Пороть бесполезно!

Пороть бесполезно!

Иван Засурский: «Наказать Мишу решили изощрённо».
25.04
Теги материала: хулиганы
Иван Засурский, журналист, преподаватель, заведующий кафедры новых медиа на факультете журналистики МГУ 

К нам пришла новая учительница литературы и как-то она предложила: «Дети, давайте напишем сочинение на тему, добрые ли мы»

И класс начал писать.

А мой приятель Миша Ознобкин на урок опоздал. Учительница хорошая, понимающая,  всегда пускала опоздавших, а Миша малохольный немного был, но чудесный; и он вечно просыпал. Вот он вошёл, сел, узнал, «чо пишем», и включился в работу.

В итоге написал большое сочинение на тему «Добрые лимы» — он решил, что это рыбы! Эти его лимы были величиной с дельфинов и спасали детей! 

Его с родителями вызвали на педсовет, чтобы поставить вопрос ребром:

— Зачем ты, Ознобкин, издеваешься над учителем?!
А он искренне написал, он просто не расслышал название темы и пытался теперь им это объяснить.

Наказать Мишу решили очень изощрённо: к следующему пионерскому собранию он должен был подготовить доклад, что-то типа «Мои мысли о состоявшемся съезде партии».

— Ты уверен, что их интересуют твои мысли по этому поводу?! — недоумённо переспросила мама вечером, прекрасно понимая объём размышлений о партийных блоках программы «Время» в голове сына. И папа, и мама у Миши были комсомольскими вожаками со стажем.

— Да.

На следующем собрании он деловито выходит на сцену актового зала и рассказывает, что думает о политике партии. Классная руководительница, сверкая глазами: «Ну всё, конец тебе, Ознобкин!» — сгоняет его со сцены, выставляет из зала и требует, чтобы он ждал за дверью бокового входа до конца собрания. Вместе с ним вышел мой друг Миша Шенброт, он был кем-то по пионерской части, вроде как ответственное лицо. Он же рассказал мне продолжение истории.

Напротив дверей актового зала поднимались лестницы на пятый этаж, и за ними тоже дверь. Из-под неё на лестницу торчала доска. Ну, и пацаны, чтоб не скучно ждать было, стали прыгать на ней. В какой-то момент дверь соскочила с петель и понеслась по лестнице, подминая под себя Ознобкина на доске, а после громыхнулась вместе с ним по двери актового зала.
Ещё материалы этого проекта
«Ай-ай-ай, Марь Иванна, мы стесняемся!!!»
Несколько довольно невинных историй от Дениса Драгунского про «сухенькое», курилку в школьной уборной и белых голубей, которыми он с друзьями однажды усыпал весь двор.
05.10.2012
Дорогие дети
Конец войны или около того. Поля и часть лесов местами заминированы, местами — в воронках, сапёры обезвреживают территорию и уходят дальше. Следом убирают жители из близлежащих деревень. И мой дядя с другом, обоим по двенадцать-тринадцать лет.
18.10.2012
Можно сочувствовать
Молчанов подкидывал дохлую крысу кому-то в портфель, ставил вёдра с водой на проходе, воровал ручки из пеналов и выкидывал их. Он всем стал поперёк горла, когда, наконец, добрался до меня.
25.07.2013
Сладость пакости
Во-первых, она нас простила и никогда об инциденте не вспоминала, а во-вторых, вместо чтения нудных, унизительных нотаций она просто сказала: «Девочки, ведь мы с вами дружим. С друзьями так не поступают».
01.03.2013