Знакомьтесь, Иван Иваныч Крокодил

Знакомьтесь, Иван Иваныч Крокодил

Хенрик Ховланд. Иван Иваныч не такой, как все. Пер. с норвежского Веры Дьяконовой. Cтихотворное переложение Эдгара Бартенева Мир детства медиа, 2010 Сегодня мы хотим познакомить вас с жителем Норвежского Королевства, прилично говорящим по-норвежски, эмигрантом из России — Иваном Иванычем Крокодилом.
17.03
Теги материала: поэзия, препринт

В нашей литературе много крокодилов. Некоторые из них иностранцы. Помните?
«Жил да был крокодил. Он по улицам ходил, папиросы курил. По-турецки говорил». Некоторые — местные жители. Например, крокодил Гена. Одни кровожадны и глотают солнце, а у других — проблемы с зубами и они вообще не могут есть.

Сегодня мы хотим познакомить вас с жителем Норвежского Королевства, прилично говорящим по-норвежски, эмигрантом из России — Иваном Иванычем Крокодилом. На новой родине Иван Иваныч неплохо устроился: служит инспектором в налоговой конторе, живёт в Осло, в хорошем районе. Но, как и у всякого приезжего, у него есть проблемы. Он часто ощущает себя как будто не в своей тарелке, ловит на себе пристальные взгляды окружающих и в конце концов понимает, что виной тому — хвост. Вот от этого досадного обстоятельства, то есть, извините, хвоста, он хочет избавиться любыми способами. Впрочем, читайте сами.


Гражданин Иван Иваныч
был, возможно, крокодил…
Жил в приличном Королевстве.
По-норвежски говорил…

Ну и что с того?.. Ведь что-то
было всё-таки не так.
Только что?.. Иван Иваныч
не поймёт пока никак.

Он за завтраком, бывало,
холодел и застывал…
Будто не в своей тарелке
только что он побывал.


Почему на чистку пасти
тюбик пасты уходил?..
Словно был он не Иваныч,
а какой-то крокодил?

Или надо по-другому
чистить зубы?.. Как и чем?
Ниткой? Тёркой? Полотенцем?
Чтоб до блеска!.. Но зачем?

Чтоб в автобусе привычно
отмечать, что большинство
пассажиров, сговорившись,
смотрит только на него?


Кхым… В налоговой конторе
он инспектором служил.
Что ж с того? Такую службу
мог нести лишь крокодил.

Может, в бабочке всё дело?..
Аккуратный гражданин
носит галстуки. А с этим…
С этим ходит он один!

Эту бабочку на волю
он однажды отпустил.
Но и в галстуке нарядном
выглядел как крокодил.


Как-то всё не так, не очень…
Даже дождик одинок.
Почему ж Иван Иваныч
весь до нитки не промок?

Почему от мыслей этих
он немедленно не слёг?
Почему, домой вернувшись,
пообедать даже смог?..

Ни на папу, ни на маму
он ни капли не похож.
Ни на бабку, ни на тётку…
Может, он приёмный ёж?

Ночью он заснуть не может:
не даёт покоя хвост.
Ведь с хвостом он не Иваныч —
не Иваныч, а прохвост!


Хвост давно из моды вышел…
Если здраво рассудить:
чтобы странным не казаться,
надо хвост укоротить.

Он, от радости сверкая,
прячет хвост на животе.
Стать как все — давно пора бы,
чтобы быть на высоте.

На хвосте в рабочем кресле
ох непросто усидеть.
Очень больно, очень грустно,
но приходится терпеть…

О дальнейших злоключениях крокодила читайте в новой книге издательства «Мир детства медиа» «Иван Иваныч не такой, как все». Не бойтесь, там всё хорошо кончается.


Ещё материалы этого проекта
Птишка
Это книжка о девочке Птишке, у которой вместо рук росли крылья. Нет-нет, она не была ангелочком, не думайте. Она была инвалидом, не могла есть вилкой, не выговаривала половины звуков, но умела летать. И она улетела от своих приёмных родителей, которые полюбили девочку всем сердцем. А они отправились её искать и в конце концов, конечно же, нашли. Но самое интересное было как раз в середине.
16.06.2010
Кто в лесу живёт?
В древней чаще Леса, в самой глуши, там, где теснятся дуплистые, ветхие дубы и куда не ступала нога человека, кипит жизнь. Одни летают, другие бегают, третьи крадутся, а вот не пойми что белёсое в воздухе колышется — то ли тумана клочок, то ли и впрямь лесной житель...
20.04.2010
Рой друзей
Ох, ну и гости наполнили норку червячка Игнатия! Их было только двое, но зато повсюду. Червячок Игнатий любил, когда у него гостили паучата Чак и Чика. Они всё время оказывались в самых неожиданных местах и задавали самые неожиданные вопросы.
30.01.2011
День непослушания
Исаак Башевис Зингер говорил, что никогда не собирался стать детским автором. Его уговорила одна женщина, Элизабет Шуб. Мисс Шуб была редактором Зингера и считала, что из него получится отличный детский писатель. Так оно и вышло.
28.12.2009