом в город. К его удивлению, адресатами оказались два человека, как раз в этот самый день ставших членами правления общины. Как ты думаешь, что было написано в письме?

Ответ: «Прошу вас помочь подателю письма, ибо сейчас он находится в большой бедности».


Ещё материалы этого проекта
Скиталец (Авраам ибн Эзра)
Четвертая глава новой книги Леи Любомирской посвящена отчасти еврейской математике.
11.07.2013
Учитель
Детская книга Леи Любомирской  — множество разных историй про ученых, путешественников, мудрецов, финансистов и музыкантов. Естественно, еврейских.
02.04.2013
Запрещённый поэт (Иммануэль Римский)
Лея Любомирская — о еврейском поэте Иммануэле Римском, который писал макамы и сонеты, ел свинину и, вообще, был не только великий поэт, но и великий шутник.
12.11.2013
Королевский астроном (Рабби Авраам Закуто)
Астрономические таблицы, астролябия и «Книга родословных» — эта глава книги Леи Любомирской рассказывает о том, какой след евреи оставили в астрономии. След, надо признать, значительный.
08.10.2013