Верните нам палку

Верните нам палку

Как две школьные учительницы спасают израильскую систему образования.
11.01

Уважайте дисциплину,
Дисциплина — ваша мать!
А. Иващенко, Г. Васильев


Израильская школа находится в кризисе. Об этом говорят по радио и пишут в газетах. На это постоянно жалуются и родители, и политики, и чиновники от образования. Едва ли не при каждом министре создается очередная комиссия из товарищей ученых и доцентов с кандидатами, призванная всецело рассмотреть, всесторонне обсудить и разработать программу реформирования. Но воз и ныне там.

Как это ни странно, собственно шкрабов, в отличие от чиновников и ученых-теоретиков, к работе этих комиссий обычно не привлекают. Поэтому две учительницы с многолетним стажем, Эйнат и Мири Вильф, решили не дожидаться приглашения начальства и опубликовали свои соображения о том, как лучше и правильнее реорганизовать Рабкрин израильскую школу.

Большинство предложений по спасению израильского образования предполагает существенные бюджетные вливания. Однако, по мнению Эйнат и Мири, деньгами горю не поможешь, поскольку даже имеющиеся средства фактически тратятся на совершенно посторонние цели:

Бюджет ее [системы образования] составляет примерно 25 миллиардов шекелей, в то время как капиталовложения в образование в целом по стране приближаются к 45 миллиардам шекелей. По самым осторожным оценкам, только 20 % этих денег используется по назначению, остальное… каждый год расходуется впустую.

С чем же связан столь низкий КПД израильской школы? Эйнат и Мири полагают, что причин здесь несколько. Во-первых, школы переполнены: классы по 35–40 учеников никого не удивляют. Во-вторых, проводимая правительством политика «интеграции» приводит к тому, что в классе оказываются ученики с очень разным социально-культурным бэкграундом и личным потенциалом. И, наконец, самое главное: израильский учитель вынужден не столько преподавать и воспитывать, сколько поддерживать в классе элементарный порядок, — или, проще говоря, выступать скорее в роли надсмотрщика и укротителя, чем педагога:

Для того чтобы провести 15 минут урока, учитель должен потратить 30 минут на восстановление дисциплины. В течение оставшихся 15 минут он сумеет привлечь внимание в лучшем случае 20 % учеников. Если же он махнет рукой на дисциплину, то из 40 учеников его будут слушать ровно четыре. Так или иначе, но 90 % времени урока разбазариваются попусту. «Справиться» — вот ключевое слово. Сегодня хороший учитель — не тот, кто обладает обширными познаниями, воспитывает детей и прививает им любовь к знаниям, а тот, кто может «справиться».


Эйнат и Мири утверждают, что именно отсутствие дисциплины — главная проблема израильской школы. Ученики занимаются на уроках личными делами, болтают и шумят; они не уважают и оскорбляют учителей, уничтожают школьное имущество; дети и даже учителя часто становятся жертвами хулиганов. При этом, жалуются учительницы, у педагогов нет никаких полномочий, чтобы изменить ситуацию. В результате, по их словам, учителя не могут, да и не очень стремятся нормально преподавать, а у тех детей, которые хотят учиться, попросту нет такой возможности.

Эйнат и Мири считают, что для выхода из кризиса нужно, в первую очередь, восстановить в школе дисциплину и порядок. Необходимо издать единый для всех школ свод правил, за соблюдением которого будут неукоснительно следить все, от школьной уборщицы до министра. Учителя должны получить самые широкие полномочия по поддержанию дисциплины, а школы — пользоваться самой широкой свободой исключать хулиганов, которыми должны заниматься не педагоги, а соответствующие органы. В каждой школе следует завести кондуит и заносить туда все проступки ученика — по итогам этих записей будет выставляться оценка за поведение, которая будет учитываться в ходе призыва в армию, при поступлении в ВУЗ и т.д. Подобным рекомендациям посвящена большая часть книги.

Удастся ли подобными мерами что-то изменить? Эйнат и Мири полагают, что да, нужно лишь проявить последовательность и упорство. В конце концов, если нью-йоркскому мэру Джулиани удалось искоренить преступность, то неужели школьному начальству будет сложнее справиться с израильскими хулиганами?

По мнению Эйнат и Мири, жесткая дисциплинарная политика в конечном итоге найдет поддержку большинства учеников, поскольку «ошибочно впечатление, что школьникам нравится отсутствие дисциплины. На самом деле, списывание, ложь и драки стимулируются той обстановкой, в которой находятся ученики: они не стремятся списывать, они хотели бы самостоятельно добиться успеха». При этом авторы не сомневаются, что реализация их рекомендаций «поможет превратить скрипучую телегу системы образования в современный гоночный автомобиль» и в израильской школе наступит наконец благорастворение воздухов.

Не имея детей школьного возраста, не могу сказать, насколько описанные в книге ужасы анархии соответствуют действительности. Эйнат и Мири постоянно приводят в качестве «доказательств» цитаты из газетных статей, что вряд ли может убедить в правоте авторов человека, знакомого с особенностями израильской прессы, а мои друзья, чьи дети учатся в школах, рассказывают взаимоисключающие вещи.


Что же до общего подхода, то могу сказать лишь одно. Когда я был маленький и учился в московской школе №175, дисциплины как таковой у нас не было: посещаемость была свободной, отношения с учителями весьма панибратские, ни о каких оценках за поведение никто не думал. Тем не менее, учеба шла хорошо, практически все по окончании школы поступили в институты. Правда, тут нужно заметить, это была не просто школа, а спецшкола: поступить туда можно было только после экзаменов, и, соответственно, все, кто поступил, умели и хотели учиться.

Так вот, рискну предположить, что если бы израильская система образования была построена по тому же принципу — то есть была бы дифференцированной, организованной в соответствии со способностями и интересами учеников, — то не было бы и необходимости в драконовских дисциплинарных мерах. Те, кто может и хочет, учились бы в свое удовольствие, те, кто не может или не хочет, ограничивались бы изучением букв и четырех правил арифметики и спокойно бы играли себе в футбол, не мешая другим. Но поскольку это невозможно и образование остается равным и всеобщим, тут, боюсь, без палки и кондуита действительно не обойтись.

Ещё материалы этого проекта
Моя мама – гот
Заполняю профиль на готском форуме. Кто вы? Ну, кто-кто, ясно дело, гот. Какой именно гот? А что, они разные?! Яндекс – найдется все: гламургот, херагот, гот-флудер, кибергот, офис-гот, фетиш-гот, антикварные готы, андрогинные готы, а также Mopey и Perky...
Выбрала херагота. Что бы это ни значило.
Перехожу на второй уровень.
02.04.2009
Такая короткая жизнь
"Я не другая" — рассказ о девочке, которая родилась с больными почками. Из-за болезни, которую так и не удалось вылечить, рост девочки остановился. И всю её жизнь — 27 лет — по пятам за Бат-Шевой летело слово "карлица".
11.04.2009
Цеховая солидарность
Человеческий организм можно сравнить с большим заводом: много разных цехов и отделов, в которых работают люди. Каждый такой цех выполняет особую, только свою функцию.
17.10.2008
Изучи врага своего
Обнаружить принципиально иной взгляд на насекомых мне удалось посетив одно из заседаний детского экологического кружка Дома научно-технического творчества молодежи в Москве.
11.05.2012