А то не вырастешь!

А то не вырастешь!

Кулинарная память нашего детства
3.06
Теги материала: воспитание
Александра Довлатова-Мечик

Это точно было в выпускной группе: у нас были такие столы, как парты, с выдвижными ящиками (а в младших группах были обыкновенные, без ящиков), где хранились какие-то прописи и карандаши. Ели мы за этими же столами.

В обед всегда давали три куска хлеба: два — черного, один — белого. Булку я любила, черный хлеб терпеть не могла. Но съесть надо было все, обязательно. Тем, кто есть не хотел, немедленно напоминали про сто двадцать пять блокадных грамм и умирающих от голода детей Никарагуа. «А ты — сволочь — жрать отказываешься», — грозно сводила брови нянечка. Прошло 32 года, но я помню ее имя: Ирина Геннадьевна.

Хлеб я, в общем, не ела, а просто складывала черные кусочки в дальний угол своего ящика с тетрадками — причем это продолжалось несколько месяцев (убирала Ирина Геннадьевна, очевидно, неважно).

Но однажды это случилось.

Я пришла утром в группу, а у моего стола стоит Ирина Геннадьевна и держит в руках какой-то мешочек, заполненный засохшим хлебом. Что она говорила, я не помню. Хорошо помню, что было дальше: все ушли на прогулку, а я стояла у стены в туалете (!!!) и, молча давясь слезами, грызла свои сухари. Из туалета меня не выпустили, пока я не съела все.

Надо сказать, сейчас в этой истории меня больше всего ужасают не манеры Ирины Геннадьевны (хотя случись что-нибудь подобное с моими детьми сегодня — от учебного заведения камня на камне не останется) и даже не то, как эта сволочь была уверена в своей безнаказанности, а то, что я ничего не рассказала родителям! Ни в тот день, ни на следующий, ни даже в школе. Хотя меня, в общем-то, дома всегда, всегда поддерживали.

Варвара Хайтина

Я помню, кто-то рассказывал, что у них в саду многие дети ненавидели сливочное масло и воспитатели не мазали его на хлеб каждому, а тупо кидали в кофе или какао, и оно там плавало такой пленкой с комком посередине. Ну и заставляли это пить, хотя, казалось, бы бутер как-то проще сожрать, чем какао с маслом выпить.

У нас в группе была девочка ангелической красоты по имени Наташа, которая очень тихо и крупнослезно плакала с 8 утра до 5 вечера, пока ее не забирала бабушка. То есть вот она сидела и весь день молча роняла слезы. В том числе в еду. Она вообще ничего не ела (не говорила и не играла), а только капала в суп слезами. Ну и ее, конечно, заставляли все это съедать с комментариями, что вот, типа, посолила по вкусу, теперь ешь.

В начальной школе (87–89 годы всякого дефицита и вообще) давали в столовке котлеты в зеленой слизи, такие сильно перченные, чтобы отбить запашок. И мы делали катапульты (кусок хлеба, а на него ложку) и метали эти котлеты в потолок, к которому они, благодаря зеленой слизи, отлично липли и висели там довольно долго, пока не валились кому-то на голову или в тарелку с супом.

Соня Янсон

Самым мерзким, что мне пришлось откушать в детстве, был суп со стручковой фасолью. На обеде в детском саду. Как только я увидела эту гадость, плавающую в тарелке, тошнотворный ком тут же подступил к горлу. Я сказала, что есть не буду.

 Ешь, это вкусно,  уговаривала няня. Я сопротивлялась.  Ешь, иначе не выйдешь из-за стола,  не отступалась она. Потом повысила голос:  Ешь, я тебе говорю, а то твой папа не заберёт тебя из садика! — Я держалась из последних сил. — Ешь!

Почему всегда нужно насаждать свою правоту? Ведь ничего страшного не произошло, кабы я отправилась спать, пообедав только вторым или компотом. Но она продолжала орать.

Съела я это гадкое блюдо. Всё. Последствия обеда я постаралась расплескать на протяжении всего своего пути из-за стола в туалет. И, ополоснув зубы после, добравшись до кровати, помню, гордая заснула налегке.

Ася Вайсман

В детстве я знала, что есть невозможные вещи. Например, невозможно съесть блюдо под названием «запеканка творожная». Даже один кусочек. Даже если я навсегда останусь такой же маленькой, худой и бледной. Даже если вы расскажете дедушке. Даже если вы не выпустите меня из-за стола. Блюду под названием «запеканка творожная» не место в человеческом организме!

Топ страшных блюд детства:

- гречневая каша с молоком,
запеканка из вермишели,
манная каша с комочками,
рассольник с перловой крупой,
напиток из цикория;

- гороховая каша,
котлета в сухарях;

- молочный суп с рисом,
манный мусс в хлебном киселе,
порезанные сосиски в жутком белом соусе,
рассольник,
капустные котлеты;

- молочная лапша,
фруктовый суп,
кисель,
какао;

- творожная запеканка,
творог,
кисель,
желе,
рассольник,
борщ,
щи,
винегрет;


Вячеслав Полунев

У меня были рыжие, как у таракана, брови. Бабушка, скармливая мне подгорелые корочки, приговаривала: «От них бровки и почернеют».

Валерий Козлов

Когда бабушка уговаривала пить молоко с маслом или есть кашу, где сверху кусок масла растаял в лужицу, она говорила, что «масло — кишочки смазывает».

Марина Багаева

У мамы моей подруги есть фотография ее группы в детском саду. На фото все дети как один побриты наголо, но у девочек – банты. Оказалось, что побрили всех в рамках борьбы с эпидемией, кажется, тифа. А через несколько дней надо было делать групповой снимок. И чтобы фотография вышла жизнерадостнее, а девочек можно было отличить от мальчиков, нянечка приклеила на бритые девичьи макушки банты манной кашей. Судя по фото, детсадовская манная каша – лидер в мире клейстеров.


Ещё материалы этого проекта
«Глагол “читать” не терпит повелительного наклонения»
Во всех своих книгах Пеннак с лёгкостью смотрит на мир чужими глазами: собаки, наивной девушки, умирающей от рака, гениального сыщика, да кого угодно! Здесь автор превращается в подростка, не желающего читать.
15.01.2010
«И вот — близнецы!»
Вы знаете, почему Иаков держал Исава за пятку?
Он пытался ничего не упустить. Конкуренция и сотрудничество начинается у двойняшек ещё в материнской утробе, и этот процесс совсем не выглядит гармоничным.
18.12.2009
Моя мама – гот
Заполняю профиль на готском форуме. Кто вы? Ну, кто-кто, ясно дело, гот. Какой именно гот? А что, они разные?! Яндекс – найдется все: гламургот, херагот, гот-флудер, кибергот, офис-гот, фетиш-гот, антикварные готы, андрогинные готы, а также Mopey и Perky...
Выбрала херагота. Что бы это ни значило.
Перехожу на второй уровень.
02.04.2009
Французский Цирюльник
Нет незаживающих ран. Что бы ни довелось пережить человеку, будь то увечье, насилие, геноцид, он способен вернуть себе умение радоваться жизни и даже стать лучше, чем прежде. Это и есть подлинная защита — а не семейный кокон или успешная карьера.
06.09.2011