Книга или компьютер?

Книга или компьютер?

Почему нам так важно, чтобы эти маленькие бяки-буки, которых мы так любим, читали?
11.12

Букник-младший всерьез решил разобраться, зачем люди читают книжки и почему нам так важно, чтобы читали наши дети. Для этого мы организовали круглый стол «Давай почитаем! Как помочь детям полюбить чтение» в рамках выставки Non/fiction. А еще поговорили с другими людьми, которые не участвовали в мероприятии, но в данной области являются экспертами.

Марина Бородицкая — поэт, переводчик, автор книг для детей

 Фото К.Молдавской

Почему нам так важно, чтобы эти маленькие бяки-буки, которых мы так любим, читали? Почему мы так убиваемся по этому поводу? Вот без занятий музыкой или балетом, живописью как-то можно обойтись. Но читать наши дети должны обязательно! Есть такая очень важная вещь, которую неоткуда взять, кроме толстой книжки с небольшим количеством картинок, — это воображение. А ведь только человек с воображением может представить себе, что другому тоже может быть больно.

Инна Хамитова — клинический психолог, индивидуальный и семейный психотерапевт

Мне кажется, что нам это важно, потому что мы интуитивно начинаем ощущать разрыв поколений. Между нашими родителями и нами различий гораздо меньше, чем у нас с собственными детьми. Конечно, у них совсем другой способ получения и переработки информации. Я не знаю, плохо это или хорошо. И хотя книга не может соперничать с компьютером и телевизором, мы пытаемся приучить детей читать, чтобы сохранить с ними некую общность.

Сергей Кузнецов — писатель, журналист и культуролог, главный редактор проектов «Букник» и «Букник-младший»

Вообще-то мне не кажется, что книга лучше развивает воображение, чем кино или музыка. Дело в другом. Есть такой прекрасный инструмент, он называется книжка. Он компактный, он безмолвный. Раз так получилось, что наше поколение жило, когда он был важным и ценным, то чего бы нашим детям этого лишиться? Мне не кажется, что случится катастрофа, если, скажем, через 500 лет люди не будут читать, сейчас ведь скальды не поют у ночных костров свои прекрасные песни. Но культура создала какой-то иной механизм их передачи.

Почему мне хочется моим детям передать этот дополнительный навык? Мне кажется, что чем богаче у человека инструментарий, чем больше паттернов он использует, тем больше шансов у него реализоваться, прожить интересную жизнь, быть ею довольным. У меня трое детей. Старшая дочь не читает стихов. Я понимаю, что она многого лишается. В них есть важный ресурс, они вспоминаются, например, в тяжелые моменты. Хочется, чтобы они были в запасе как сильное оружие.

Екатерина Кадиева — психолог, психотерапевт

Я не согласна с распространенным мнением, что у детей, смотрящих кино, душа «не работает». Чтение — просто несколько иной способ работы души. Например, мой десятилетний сын, который много читает, не хочет смотреть фильмы по любимым книгам. Ребенок ведь сам представляет героев, декорации, создает свою маленькую вселенную. Раньше он смотрел красивые голливудские фильмы и рыдал, что «они все испортили». У него, правда, это вызывало и позитивное желание — все переснять. В общем, мне кажется, что ради того, чтобы ребенок научился создавать свой собственный мир, стоит включаться в сложную конкуренцию с компьютером, телевизором и другими современными развлечениями.

Надежда Крученицкая — выпускающий редактор издательства «Розовый жираф»

Мы добиваемся, чтобы наши дети читали, из-за нашего консерватизма. У нас самих действительно было мало альтернатив получения информации. Чтение в нашем представлении — это линейный процесс, это просто текст. И мы здесь проявляем некоторую нетерпимость. Нынешние возможности придают тексту невероятный объем. Поэтому наше издательство старается к своим книгам прилагать какие-то объемные проекты. Мы дополняем книги аудио- и видеоматериалами, создаем специальные блоги в интернете, постоянно придумываем что-то новое у нас на сайте.

Наталья Малахова — главный библиотекарь отдела психологической поддержки Российской государственной детской библиотеки

Мы в библиотеке объясняем родителям, что книга — это, конечно, не информация, которую дети перерабатывают. Это — общение, сопереживание, сострадание, сочувствие. Родители часто читают детям познавательные книги, и детско-родительское чтение из естественного процесса общения с ребенком превращается в урок. После этого к нам в библиотеку приходят школьники, затыкают уши и говорят: «Я ваши книжки терпеть не могу». Я думаю, родители должны постараться не совершать подобных ошибок.

Линор Горалик — писатель, поэт, эссеист

Я человек текстоцентричной культуры, мне трудно представить себе мир без чтения. Но я отдаю себе отчет, что мир, в котором растут дети сегодня, с контентной точки зрения насыщеннее и сложнее, чем мир, в котором росла я. Сегодня нарратив все чаще оказывается мультимедийным, синкретическим: возьмем, к примеру, компьютерные игры, некоторые из которых тянут на сильный роман (не говоря уже о визуальной стороне и прочих вещах). Наверное, мне бы хотелось, чтобы люди следующих поколений читали книги, — но я не знаю, как мое желание соотносится с реальностью. Что же касается того, как можно приучать детей читать, — я не родитель, у меня нет такого опыта; вчуже мне кажется, что кого бы то ни было можно приучить делать что бы то ни было, только показав ему, насколько богаче и ярче становится его мир. Но тут, опять же, честным был бы вопрос о том, почему, собственно, книжный нарратив важнее любого другого. У меня нет на него ответа. Зато мне кажется, что нам, людям текстоценричным, стоило бы учиться уважать другие жанры и интересоваться ими, потому что наш мир это сделало бы богаче и ярче. Для человека, привыкшего ставить книги превыше всего, это непростая задача. Я, например, с ней не справляюсь.

Константин Поливанов — литературовед, специалист по творчеству Б.Л. Пастернака, А.А. Ахматовой. Преподает в лицее № 1525 «Воробьевы горы» и в НИУ ВШЭ

Моя главная установка, в том числе при общении с собственными детьми, — принуждать к чтению категорически вредно. Я понимаю, что это странно слышать от школьного и университетского преподавателя. Но мой старший сын до сих пор вспоминает, как я заставлял читать его «Голубую бусинку», которую ему читать не хотелось. Конечно, мудрость приходит не сразу, и с первыми детьми родители делают глупости.

Конечно, читающему ребенку проще учиться, проще осваивать математику — ведь условие задачи нужно прочитать и понять. И в этом есть своя прагматика. Кроме того, людям, читавшим одни и те же книжки или, наоборот, совсем разные, всегда есть о чем поговорить. Я думаю, беспокойство родителей связано с тем, что нечитающие дети будут лишены этой такой привычной для нас возможности.

Мне, в общем, представляется, что чтение — более содержательная форма деятельности, чем компьютерные игры или общение в социальных сетях. Но все же подобные занятия не могут, по моему ощущению, составить конкуренцию чтению; на компьютер тратится то время, которое прежде уходило на разговоры по телефону или общение другого рода — в школе, во дворе. Соцсети, кстати, неплохо было бы использовать для пропаганды чтения.

Маша Вайсман — детский писатель, автор книг «Правда, весело?», «Тоска по лобзику», директор издательства «Август»

Книги, мне кажется, наносят какую-то разметку, точки, систему координат, а не просто служат образованию или воспитанию. Научить читать, конечно, сложно. Но не так уж все плохо. Меня восхищает количество людей, которые приходят на книжные ярмарки. Люди платят за вход и вывозят целые тележки. Даже у стенда нашего совсем небольшого издательства «Август» — мы выпускаем одну-две книги в год — все время толпа: приходят и взрослые, и дети. Так что надежда есть.

Ещё материалы этого проекта
Самые страшные книжки
Книги, о которых мы вам сегодня расскажем, — не страшилки в духе фильмов ужасов. Это книги о неудобных вещах: о смерти, разводе, самоубийстве, насилии, наркотиках.
04.02.2013
Как вырастить ребенка читателем?
Чтение — это удовольствие, искушение, это круче, чем кино! Согласны ли с такими утверждениями ваши дети? Если нет, читайте мнение экспертов о том, как вырастить ребенка читателем.
14.01.2013
Вот так история
Как говорить с детьми об истории? Вопрос этот стал особенно актуальным в последнее время в связи с обсуждениями нового единого учебника. Судя по всему, в том или ином виде такой учебник появится уже в ближайшем будущем, что само по себе — очень грустный симптом. В этом свете хорошие исторические детские книги становятся особенно актуальны.
20.03.2013
Не только Пеппи
«Скачай мне что-нибудь», «Мне надо что-то читать», «Нет, не нравится, давай что-нибудь еще» -- родители только что зачитавших детей все время слышат эти слова. И это так приятно — ребенок читает! Но вскоре вы действительно сталкиваетесь с проблемой — а что бы еще предложить?
08.11.2012