Вот так встреча!

Вот так встреча!

В чудетство с Михаилом Ясновым Поэзия Сергея Махотина Ведёрко, спиннинг, два весла. До вечера, бабуся! Со мною в лодке уплыла красавица Маруся.
11.08
Теги материала: чудетство

C петербургским поэтом и прозаиком Сергеем Махотиным я вижусь почти каждую неделю: мало того, что мы давние друзья и любим где-нибудь посидеть и почитать друг другу что-нибудь новенькое, — мы ещё и придумываем вместе какие-нибудь, как сейчас принято говорить, «проекты», а ещё часто встречаемся на радио, где Сергей Махотин работает редактором детских передач.


Сергей Анатольевич Махотин начал публиковаться в детских журналах и газетах с конца 70-х годов прошлого века, а затем он стал редактором — сначала в газете «Ленинские искры», потом в журнале «Костёр» и на петербургском радио… Cегодня он также редактирует замечательный — без преувеличения — журнал «Чиж и Ёж», который выходит при издательстве «Детгиз». Сергей Махотин постоянно общается с детьми. Я хорошо помню, что за его рабочим столом в редакции «Костра» вся стена от потолка до пола была увешана фотографиями. Это были персонажи стихов и рассказов Сергея Анатольевича.

Редко у кого сейчас встретишь такую интонацию в разговоре с маленькими собеседниками, которой обладает Махотин. Дело в том, что в жизни он способен увидеть сюжеты в тех характерных деталях, мимо которых многие проходят, не задумываясь, а в стихах — те внезапные звуковые сближения, которые мгновенно преобразуют действительность, делая её поэтической и одухотворённой.

Книги Сергея Махотина выстраиваются в особую «возрастную лестницу». Сначала книжки для совсем маленьких — «Здравствуй, день!» (1985) и «Старшая группа» (1988), книги для младших школьников — «Море в банке» (1985) и «Собака считает до одного» (1991), целая серия прозаических книг для подростков — повести «Юноша стройный на белом коне» (1991), «Крест Андрея Первозванного» (1993), «Сказание о сасунских богатырях» (1996), наконец, романы для юношества — «Марфа окаянная» (1997) и «Владигор и звезда Перуна» (1999). В новом столетии к этим книгам прибавились биографии, написанные для детей («Ушаков», «Глинка», «Бах»), примечательные «Прогулки по лесу» и «Прогулки по Москве», а главное — сказочные книжки «Заколдованные косички» и «Вирус ворчания»…

Из сравнительно новых стихов мне, например, очень нравится стихотворение «В лифте»:

Был Коля сегодня
Расстроен и зол:
Он в лифте застрял
И, заплакав, сел на пол
И всё перечитывал
Слово «козёл»,
Которое
Только что
Сам нацарапал.

Хотя стихи Махотина написаны, как правило, от первого лица и в них часто появляется какое-нибудь конкретное имя, в них узнаёт себя чуть ли не каждый ребенок. Вот и в этом стихотворении про лифт вместо «Коли» можно подставить и «Витя», и «Петя», и «Миша», и «Вася»… Ну а дальше — читайте сами!

Вот так встреча


Встречаясь, люди говорят:
И «Добрый день!»,
И «Как я рад!»,
И «Вот так встреча!»,
И «Привет!»,
И «Мы не виделись сто лет!»

Мы с Юркой вышли из ворот —
Он шагом,
Я — наоборот
Бегом, бегом, бегом, бегом!

И, обежав его кругом,
Ему я крикнул всё подряд:
И «Добрый день!»,
И «Как я рад!»,
И «Вот так встреча!»,
И «Привет!»,
И «Мы не виделись сто лет!»

Приметы

Бабах! Разбилась чашка!
Сосед вздыхает тяжко.
Его утешить норовят,
«Примета к счастью», — говорят.

Я тоже чай сегодня пил
И чашку чайную разбил,
Но говорит примета,
Что мне влетит за это.

У киноафиши

Мне друг рассказывал кино:
Там кто-то выпрыгнул в окно,
Но не убился,
Побежал,
И пистолетом угрожал,
Потом смеялся,
Дрался,
Пел,
Скакал,
Катался,
Плыл,
Летел,
Успел догнать,
Связать,
Огреть…

Я понял: надо посмотреть!

Настройщик


Сверив звук и струны натяженье,
Он сказал: «Ну, теперь ничего…»
Наша бабушка в знак уваженья
Пригласила обедать его.

Сел старик между папой и мамой,
На него любовалась семья,
Он горячим борщом со сметаной
Не накапал на скатерть, как я.

Он покачивал вилкой с биточком,
Словно вензель воздушный писал,
И отламывал хлеб по кусочкам,
А не просто горбушку кусал.

Из солонки он соль понемножку
Брал сухим серебристым ножом
И, фужер подымая за ножку,
Пил несладкую воду боржом,
Трогал губы салфеткой бумажной —
Я бы так ни за что не сумел.

Инструмент он настроил… неважно,
Но зато как красиво он ел!

Кепка

В лужу
Упала
Нечаянно
Кепка…

Мокрую кепку
Схватила прищепка
И на верёвке
Её подсушила,
Щётка
Почистить её
Поспешила.
К вечеру кепка
Как новая стала.

Мама — и та
Ничего не узнала.

Девятое марта

Я вскочил, убрал кровать,
Хоть и мог ещё поспать.

На будильник не ворчу,
А на кухне хлопочу.

Чаю маме подливаю,
Праздник маме продлеваю.

Плохая привычка

Крошил я горбушку,
И мама, вздыхая,
Сказала,
Что это
Привычка плохая.

Тогда из фанеры
Я сделал кормушку.
В неё докрошил я
Ржаную горбушку.

И стала хорошей
Плохая привычка.
Приятного вам аппетита,
Синичка!

Щенок


Щенок бежал, и уши у щенка
Так хлопали, мотались и взлетали,
Что сам щенок взлетел под облака!
С тех пор его мы больше не видали…

Пусть говорят: под колесо попал
Или украден ночью у колодца.
Не бойся за щенка,
Он не пропал,
Он улетел,
Конечно, он вернется.

Постригли

«Теперь за тебя нам не стыдно!» —
Смеясь, объявляет семья.
И всё же ужасно обидно,
Что я — стал немножко не я.

В тарелке любимые груши,
И солнечный день впереди,
Но в разные стороны уши
Торчат — хоть гулять не ходи!

В кого я такой?

Опять обо мне
Говорят без конца
Родные во время обеда:
— Сережа ужасно похож на отца!
— Да нет же, скорее — на деда…

Но вот я нечаянно
Двинул рукой.
Компот разливается лужей.
И мне говорят:
— Ну в кого ты такой?
В кого ты такой неуклюжий?!

Фотография


На фотографии — наша семья.
Вот он, мой папа,
Вот мама моя.

Рядом был дед,
Он картошку копал…
Странно, что он в объектив не попал.

Нет, у сестры
Ничего не случилось,
Просто она
Не совсем получилась.

Надо, пожалуй,
Опять переснять:
Я этот снимок устал объяснять!

Про муравья

Минут сорок пять
Я, наверно, друзья,
Глядел на трудящегося
Муравья.

Упорно хвоинку
Тащил он в жильё,
Влезал на травинку.
Спускался с неё.

Вдруг тяжкую ношу
Отбросил он прочь
И крикнул:
— Глазеешь?!
Нет, чтобы помочь!

Хорошие профессии

Мне паяльник нравится,
Чёрный, будто смоль.
Ах как быстро плавится
И пахнет канифоль!

А Вовке очень нравится,
Как в пальцах глина давится
И звери без конца
Вылепливаются.

Хорошо на свете
Что-нибудь уметь!
Хорошие профессии
Будем мы иметь!

И Вовка станет всюду
Ваять, ваять, ваять.
А я повсюду буду
Паять, паять, паять!

Пластилиновый пёс

Не сердись на меня,
Пластилиновый пес,
Получился кривым
Пластилиновый нос,
Пластилиновый хвостик
Висит, как шнурок,
И немного помят
Пластилиновый бок.

Я потом, может быть,
Тебя снова слеплю.
А сейчас я тебя
И такого люблю.

Маруся


Ведёрко, спиннинг, два весла.
До вечера, бабуся!
Со мною в лодке уплыла
Красавица Маруся.

Залив был ярко-голубой
И клёв такой удачный!
У местных кошек хвост трубой,
А у Маруси — мачтой!

Счастливо!

Мама и папа
Рано уходят,
Брат меня за руку
В садик отводит.
Он по дороге
Со мной поиграет,
Мне, если надо,
Рубашку поправит,
Скажет: «Счастливо!» —
И в школу помчится —
В школу,
Где скоро
Я буду учиться!


Ещё материалы этого проекта
Всё дело в запятой
Дождик только что родился,
Он ходьбе не научился.
Ножки с облака спускает,
Неуверенно встаёт,
Огородники вздыхают:
«Ну когда же дождь пойдёт?»
24.02.2011
Когда я была маленькая
− Меня пчела укусила… Очень больно.
− А меня собака укусила. За руку. Когда я к её миске подошла…
− А меня в прошлом году − змея… Ужас!
− А меня − крокодил. Когда я его огурцом кормила.
03.03.2013
Хороша песочница — уходить не хочется!
Жара.
Все взрослые в поту,
А у меня
Сугроб во рту.
22.06.2012
Бутерброд наоборот
Почти в каждом стихотворении Петра Синявского то рифма какая-то удивительная появится, то необычное звукоподобие, то невиданное словечко: например, совсем непонятное «егороданилашен»… Что за Егор? Что за Данила?
02.07.2011