Попутного ветра

Попутного ветра

Поэзия Елены Ярышевской.
31.07
Теги материала: поэзия, чудетство

Мы едем на тракторе с Троллем

Огромным пустынным заснеженным полем
Мы едем на тракторе с маленьким Троллем:
 — Т-р-р-р!

На крыше задумчивый Ворон сидит,
А Тролль на сиденье протяжно храпит:
 — Х-р-р-р!

Вдруг трактор подпрыгнул, да как застучит,
Застонет, залязгает и зафырчит:
 — Ф-р-р-р!

И замер, бедняга… Похоже, застряли!
Мы с Троллем замерзли и дружно сказали:
 — Б-р-р-р!

Но маленький Тролль инструменты принес.
Он трактор чинил и мурлыкал под нос:
 — М-р-р-р!

Готово! Огромным заснеженным полем
Мы дальше отправились с маленьким Троллем:
 — Т-р-р-р!

На крыше задумчивый Ворон сидит,
А Тролль на сиденье протяжно храпит:
 — Х-р-р-р!

А если б я ехал без этого Тролля,
Стоял бы и мерз до сих пор среди поля!
 — Б-р-р-р!

Сковорода возмущается

На плите Сковорода
Возмущается:
 — Это что за ерунда
Получается!

Я же лучшая подружка
У бабушки!
Ловко жарю и блины,
И оладушки,

И котлет румяных
Целую дюжину
Приготовлю с удовольствием
к ужину.

Но ни разу за четыре
Годочка
Не досталось мне самой
Ни кусочка!!!

Дождик

Дождик с самого утра
Зарядил, как из ведра.
Видно, КТО-ТО, против правил,
В небе тучку продырявил.
Сквозь дырявый тучкин бок
Водяной бежит поток.

Дождик шел, хлестал и лился,
А к обеду прекратился.
С неба капать перестало,
Ярко солнце засияло.
Видно, КТО-ТО так промок,
Что заштопал тучкин бок.


Букин Иван и его чемодан

Летом отправился Букин Иван
В лагерь,
А с ним и большой чемодан.
Что в чемодане?
Все, что для Вани
Мама сложила туда:

Щетка и паста,
Маска и ласты,
Шорты, футболки,
Плавки, бейсболки,
Плеер и книжки -
То, что мальчишке
Там, на природе,
В дальнем походе
Нужно всегда.

Из летнего лагеря Букин Иван
Вернулся,
А с ним и его чемодан.
Что в чемодане?
Все, что сам Ваня
Смог кое-как затолкать:

Камни, ракушки,
Черствые плюшки,
Гнутая ложка,
Жвачки немножко,
Чья-то футболка,
Чья-то бейсболка,
Мыло чужое.

А остальное
Будем искать!

Тётя Инфекция

На улице слякоть, на улице холод.
Сегодня нежданно нагрянула в город
Гражданка солидной комплекции
По имени Тётя Инфекция.

Она целый день наносила визиты.
Подарками два саквояжа набиты.
Ведь в гости не хочется даме
Являться с пустыми руками.

Дарила Инфекция не шоколадки,
А кашель и насморк, чуть-чуть лихорадки,
Немного озноба и боль головную.
Ну, где ещё щедрость найдёте такую?

Никто тем подаркам, однако, не рад.
И Тётушку в дом приглашать не хотят.
Ей очень и очень обидно!
И как этим людям не стыдно!

Они себя с дамой ведут неприлично
И дверь перед ней закрывают обычно.
Приветлив с Инфекцией только Петров,
Который к диктанту опять не готов.

Лохматая Мечта

Есть у меня заветная
Лохматая Мечта.
Простая и конкретная —
От носа до хвоста.

Когда б одним счастливым днём
Сбылась моя Мечта,
То я бы больше ни о чём
И не мечтал тогда!

Меня встречал бы у дверей
Веселый звонкий лай.
И означал бы он: «Скорей
Со мною поиграй!»

Мечта бы мяч мне принесла,
Закинутый в кусты.
А я таскал бы со стола
Котлеты для Мечты,

Ей скармливал оладушки…
Не сбудется Мечта
Из-за ворчливой бабушки
И рыжего кота.

Кораблик

В море — страшный ураган!
Шторм! Почти цунами!
Что за храбрый капитан
Борется с волнАми?

Вспыхнул молний яркий свет.
Видишь капитана?
Ой! Его, похоже… нет!
Это очень странно.

Сам кораблик — рулевой!
Пену разбивает
И под грозный ветра вой
Песню распевает:

«У меня отличный план!
Отступать не стану!
Прямо через ураган
Двинусь к океану!

Не страшны мне дождь и гром!
Справлюсь я с болтанкой!
Лучше буду кораблём,
Чем консервной банкой!»

Попутного ветра!

По узкой тропинке иду налегке.
Увидеть хочу теплоход на реке!
И тут по пути нагоняю Букашку:
При ней чемоданчик, одета в тельняшку.

Букашка в тельняшке? Вот это дела!
И где она форму такую взяла?
Представить в тельняшке легко черепашку,
Тюленя, моржа, но совсем не Букашку!

Своё любопытство сдержать не могу:
 — Куда вы торопитесь?
 — К речке бегу!
И если сейчас не прибавлю я ход,
Тогда теплоход без меня уплывёт!

 — Не знал, что бывают матросы — букашки.
Впервые встречаю букашку в тельняшке!
 — Ну что вы! Мой дед, например, на реке
Всё лето на лодке провёл, в уголке!

А папа и брат в багаже капитана
Проплыли три моря и два океана!
Морские просторы зовут и меня!
И выбор такой одобряет родня!

Прервав разговор, заспешила Букашка.
Уже впереди замелькала тельняшка.
До речки осталось лишь полкилометра…
 — Счастливо, Букашка! Попутного ветра!

Огорчается Яга

Огорчается Яга:
 — Не найду ответа,
Где же правая нога —
Эта или эта?

Мой злодейский древний род
Не силён в науке.
Может, Леший разберёт
Эти ноги-руки?

Леший ноги осмотрел,
Проворчал: «Не знаю!
Всё, что я понять сумел, —
Эта — костяная!»

Хлеб для Снеговика

Белый повар прямо с неба
Сыплет снежную муку.
Из муки из этой хлеба
Напеку Снеговику.

Потому что Снеговик
К хлебу снежному привык!

Я большому караваю
Бок лопаткой подравняю,
И подброшу в печь дровишек —
Голубых прозрачных льдышек.

Все готово через миг.
Угощайся, Снеговик!

На урок!

 — Куда ты торопишься так, Катерок?
 — Боюсь опоздать на открытый урок!
Сегодня учитель, большой Теплоход,
В открытое море меня поведёт!

Сладкоёжки

В темноту дремучей чащи
Домик старенький таращит
Светлые окошки.

Весь покрытый паутиной,
На ноге стоит куриной,
А точней, на ножке.

Как давно, никто не знает,
В той избушке проживают
Славные старушки.

Никого не обижают,
А ватрушки обожают,
Пирожки и плюшки.

Целый день кипит работа:
Жарят, парят, варят что-то,
Скачут возле печки.

Пирожки с лесной малиной
И вареники с калиной
Стынут на крылечке.

Вот варенье из черники,
Земляники, ежевики,
Даже из морошки!

Загляну-ка я в избушку.
Вдруг и мне дадут ватрушку
Бабки-СЛАДКОЁЖКИ?!


Зима возвращается

Зима в феврале свой багаж собирала:
Метели, сугробы, пургу паковала.
Последним впихнула промозглый туман,
И к марту был сложен большой чемодан!

На север старушка катила без спешки:
Зевала и щёлкала льдинки-орешки,
Чуть-чуть почитала, немного вздремнула,
Зачем-то потом в чемодан заглянула:

 — Постойте! Забыла! Ужасный склероз!
Оставила в марте свой лучший мороз!
Пора, очевидно, к врачу обращаться.
Обидно! Придётся теперь возвращаться!


Страничка для взрослых

Около двух лет назад я познакомился со стихами Елены Ярышевской. А уже сегодня с удовольствием и радостью читаю ее первую книжку, вышедшую в серии «Настя и Никита», в приложении к журналу «Фома». Елена Ярышевская в этой книжке предстает поэтом талантливым и искушенным. А главное — фантазийным.

В нашей литературе сложились два основных метода писания детских стихов. Один — реалистический, веселый или грустный, рассказ о жизни ребенка, со всеми его радостями и бедами. Второй — сказочный: поэт сочиняет историю из жизни вещей, или животных, или выдуманных персонажей — создается некое подобие притчи.

Елена Ярышевская явно выбрала второй путь, весьма, отметим, нелегкий. Умудренный читатель детской поэзии, возможно, заметит чужие «хвостики», которые нет-нет да и проглядывают в ее стихах. Это понятно — и, мне кажется, не страшно. Зато как приятно наблюдать, как она строит свой стих и на что обращает внимание. Стихи Ярышевской превращаются в хорошо придуманную и хорошо написанную поэтическую игру. И это — отличное начало! Тем более что она умеет создать особое настроение — как, например, в стихотворении «Средство от бессонницы»:

Солнце усталое прячется в речке,
Ночь наступает, сгущается мрак…
Что-то не спится сегодня Овечке,
Сон не приходит к бедняге никак!

Но средство надежное есть у овечек.
Снова Овечка глаза закрывает:
«Раз, человечек,
Два, человечек,
Три, человечек…» —
И засыпает.

По-моему, свежо и замечательно!

Ещё материалы этого проекта
Шли по городу ботинки
Шли по городу ботинки.

Аккуратны — ни пылинки!

А шнурки плелись развязно —

Вот и выглядели грязно.
27.02.2014
Колыбельная для волчонка
Жил-был один Злой Дядя в очках. Очки от Дядиной злости всё время запотевали, так что ему частенько приходилось протирать их сухой тряпочкой. И ещё у него была борода, которую ему постоянно приходилось стричь, ведь, как известно, у злых людей она растёт очень быстро.
10.11.2010
Перевёрнутый бинокль
Смотрю в бинокль: всё вокруг
Так незнакомо стало вдруг,
Какой-то маленький диван,
А я — как великан!
30.09.2011
Другие дети
Марк Вейцман рассказывает в стихах о чувствах и малыша, и подростка — иногда трудно провести грань между этими, казалось бы, несовместимыми возрастами. Но поэт находит в малышовой душе зародыши взрослых ощущений, и это чрезвычайно важно — особенно сегодня.
02.04.2010