«Глагол “читать” не терпит повелительного наклонения»

«Глагол “читать” не терпит повелительного наклонения»

Даниэль Пеннак. Как роман Самокат, 2009. Пер. Натальи Шаховской Пеннак рассказывает, как сумел превратить своих «не склонных к литературе» учеников — сложных подростков из неблагополучных семей — в заядлых читателей.
15.01
Теги материала: книги, проза, рецензии

Издательство детской книги «Самокат» открывает новую серию для родителей. В ближайшее время оно планирует выпустить «Грамматику фантазии» Джанни Родари и «Понять ребёнка» Екатерины Мурашовой. А первой книгой новой серии стал «Как роман» Даниэля Пеннака. В этой книге с нами говорит талантливейший школьный учитель, много лет проработавший с детьми, отстающими в развитии.


Даниэль Пеннак родился в Марокко, в семье военного. Детство и юность провёл во французских гарнизонах в Африке и Азии, потом учился в Ницце. Занимался странными вещами: был резчиком по дереву, таксистом в Париже, художником-иллюстратором. И, наконец, стал учителем литературы и писателем.

В своих самых известных книгах, «Саге о Малоссенах», Пеннак прославил Бельвиль — район арабской бедноты, с его восточными забегаловками, никчёмными полицейскими и отчасти симпатичными новыми аборигенами. С 1984 года вышло семь книг саги, написанных в жанре иронического детектива. Главные герои здесь — странное многодетное семейство с вечно отсутствующей матерью и старшим сыном, «козлом отпущения», который взял на себя заботу о своих, а также чужих братьях и сестрах.

Даниэль Пеннак написал несколько книг для детей. На русский переведена серия про Камо и ещё две книги – «Глаз волка» и «Собака Пёс». «Как роман» — это тоже книга о детях и для детей, хотя по форме это нечто вроде педагогического эссе.


Пеннак рассказывает, как сумел превратить своих «не склонных к литературе» учеников — сложных подростков из неблагополучных семей — в заядлых читателей. Он пишет: «Если, как то и дело говорится, мой сын, моя дочь, молодёжь не любят читать, не надо винить в этом ни телевизор, ни современность, ни школу». Но кто же тогда виноват? Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо встать на сторону ребёнка. Во всех своих книгах Пеннак с лёгкостью смотрит на мир чужими глазами: собаки, наивной девушки, умирающей от рака, гениального сыщика, да кого угодно! Здесь автор превращается в подростка, не желающего читать.

Предваряют книгу его слова: «Убедительная просьба (умоляю!) не использовать эти страницы как орудие педагогической пытки». Но Пеннак не только защищает детей от насилия, он также разбирает, как и отчего ребёнок, который ещё недавно так выпрашивал, чтобы ему почитали, так ждал этого, теперь смотрит на книгу с отвращением.

…Само собой разумеется, они не любят читать. Слишком много слов в книгах. Страниц тоже. И вообще, слишком много книг.
Нет, читать они решительно не любят. Тому свидетельство лес поднятых рук в ответ на вопрос учителя:
— Кто из вас не любит читать?
В этом квазиединодушии даже чувствуется некоторый вызов. Кое-кто рук не поднял (в том числе Сицилийская вдова), но это знак подчеркнутого безразличия к вопросу.
— Ну и хорошо, — говорит учитель, — раз вы не любите читать… я сам буду читать вам всякие книги.

Пеннак рассказывает, как снова вернуть любовь к чтению. Он не ограничивается теорией, а помогает нам вновь войти в это прекрасное состояние слияния с книгой. Читая, как-то забываешь, что перед нами рассуждения учителя. Вместо унылого педагогического морализаторства  — захватывающий роман, роман с книгой.

Ещё материалы этого проекта
Исповедь мамы первоклассника
Провинциалы, обречённые до последнего вздоха покорять этот чертов город. У нас нет бабушек в Потаповском, никто не покупал нам с пенсии леденцы в «Елисеевском». Мы идём вперед, сметая всё по пути. Каждая преграда – экзамен, за который обязательно нужно получить «отлично». Сочиняя историю нового рода, мы выбираем школу для ребёнка, как Веллингтон своё Ватерлоо.
23.01.2009
Как хвалить детей?
Чего хотят наши дети, когда показывают нам свои работы: аппликации, вымытую посуду, контрольную по математике или сказки собственного сочинения? Они хотят получить нашу поддержку и положительные эмоции, но ещё им важно, чтобы им не врали и говорили с ними на равных.
07.09.2010
Особые книжки про особых детей
Во многих странах тема особого ребенка, его взаимоотношений с окружающим миром вошла в художественную литературу довольно давно. 5 сентября в Москве пройдет круглый стол «Книги про «особых детей»: социальный заказ или нравственная необходимость?»
28.08.2008
Друг семьи с двойным дном
Педагогика, семейные ценности, гиперопека и «кузькина мать», баловство, почемучки и умники, сластолюбцы, бездельники, юные пьяницы и все, кого обсмеивал «Крокодил», — в ностальгической подборке «Букника-младшего».
03.02.2014