На суде

На суде

Макс Вайнрайх. История о злой букве. Пер. с идиша Анны Сорокиной Кто обидел мальчика Габи? Наказать злодея!
23.09
Теги материала: буквы, сказка

Продолжение. Начало здесь.


Цадик указал на Бейс, окружённого охраной.
— Разве ТАКОЕ допустимо?
— Нет, нет! — зашумели буквы.
— Обвиняемый! Что вы можете сказать в свою защиту?
— Невиновен!
— Вы все слышали, что кричал Габи?
— Все.
— Теперь пусть выступит адвокат. Вам слово, реб Алеф.

Все замерли, желая услышать, что же скажет адвокат в защиту злодея.

Реб Алеф вышел из своего угла и расположился возле председателя Цадика. Голову адвоката украшала закруглённая шляпа, на левой ноге красовалась калоша, а сам он был завёрнут в большой шарф, словно у реба Алефа болел живот.

Одет он был очень странно, а манера говорить была ещё страннее. В своей речи реб Алеф старался употреблять слова, которые начинались на букву «А».

- Абсолютно антигуманно — атаковать такого ангела! Абсурдный акт арестанта архиужасен и алогичен! Аднако… — Оратор забыл, что слово «однако» надо писать с буквы «О». И у него совсем закончились слова на «А»: — Может быть, обвиняемый невиновен? Может, кто-то другой напал на Габи?

Если бы адвокат говорил как человек, он бы сказал буквам, что лучше спросить у самого Габи, кто на него напал. Но адвокат не сказал этого. Он так разгорячился, что стал снимать всё, во что был одет, — шляпу, шарф, калошу — и остался гладким и тощим.

Его речь не произвела впечатления на публику — буквы даже смеялись.

Председательствующий пригласил эксперта. Экспертом был реб Ламед, большой ученый. Дни напролёт он работал, уткнувшись в книги. Сейчас он вышел из своего угла, высокий, с длинной, как у жирафа, шеей, словно говоря: «Кто из вас сравнится со мной? Кто я и кто вы?»

Председатель подозвал букву Хес, велел ей склониться и стать скамеечкой для уважаемого эксперта. Затем обратился к учёному:

 — Уважаемый реб Ламед, простите великодушно, но возможно ли, чтобы он, — председатель указал пальцем на обвиняемого, окружённого солдатами, — возможно ли, чтобы он был невиновен?
Реб Ламед поднялся, качнулся назад, снова выпрямился и сказал:
— Господин мой Цадик! Это совершенно невозможно. Все ведь слышали, что кричал Габи.
— Был ли это бейс из какой-то другой книги?
— Нет, этого не может быть. Вы все здесь учёные, все имеете дело с книгами. Вы знаете, что другие буковки бейс в нашей семье — малюсенькие, худенькие. Разве они могли напасть на такого большого парня? 12 февраля ему уже исполнилось 7 лет! К тому же он мог бы позвать на помощь своего старшего брата Элика. А тот Бейс, которого арестовали, совсем другой — огромный, с колючей гривой! И вот ещё что. Когда пришли арестовывать Бейс, он лежал не на своем месте!

Реб Ламед собирался выступать ещё долго, но вдруг очень устал. Ещё бы, тяжело ведь стоять на одной-единственной ноге! И он быстро закончил свою речь:
— Это точно он!

Цадик поблагодарил Ламеда за мудрые речи и затем обратился к буквам:
— Дорогие буквы, братья и сёстры! Со времён сотворения мира не бывало такого злодейства. Мы, буквы, далеки от греха, мухи не обидим, поэтому нас все любят и пускают даже к маленьким детям. Но если мир узнает, что один из нас обидел ребёнка, а мы промолчали, люди перестанут доверять буквам! Можем ли мы допустить такое?!
— Нет! — прогремела тысячеголовая толпа на площади.


Может быть, голов было даже больше тысячи, ведь у некоторых букв по две головы, а у одной — целых три! Угадали, у какой?

— Правильно! — продолжал Цадик. — Мы должны проучить этого наглеца! Чтобы он и думать не смел нападать на детей! А теперь, — подытожил Цадик, — вы должны сами решить, как именно мы накажем злодея.
На минуту воцарилось молчание.

И вот из толпы вышла буква Тав, самая последняя буква в алфавите.
— Выгнать его! И дело с концом!
— Выгнать! Выгнать! — поддержали его все. — Он нам не нужен!

И буквы прогнали Бейс из детской в переднюю, оттуда — на лестницу, с лестницы — на улицу, с улицы — в город. Из города — в пригород, оттуда — в лес, а из леса — в тёмную пещеру.

Продолжение следует

Ещё материалы этого проекта
Зимние чудеса
Есть старая хасидская поговорка: «Тьму не разгоняют палками». Тогда чем же? Ответ на этот вопрос кажется таким простым. Но что делать, если это не обыкновенная темнота, а страх и отчаяние, рабство и унижение, от которых на душе становится темно, как ночью?
19.12.2011
Еврейская книжная полка
Приключения, любовные романы, фантастика, философские труды – чего только не найдёшь на книжных полках в еврейском доме. Если это религиозная семья, соблюдающая традиции, среди разноцветных корешков встретятся и строгие переплёты с причудливыми золотыми буквами.
22.06.2009
Скрижали завета
Мы, конечно, знаем, что на горе Синай Всевышний даровал нам законы и главные десять заповедей были записаны на двух каменных табличках. Но часто, когда нам задают вопрос о десяти заповедях, мы ничего не можем сказать, кроме «не убей» и «не укради». Давайте вспомним, что же там было ещё.
26.07.2010
Волшебное слово "спасибо"
Всё так же блестит роса на траве, загадочно мерцают звёзды. Первый человек Адам мог легко поблагодарить Бога за эти дары. Для этого ему было достаточно просто громко сказать: спасибо Тебе! И Всевышний слышал эти слова.
17.06.2009