Нужны ли детям стр-р-рашные сказки?

Нужны ли детям стр-р-рашные сказки?

А нужно ли вообще маленьким детям переживать страх?
19.11
Теги материала: воспитание, сказка

А вдруг он испугается?


В популярной психологической литературе сегодня частенько предлагается не пугать маленьких и читать им только радостные и позитивные стихи и рассказы. Мол, после страшных сказок у детей появятся фобии и расстройство нервной системы — ведь известно, что у малышей сильно развито воображение и они могут невесть что нафантазировать.

А нужно ли вообще маленьким детям переживать страх? Нельзя ли как-нибудь без него обойтись и сделать так, чтобы ребёнок только радовался и веселился?

Отвечая на этот вопрос, обратимся к детскому фольклору. Каждый взрослый слышал в детстве про Чёрную руку и Зелёное пианино. А вспомните поиск сокровищ в пещере, нападения страшных пиратов, сражения со злыми великанами. Если детям так вредны все эти кошмары, зачем же они сами выдумывают столь кровавые истории?

Очевидно, страх — вполне естественная эмоция, и все дети ощущают её будоражащий привкус.

Мышка бежала, хвостиком махнула

Ребёнок окружён страхами с самого рождения. Всё вокруг непонятно, и это пугает. И с самого начала маленький человек учится страх преодолевать. Он знает, что хорошо, уютно и надёжно только у маминой груди. Любые изменения — даже приход гостей — воспринимаются как угроза. И вот ребёнок усиленно сосёт, чтобы успокоиться. Он любит ритмичные напевы: колыбельные, потешки, пестушки. Они тоже успокаивают и прогоняют страх.

Научившись ходить, малыш осваивает новое пространство и новые страхи. Он делает потрясающее открытие — осознаёт себя отдельной от мамы личностью. И тут его подстерегает Самый Страшный Страх — раз мама никак к нему не привязана, значит, она может исчезнуть! Вот она скрылась за дверью ванной. А она оттуда вернётся? И квартиру оглашает громкий рёв: всё, мама никогда не придёт! Взрослые увещевают: ну куда же мама из ванной денется, через пять минут она вернётся, подожди! Но ребёнок ещё не умеет мыслить логически, он только наблюдает: мама была и — раз! — нету. А придёт теперь она или нет — это ещё большой вопрос! Страшно! А если исчезнет мама, то я и сам могу куда-нибудь деться.

Самые первые сказки, казалось бы, только добавляют новых ужасов: колобка съели, яичко разбилось, теремок разломали. Но этот мотив исчезновения и поедания помогает ребёнку подсознательно изжить собственные кошмары, поверить в надёжность окружающего мира. Этой же цели служат и первые игры: закрыл лицо ладошками, «спрятался» — тебя нет! Открыл глазки — вот ты, никуда не делся! Так ребёнок учится управлять своими страхами.

Я на свете всех умней

Около 5-6 лет ребёнку становятся интересны волшебные сказки. Ох уж эти современные авторы, желающие «обновить» старые истории! Красную Шапочку волк не ел, а по-джентльменски проводил до бабушкиного дома. Мальчика-с-пальчика родители не отводили в лес. Злые персонажи больше не причиняют вреда добрым. Ничто не должно вредить хрупкой психике маленьких детей!

Что же получается, если из страшной сказки убрать её суть? И почему в фольклоре любого народа столько разных страшилок? Некоторые из них рассказывал сам Букник-младший. Помните, недавно мы читали кровавую «Детскую сказку», да и история про соль была вполне душераздирающая.

Все ужасы, описанные в сказках, глубоко символичны; за каждой деталью кроется особый смысл, позволяющий выдуманному сюжету побеждать настоящие кошмары маленьких слушателей. Герой попадает в пещеру, и ребёнок вместе с героем учится преодолевать страх темноты. Смельчак сражается с великаном, а малыш пытается справиться с проблемами, которые во много раз больше него, — например, со смертью близкого человека.

Убирая из сказки страшные детали, современные авторы оставляют ребёнка наедине с неразрешимыми вопросами, которых он ещё не в силах осознать, высказать и тем более — правильно на них ответить.


Возьмём «Три поросенка» в переложении Сергея Михалкова. Всем известен сюжет, но не все знают, что авторский пересказ отличается от оригинала. Помните, поросёнок, построивший домик из соломы, оказывается перед разъярённым волком. Каждый ребёнок ожидает понятной развязки: по всем законам жанра волк должен съесть незадачливого строителя. Почему же этого не происходит? Переводчик пожалел маленьких поросят, а заодно и читателей, убрав все лишние ужасы.

Что вычитывает здесь ребёнок? Можно лениться, никак не заботиться о собственном будущем, а лишь найти прагматичного соседа (или родственника), который укроет тебя от всех бед.

В оригинале волк съедает тех поросят, которые валялись в лужах вместо того, чтобы построить себе надёжное жилище. И это справедливо — ведь ты должен заслужить свою победу, а не провести всю жизнь в играх, рассчитывая на чужой дом.

Техника чтения

Сказки лучше не читать, а рассказывать. Никогда не пробовали? Что ж, начните с самой маленькой, самой запоминающейся и самой простой. Рассказывать сказки — это почти что творить чудеса. Во время рассказа лучше сидеть, тесно прижавшись друг к другу, обнимать ребёнка или хотя бы держать его за руку. Не забывайте, что это вашего ребёнка выгнали из дома, это он должен пройти над огненной пропастью и победить людоеда.

История должна быть «по росту». Малышам до трёх лет лучше рассказывать сказки о животных, особенно хорошо — с повторяющимся сюжетом: «Теремок», «Колобок», «Лиса и Зайчик». Дети протестуют против сказки — значит, она появилась не вовремя и её лучше отложить.

Если ребёнок требует повторения одной и той же сказки — значит, она крайне важна для его эмоционального благополучия, помогает открывать какой-то подсознательный тайник и выводит наружу нужные ребёнку переживания.

Предложите малышу самому придумать конец истории, которая его так волнует. Тогда вы поймёте, что его больше всего пугает. Это важно понимать, чтобы придумать способы борьбы со страхами.

Следите, чтобы иллюстрации не изображали отрицательных персонажей. Почему это важно? Отрицательный герой — это персонифицированный страх. Значит, при каждом прочтении он у ребёнка новый. Всё зависит от настроения и ситуации, а ситуации могут быть разные. На картинке же этот страх застывший, ежедневно один и тот же. К тому же яркие образы застревают в сознании. Если с воображаемым страшным персонажем ребёнок в конце повествования расправляется, то нарисованный будет цел и невредим.

Главное — в сказки нужно верить! Потому что всегда, и в сказке, и в жизни, случаются чудеса, и в конце концов побеждает добро!

Ещё материалы этого проекта
Учеба вне школы
Что ожидает родителей, которые решили дать детям образование самостоятельно, к чему им следует быть готовыми
26.11.2013
Исповедь мамы первоклассника
Провинциалы, обречённые до последнего вздоха покорять этот чертов город. У нас нет бабушек в Потаповском, никто не покупал нам с пенсии леденцы в «Елисеевском». Мы идём вперед, сметая всё по пути. Каждая преграда – экзамен, за который обязательно нужно получить «отлично». Сочиняя историю нового рода, мы выбираем школу для ребёнка, как Веллингтон своё Ватерлоо.
23.01.2009
«Глагол “читать” не терпит повелительного наклонения»
Во всех своих книгах Пеннак с лёгкостью смотрит на мир чужими глазами: собаки, наивной девушки, умирающей от рака, гениального сыщика, да кого угодно! Здесь автор превращается в подростка, не желающего читать.
15.01.2010
Собака страшная
Я не представляю своей жизни без собаки и всегда считала, что не бояться собак и снисходительно относиться к тем, кто их боится, -- нормально. И была уверена, что собственный страх перед собаками родители передают детям. Точно так же, как люди, не поддающиеся страху, воспитывают в своих детях спокойное отношение к чужим псам.
15.10.2012