Не только Пеппи

Не только Пеппи

«Скачай мне что-нибудь», «Мне надо что-то читать», «Нет, не нравится, давай что-нибудь еще» -- родители только что зачитавших детей все время слышат эти слова.
8.11

«Скачай мне что-нибудь», «Мне надо что-то читать», «Нет, не нравится, давай что-нибудь еще» — родители только что зачитавших детей все время слышат эти слова. И это так приятно — ребенок читает! Но вскоре вы действительно сталкиваетесь с проблемой — а что бы еще предложить? Перед вами наша новая рубрика «Что бы почитать?», в которой, собственно, мы и будем отвечать на эти вопросы. Наши рекомендации актуальны для детей от 9–10 лет до 12–13. Писатели, критики, литературоведы, переводчики, книжные иллюстраторы — все мы будем стараться помочь как тем родителям, дети которых любят читать, так и тем, чьи дети читают с неохотой или даже не читают вовсе. Современная детская литература настолько разнообразна, что, если хорошенько поискать, можно найти книгу на любой вкус.

Наша первая серия интервью посвящена подходящим книгам для детей этого возраста. Мы попытались найти ответ на вопрос, какие книги лучшие, исходя из собственного детского читательского опыта и из опыта общения с современными детьми. Разброс получился невероятный — от «Пеппи Длинный чулок» до трилогии Пулмана.

Начнем с классики и тех книг, которые наши респонденты читали еще в своем детстве. А в ближайших публикациях планируем поговорить о книгах, которые были переведены или написаны относительно недавно.


Маша Вайсман — детский писатель, автор книг «Правда, весело?», «Тоска по лобзику», директор издательства «Август»

«Пеппи Длинный чулок» Астрид Линдгрен в свое время буквально перевернула мое сознание. Меня поражала смелость и полное бесстрашие этой девочки, та фантастическая внутренняя свобода, которая у нее была.

В 10–11 лет я читала Дюма. Я болела какой-то скарлатиной-ветрянкой. Мы читали его с папой друг другу по очереди. Вечером он, утром я. И это очень полезный способ чтения.

Мне было лет 14, когда я прочитала «Над пропастью во ржи». Она произвела на меня впечатление не меньше, чем в свое время «Пеппи Длинный чулок». Я очень благодарна переводчикам Лилианне Лунгиной и Рите Райт-Ковалевой, которые сделали для меня эти книги любимыми. Но, в отличие от Пеппи, они не столько перевернула мое сознание, сколько по-настоящему успокоила меня. Я поняла, что я не одна такая сумасшедшая. Вот такой бунт человека против опять-таки конформизма и всякого рода лжи меня совершенно потряс. Он ищет настоящего, живого, искреннего, и грустно, что так и не находит. Мне очень помог Сэлинджер, очень меня поддержал вообще по жизни. Я до сих пор перечитываю его. Видимо, я еще не вышла из подросткового возраста, и никогда из него не выйду, наверное, это какой-то инстинкт самосохранения.

А вот мой сын обожал Толкиена. «Хоббит, или Туда и обратно» — первая книга, которую Филипп начал читать сам уже лет в 6. Интерес этот длился лет до 14–15. У него был друг, который тоже очень увлекался Толкиеном. Когда они встречались, их невозможно было расцепить, потому что они все куда-то шли и шли, бесконечно обсуждали прочитанное. Потом уже он стал читать фэнтези. Скупал кирпичи Сальваторе. Позже очень увлекался мифологией, всегда читал мифы разных народов. А потом Фил стал писать сам, и это произошло благодаря Толкиену.

Если обратиться к русской классике, то произведения Пушкина — это абсолютно основополагающие вещи. Это настоящее, там все написано. И про любовь, и про честь, и про смелость, и трусость, и про конформизм. И при этом это приключение, очень занимательная литература. Еще я предлагаю вспомнить забытые рассказы Лескова. В издательстве «Август» мы переиздали «Неразменный рубль» и «Зверь». Очень хорошие рассказы для среднего школьного возраста. Это то, что закладывает фундамент. Там всегда очень четко обозначено, что такое добро и зло. Эта система координат очень важна для ребенка.

Еще хочу рекомендовать книжки Виктора Голявкина. Он прекрасен своим таким бытописательством, остроумием, это очень тонкий и очень добрый автор.

Одна из самых популярных книг нашего издательства — «Повесть о рыжей девочке» Лидии Будогоской. Она вышла у нас 10 лет назад, но магазины до сих пор бесконечно ее заказывают. Это рассказ о девчонке с очень независимым характером, у которой был очень жестокий отец. Девочка мало того что рыжая, ее еще зовут Ева Кюн, и вот с этим ей надо как-то жить. При этом она совершенно не собирается ни под кого подстраиваться, она хочет сохранить себя, свойства своего характера и вообще хочет быть счастливой. Вот она бьется за свое счастье, за свою любовь. Кончается книга тем, что ее отца убивают. И возникает какое-то странное ощущение, будто бы наступает облегчение. Это очень спорная книга, но она написана настолько пронзительно, откровенно и с такой страстью, что все равно ее в итоге читают, несмотря на этот тяжелый и неоднозначный финал. Эту книжку я бы рекомендовала для детей от 13–14 лет. Я считаю, что она одна из лучших, потому что побуждает к какому-то переосмыслению, это очень сильное переживание, и не все к этому готовы.


Линор Горалик — известный современный писатель, поэт, эссеист

Я, как и многие дети, больше всего любила читать взрослые книжки. В доме, к сожалению, не водилась неофициальная советская поэзия, но то, что мне довелось читать, значило для меня тогда и значит для меня сейчас очень много, — от Маяковского и Вознесенского до Багрицкого и Брюсова. Выделить любимые книги трудно, их было довольно много. Например, большой радостью для меня были рассказы О. Генри, рассказы и романы Дж. К. Джерома, эссе Ликока. Из книг другого рода — всё, что попадалось под руку, от Моэма и Мопассана до «Блокадной книги». Я любила читать целыми собраниями сочинений, — весь многотомник подряд, включая дневники и письма. Не то чтобы я многое понимала, — но сам факт того, что дневники и письма могут быть интересным чтением, мне, таким образом, повезло для себя открыть. Ну, и папины медицинские книги, конечно. Я не понимала прочитанного — но у меня в голове осталась картина завораживающей целостности человеческого организма. Ощущение, которое мне давали эти книги, я бы сейчас назвала религиозным переживанием. Кроме того, я до сих пор испытываю сладострастную дрожь в коленках при виде старых медицинских иллюстраций с их тонкостью и изяществом.

Прекрасным подростковым чтением могут, конечно, служить книги, совершенно не предназначенные изначально для подростков. Проблема с этими книгами — не в подростках, а в нас: книги, написанные как бы «специально» для подростков или детей, часто написаны так, чтобы взрослым не нужно было участвовать в их чтении. А чтение детьми взрослых книг требует и от родителей некоторого усилия: тот же «Евгений Онегин» воспринимается совершенно иначе, если хоть что-нибудь рассказать подростку об устройстве мира, в котором жили герои. Конечно, гораздо легче давать ребенку «детские» книги, но иногда, мне кажется, важнее адекватно говорить с ним просто о хорошей литературе. Это может быть хоть «Кюхля», хоть «В круге первом», хоть «Повелитель мух», хоть «Гойя» Фейхтвангера, хоть «Жажда жизни» Стоуна. Дело не в непонятных словах (если ребенок захочет, у него, слава богу, Google есть), а в совместном опыте серьезного чтения — со всеми его плюсами.


Константин Поливанов — литературовед, специалист по творчеству Б.Л. Пастернака, А.А. Ахматовой. Преподает в лицее № 1525 «Воробьевы горы» и в НИУ ВШЭ

«Всадник без головы» Майн Рида — книжка, абсолютно не потерявшая своей увлекательности. Наблюдал это на примере двух своих детей, у которых эта книга входила в школьную учебную программу. Оба проглатывали ее запоем. Книга идеальна для детей 11–12 лет. Пока еще не вытеснена, не переросла в разряд исторической ценности, занудной классики и проза Вальтера Скотта. Он может читаться на одном дыхании. «Айвенго» Вальтера Скотта я обоим младшим детям читал вслух, они с большим увлечением его слушали. Было бы им в равной степени интересно прочесть эту книгу самостоятельно, мне трудно судить.

Туве Янссон — детская, казалось бы, писательница, которая вполне может быть хороша для самостоятельного чтения лет в 9–10. «Мемуары папы Муми-тролля» — книга, которую можно с интересом читать еще и в 17–18 лет, не говоря уж о сорока с лишнем. С возрастом видишь в ней то, что не может увидеть ребенок в 6–7 лет.

Судя по тому, что моя 13-летняя дочь с восторгом читала «Гордость и предубеждение» Джейн Остин, полагаю, что этот роман может быть полноценно рекомендован.
Из Пушкина — и «Повести Белкина», и «Капитанская дочка» могут хорошо читаться в этом возрасте, но это, конечно, очень зависит от индивидуального вкуса ребенка к той или иной форме литературы. Кому-то нравится в 13 лет читать «Евгения Онегина», а кому-то и в 15 он кажется скучноватым. Я сам лет в 12–13 с увлечением прочел «Героя нашего времени» и многократно перечитывал, мой сын прочел его в 14, и для него это стало самой любимой книгой на тот момент.


Екатерина Марголис — художник, график, дизайнер, эссеист, переводчик. Автор идеи и оформитель книги И. Бродского «Баллада о маленьком Буксире» изд-ва «Розовый жираф»

Если говорить о книгах для детей так называемого «переходного возраста», то, соответственно, и литература в этот момент нравится переходная — кто-то остается еще, скорее, в детстве, а кто-то уже вовсю читает взрослую классику, а многие с равным восторгом совмещают Достоевского и Толкиена. Кроме того, мне кажется, есть такое явление, как омоложение литературы. То, что считалось в свое время взрослыми книгами, становится книгами для подростков. Т.е., книгами, которые если не прочесть вовремя, потом уже не произведут никакого впечатления. Так современники зачитывались Дюма и ждали новых глав, а теперь это сугубо подростковое чтение. То же, например, произошло и с «Мастером и Маргаритой» Булгакова. Это, конечно, происходит не со всеми книгами отнюдь, и очень интересно было бы пристальнее разобраться в этом явлении. В целом ведь дети, читатели, становятся инфантильнее, а вот с книгами почему-то происходит встречный процесс. Что ж до конкретных книг, то выбор у меня будет, наверное, девчачий. Я намеренно оставляю за кадром такие замечательные книжки как «Сердце» Де Амичиса , «Маленькую принцессу», «Нарнию», «Я умею прыгать через лужи» Алана Маршалла — их можно прочесть и раньше, хотя и лет в 9 тоже вполне. Но вот то, что на меня произвело огромное впечатление в возрасте с 9 по 12.

«Хижина дяди Тома» Бичер-Стоу — в 8–9 лет для меня стала прорывом экзистенциальным. Социально-исторический план был только фоном, а вот вопросы справедливости, свободы, правды и порядочности, христианские ценности и вообще «последние вопросы» остро зазвучали для меня именно с этой книги.

Весь Диккенс, кроме Пиквикского клуба, наверное. Для начала «Дэвид Копперфильд» и «Оливер Твист» . Диккенс замечательно балансирует между иронией и сентиментальностью. И не боится ни того, ни другого. Редкое качество, которому стоит поучиться и читателям, и писателям.

Из русской классики — «Капитанская дочка», «Маленькие трагедии», «Повести Белкина»… ну весь камерный Пушкин. Это хорошо читать вслух детям, даже большим.

«Дорога уходит в даль» Александры Бруштейн — это целый мир. Редкая девочка не отождествляет себя с главной героиней, растущей у читателя на глазах. Я очень рада, что эта книга не стареет. Моим дочкам она тоже очень понравилась.

«Джен Эйр» — важная книга для девочек на грани переходного возраста (кстати, тоже еще один пример этого «омоложения», о котором я говорила). При всей очевидной женскости такой литературы, это очень хороший роман, написанный по канонам большой литературы. Он дает очень правильный ориентир и в смысле литературном (жанр романа) и в смысле женского самоуважения. Мне кажется, это очень важно для девочек, особенно в нашей стране, где с этим большие проблемы.


Вся приключенческая литература. Жюль Верн, Вальтер Скотт, Майн Рид — это уже не девчачья литература, но мне страшно нравилась именно в этом возрасте. И конечно «Граф Монте-Кристо» — it's a must!

Михаил Яснов — российский поэт, переводчик и детский писатель

В издательстве «Самокат» стала выходить замечательная, на мой взгляд, серия «Родная речь», посвященная ленинградской подростковой прозе. Здесь уже вышли книги Валерия Попова, Сергея Вольфа, Вадима Фролова, Виктора Голявкина, Игоря Ефимова. Эти имена я и хотел бы озвучить и обратить на них внимание. Это наша живая классика, а главное — эти книги написаны тем языком, который, собственно, и порождает любовь к литературе.

Ольга Мяэотс — заведующая отделом детской литературы Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы имени Рудомино, переводчик со шведского языка, литературный критик

Мне кажется, в этом возрасте очень важны книги о героях. Такие, которые отвечали бы на вопрос —
делать жизнь с кого? Хорошо, если это реальные герои, но в моем детстве мы читали книги об индейцах, первооткрывателях, ученых. Была такой жанр беллетризованных (и даже романтизированных) биографий. Теперь этого почти нет. Но книжки эти еще можно найти в детских библиотеках. Сходите! Иначе детям остается выбор между менеджером или олигархом. Еще всегда актуальны приключения. Хотя нынешним подросткам бывает трудно читать Жюль Верна, Майн Рида или Дюма — слишком много описаний, длинных предложений и абзацев. Такие книги стоит, возможно, читать вслух в семье. Не устарели и Гайдар, и Рыбаков, и Фраерман.

Вообще в нынешнем чтении, по сравнению с чтением советских детей, как ни странно, меньше романтики. А она необходима!

Продолжение следует...


Ещё материалы этого проекта
Стихи для школьников
Ритм для детей — важнейшая составляющая жизни, все младенцы любят стихи, потешки, песенки.
25.02.2013
Не хочу в школу
Я видел директора в тапках!
Он тряс во дворе половик.
И был он совсем не директор,
А просто весёлый старик.
И мне захотелось смеяться,
До класса бежать своего:
«Ребята! Кончайте бояться!
Не надо бояться его!»
29.08.2013
На четвертом месяце беременности: современная литература для подростков
«Время всегда хорошее», «Типа смотри короче», «Я хочу в школу», «Гимназия №13», «Москвест» читают даже самые нечитающие дети...
29.03.2013
"Сила в Дисциплине! Сила в Единстве! Сила в Действии!"
Книга Тода Штрассера «Волна» маркирована возрастом 16 +, в ней действительно есть вещи, которые способны вызвать сильную эмоциональную реакцию у ребенка, например, данная в качестве приложения, довольно подробная хронология Холокоста. Но должны ли мы беречь детей от этой информац
17.12.2012