После теракта, или День вопросов

После теракта, или День вопросов

Вопросы наших детей, пусть иногда и кажутся наивными и смешными, — это наши собственные вопросы.
5.04

Наши дети не смотрят телевизор и слушают только «Детское радио», они ещё не привыкли читать новости в Интернете, но уже умеют туда заходить. Они ещё совсем маленькие, но они всё равно узна́ют, что произошло. Им расскажут в школе и в детском саду, они услышат разговоры на улице, выхватят отдельные фразы и обязательно зададут вопросы:
— Мама, почему они убивают, ведь мы же ничего им не сделали?
— Кто такие кавказцы (негры, китайцы, малайцы)?
— А как они выглядят?

 — Папа, они же люди (в смысле не гоблины и не бакуганы), почему же они это делают?
— А с нами такое не случится?
— Что они взорвали, бомбу?
— Это были женщины? Им себя не жалко?
— Кто такие мусульмане? Их мало? Много? А можно их победить?
— Из чего сделаны гранаты?
— Они думают, что они в рай попадут? А я, может, тоже буду сестру бить и в рай попаду?
— Мы ещё будем ездить в метро? Это опасно?
— А как они сумели пронести бомбу так, что никто не заметил?
— А я не буду террористом?
— Это были воры?

Отвечайте детям на их прямые вопросы, какими бы странными они вам ни казались. Конечно, очень сложно честно беседовать с маленьким ребёнком о таких непростых вещах и при этом его не напугать. Важно, чтобы он понял, что это опасно, но при этом не начал бояться всего вокруг. Надо рассказать ребёнку, кто такие террористы, так же, как вы объясняли, кто такие дяди, которые предлагают конфетку или игрушку и зовут с собой. Вы же объясняли ребёнку, как себя вести, если к нему подходят незнакомые люди на улице? Вот точно так же спокойно объясните ребёнку, что делать в той или иной опасной ситуации, связанной с терроризмом. Например, если ребёнок оказался в толпе бегущих людей, он должен спрятаться за каким-нибудь укрытием, стараться не упасть и так далее. Если ребёнок увидел подозрительный предмет, он должен сообщить об этом взрослым… «Как жить в эпоху терроризма»

Наш ребёнок был в метро во время теракта. Он ехал в школу с «Юго-Западной» на «Кропоткинскую». Он ни о чём не знал, он боялся опоздать, потому что поезд долго стоял в тоннеле. Позвонил домой, спросил, что делать. Мы тоже ни о чём не знали, сказали, чтобы ехал дальше, а если учительница будет ругать, пусть объяснит, что застрял в метро. Это было между первым и вторым взрывом, поезд медленно двигался в сторону «Парка культуры». Нет, всё кончилось хорошо. Буквально через секунду позвонил дедушка, у которого всё время работает «Эхо», и мы вовремя развернули ребёнка домой. Для нас всё кончилось хорошо.

Он почти не испугался. Да, боялся опоздать, очень боялся, что придётся «пользоваться городским наземным транспортом», потому что даже не понял, что это такое. Но вообще вёл себя совершенно по-взрослому.

Если вы опасаетесь, как бы у вашего ребёнка не появились страхи, что на него может напасть террорист, ваше поведение должно зависеть от возраста ребёнка. Если он маленький (до восьми лет), можно сделать то же, что вы делали, чтобы он не боялся темноты, «чудовищ», «буки». В каждой семье существует свой «ритуал», как сделать так, чтобы дети не боялись чего-то страшного… Если ваши дети старше, объяснения должны иметь более рациональный характер: скажите, что террористы всё-таки встречаются очень редко, что места, где бывает ребёнок, хорошо охраняются, и что рядом всегда есть взрослые, к которым можно обратиться. Более подробно расскажите ребёнку этого возраста, как ему следует себя вести. «Как жить в эпоху терроризма»

Теракты случаются редко. И наши дети в них не играют. Они играют в Magic и готовы к межгалактическим войнам со вселенским злом. Понятно, что террористы — наши враги, но они, к сожалению, люди, а не космические монстры, и они-то думают, что делают хорошее дело. И всё произошедшее гораздо сложнее, чем может понять ребёнок, да и взрослый тоже. А вопросы наших детей, пусть иногда и кажутся наивными и смешными, — это наши собственные вопросы, и мы должны найти на них собственные, необщие ответы.

Ещё материалы этого проекта
Учение боем
Надрывно вскрылась рефлексия по поводу школы и детства в целом. Да какая! С язвами, болью, пустотой. Ну и я тоже, можно?
14.09.2013
Первый в доску
Учителя предъявляют претензии к телевизионщикам: по какому праву те пятнают доброе имя педагога в Год учителя? Чиновники тоже недовольны телевизионщиками — на каком основании они порочат систему образования? Родителей раздражает, что по государственному каналу показывают ещё один «Дом-2». Дети клянутся, что в жизни ведут себя не так похабно, как показывает «Школа», а если кто пьёт, курит, говорит матом и доводит дедушку до инфаркта, то это не я, а вон тот хмырь из параллельного.
22.01.2010
Французский Цирюльник
Нет незаживающих ран. Что бы ни довелось пережить человеку, будь то увечье, насилие, геноцид, он способен вернуть себе умение радоваться жизни и даже стать лучше, чем прежде. Это и есть подлинная защита — а не семейный кокон или успешная карьера.
06.09.2011
Друг семьи с двойным дном
Педагогика, семейные ценности, гиперопека и «кузькина мать», баловство, почемучки и умники, сластолюбцы, бездельники, юные пьяницы и все, кого обсмеивал «Крокодил», — в ностальгической подборке «Букника-младшего».
03.02.2014