Сейчас я рисую для себя

Сейчас я рисую для себя

В прошлом году художник-мультипликатор Леонид Аронович Шварцман отпраздновал своё девяностолетие.
20.06

 В прошлом году художник-мультипликатор Леонид Аронович Шварцман отпраздновал своё девяностолетие. Он — классик советской анимации, нарисовавший Чебурашку и Снежную Королеву, Попугая, Слонёнка и котёнка по имени Гав. А ещё — кукол из мультфильма «Варежка». Помните, про девочку и шерстяную собаку?


Сам художник говорит, что персонажи этого мультфильма нравятся ему больше всего. «Варежка» получила несколько наград, была отмечена на двух международных фестивалях: во Франции и в Испании. Вообще у Леонида Шварцмана множество призов, самый почётный из которых — «Голливуд — детям».

В Галерее на Солянке недавно прошла выставка под названием «Шварцман, который нарисовал Чебурашку». В нескольких залах экспонировались рисунки, раскадровки, чертежи и целлулоиды из мультфильмов Шварцмана. Был выставлен и самый первый Чебурашка, в ящике с апельсинами. Он совсем младенец, правда, нос у него облупился, потёрся от времени. А ещё — кукла художника из мультфильма «Шма Исраэль! Иудейская молитва». Сам Шварцман не принимал участия в создании этого мультфильма, а вот куклу делали с него.

Букник-младший решил расспросить Леонида Ароновича о том, как он стал не только мультипликатором, но и героем мультфильма.

Букник-младший: Леонид Аронович, в детстве Вы знали, что станете художником?
Леонид Шварцман: Конечно, не знал. Я рисовал, как все дети. Потом в Минске — я родом из этого города — открылась художественная студия, я стал туда ходить. Хотел поступать в Ленинградскую академию художеств, но меня не приняли, и я пошёл на подготовительные курсы. Однако война смешала все карты. После её окончания я поступил на художественный факультет ВГИКа и с третьего курса уже работал на киностудии «Союзмультфильм».

БМ: И до начала двадцать первого века?
ЛШ: На «Союзмультфильме» я с 1948 года — моей первой картиной стал фильм «Федя Зайцев» — и до 2002 года. Так что успел поработать и в новом тысячелетии тоже. Я прожил большую жизнь, ведь родился в 1920-м. Сейчас я рисую для себя.

БМ: Вам нравится анимация двадцать первого века?
ЛШ: Компьютер — это железка, бездушная вещь. Железка творить не может. Хотя всё зависит от того, в чьих руках компьютер оказался. Анимация века двадцатого нравится мне значительно больше. Тогда были большие традиции, большие мастера. И мне приятно, что выставка на Солянке перенесла зрителей во времена их детства. В этом есть элемент волшебства.

БМ: Для Вашей выставки была напечатана большая книга «Классик по имени Лёля в стране Мультипликации». Там я прочитала, что Вы отобрали всего 14 работ и не хотели давать больше. Так и было?
ЛШ: Конечно, я отбирал. Не всё хотел давать. Но под давлением окружающих пришлось дать больше. Альбом получился очень хороший, конечно, два года труда целого коллектива. Инициатором этой выставки и альбома была Катя Левичева.

БМ: Вам понравилось название выставки «Шварцман, который нарисовал Чебурашку»?
ЛШ: Название точное и броское. Сейчас идёт много разговоров про Чебурашку. Очень хорошо, что так написали, потому что действительно Чебурашку рисовал я.

БМ: Как получилось, что Вы стали героем мультфильма «Шма Исраэль»?
ЛШ: Дело в том, что я сам художник и еврей, поэтому создатели фильма — режиссёр Станислав Соколов и художник Елена Ливанова — и сделали куклу, очень похожую на меня. И специально одели её так, как я когда-то одевался. Мне это было приятно.

Ещё материалы этого проекта
Комикс вместо учебника
Графический роман нидерландского художника Эрика Хёвела «Поиск» — еще одно семейное расследование о Холокосте, и по нему в нескольких европейских странах дети вполне успешно учат историю. Вчера в Москве на ярмарке non/fiction прошел посвященный «Поиску» семинар для детей. Егор Осипов узнал, что это за комикс и как с ним можно учить.
29.11.2013
Ребенку нужны оба родителя — и в жизни, и в литературе
Мои книги основаны на реальных событиях. Во время Второй мировой войны Швеция приняла 500 еврейских детей, поэтому прежде чем начать работать с этим текстом, я встретилась с людьми, которые прошли через все это, читала их дневники и воспоминания. Таким образом, эта книга — обобщение вполне реального опыта.
13.12.2011
Серж Блок: «Я не специалист по ненависти»
Серж Блок — о серьезных и несерьезных книгах, о войне и Холокосте и о том, с какого возраста эти темы стоит обсуждать с ребенком.
17.12.2013
Одиночество, скрашенное крокодилом
Детские писательницы — они какие? Правильный ответ — разные. Но что-то же должно их объединять, кроме клейма «детского автора». Теперь, когда я поговорила с Мариасун Ландой, мне кажется, что вот такие, очень честные и добрые — это самые правильные детские писатели и есть.
22.07.2011