Библейский детектив

Библейский детектив

История Иосифа Прекрасного -- это библейский детектив, полный захватывающих событий и неожиданных поворотов.
26.02
Теги материала: воспитание, искусство

История Иосифа Прекрасного отличается динамикой, в целом не характерной для Ветхого Завета; это библейский детектив, полный захватывающих событий и неожиданных поворотов. Не удивительно, что во все времена художники с радостью обращались к сюжетам из жизни Иосифа, которые позволяли внести эмоциональное разнообразие в жанр академической картины.

Иосиф, как известно, был сыном Иакова и Рахили, любимой жены патриарха. В сущности, жизнь Иакова тоже была полна неожиданных приключений — полученное обманом первородство, случайная женитьба на Лие вместо долгожданной Рахили, двенадцать сыновей, которые не давали патриарху спокойной жизни даже на старости лет.

Очевидно, что к вопросам первородства Иаков относился легко. И его сыновья понимали, что явное предпочтение Иосифа старшим братьям свидетельствовало о том, что пристрастный отец без труда мог перешагнуть древние родовые законы. Перепуганные родственники задумали убить Иосифа, но потом все же продали бедолагу каким-то странствующим перекупщикам. Отцу показали одежду, перепачканную кровью козленка, и сообщили, что его любимца съели дикие звери. Эти прискорбные моменты библейской истории прекрасно отражены в европейской живописи — например, в росписях немецкого мастера Фридриха Овербека, исполненных для Каза Бартольди в Риме, или в мозаиках баптистерия во Флоренции.

Впоследствии, как известно, судьба занесла Иосифа в Египет, в дом вельможи Потифара. Активный юноша чрезвычайно легко начал восхождение по карьерной лестницы, но тут его ждало несчастье — похотливая супруга хозяина. В один прекрасный вечер Иосифу пришлось спасаться бегством от разохотившейся матроны, в ее цепких руках остался обрывок его плаща. Правда, полотно Гвидо Рени, которое экспонируется в залах Пушкинского музея, едва ли отражает всю мощь этой любовной интриги — у академической живописи всегда были свои нерушимые законы.

Ложно обвиненный в посягательстве на хозяйскую честь Иосиф был брошен в темницу, где обнаружил редкую способность к толкованию снов. Разбирая сновидения своих коллег, виночерпия и хлебодара, обвиненных в покушении на жизнь фараона, он предсказал, что виночерпий будет оправдан и через три дня выйдет на свободу, а хлебодар, наоборот, казнен. Работая над этим сюжетом, русский художник Александр Иванов использовал одного натурщика для обоих подозреваемых — художника интересовало, как изменяется выражение лица под действием разных эмоций.

Наконец, Иосиф сумел расшифровать сон самого фараона, которому привиделись семь тощих коров, пожирающих своих раскормленных соплеменниц. Иосиф предсказал, что после семи лет благоденствия мир ждут семь лет страшного голода, к которому есть время подготовиться. Обрадованный фараон немедленно «поставил Иосифа над всей землей Египетской». С тех пор, если верить Лоуренсу Альма-Тадеме, Иосифу жилось не так уж и плохо.

Но самым ярким сюжетом в истории Иосифа считается момент его воссоединения с братьями. Сыновья Иакова, пришедшие в Египет искать спасения от голода, не узнали в роскошном вельможе своего брата, который сначала обошелся с ними очень сурово. Правда, затем он переселил весь свой род в Египет и продолжал помогать братьям даже после смерти отца.

Самую трогательную сцену встречи Иосифа с братьями изобразил Овербек, а самую эмоциональную версию, исполненную Александром Ивановым, можно увидеть в залах Третьяковской галереи. 


Ещё материалы этого проекта
Царь Давид в искусстве Ренессанса
Царь Давид сыграл важную роль не только в истории Израиля, но и в изобразительном искусстве христианской Европы. Его звездный час пробил в эпоху Возрождения: головокружительная карьера младшего отпрыска в семье, сложившаяся исключительно благодаря многочисленным достоинствам и выдающимся личным качествам, вполне соответствовала гуманистическим идеалам Ренессанса.
31.01.2013
Музыкальные истории
Все музыкальные инструменты должны слушаться главного человека – дирижера. Только тогда у них, таких разных, получится одно общее чудо.
29.08.2008
Прочное и хрупкое
Тарелка стоит на самом краю, полуочищенная шкурка лимона свисает, миска с оливками еле-еле удерживается на столе. А другие вещи кажутся очень прочными: сам грубый деревянный стол, стакан с вином, солонка. В других натюрмортах того времени тоже есть этот баланс между устойчивостью и нестабильностью, прочностью и хрупкостью.
22.11.2009
Укротители змей, бодрые овечки и человек на верблюде
Искусство XIX века доступно даже малышам. Сюжеты здесь простые и занимательные: ужин марокканских укротителей змей, страшный дядька, бреющий голову в восточной цирюльне, человек на верблюде, задумчиво созерцающий вечерний Нил, дети, выбегающие из школы, свадьба молодых французов.
01.01.1970