Альталена

Альталена

Десять фактов о Владимире Жаботинском
1.11

Владимир (Вольф, Зеев) Жаботинский (1880, Одесса — 1940, Нью-Йорк) — создатель Еврейского легиона, сионистский лидер, а также писатель, поэт, публицист, журналист и переводчик.

1. Владимир Жаботинский родился в Одессе. Его отец, Евгений Григорьевич Жаботинский, торговал пшеницей, которую скупал на Украине и продавал за границу. Отец умер, когда Владимиру было шесть лет. Семья быстро обеднела, но мать смогла открыть торговую лавку и отправить сына учиться в гимназию, которую он, правда, не окончил.

Жаботинский на всю жизнь сохранил любовь к родному городу. Через много лет, живя в эмиграции в Париже, он напишет: «Вероятно, уж никогда не видать мне Одессы. Жаль, я её люблю. К России был равнодушен даже в молодости: помню, всегда нервничал от радости, уезжая за границу, и возвращался нехотя. Но Одесса — другое дело: подъезжая к Раздельной, я уже начинал ликующе волноваться. Если бы сегодня подъезжал, вероятно, и руки бы дрожали».

2. Статьи Жаботинского впервые были напечатаны в 1897 году в газете «Южное обозрение» под псевдонимом «Владимир Иллирич». Затем его очерки и эссе стали выходить в главных одесских газетах. Спустя несколько лет Жаботинский начал писать стихи и прозу.

Поэма «Бедная Шарлотта» (об убийце Марата Шарлотте Корде) была восторженно принята критиками. Однако её тираж был уничтожен властями «за пропаганду терроризма».

Сделанный Жаботинским перевод стихотворения Эдгара Аллана По «Ворон» до сих пор считается образцовым.

Как-то в полночь, утомлённый, развернул я, полусонный,
Книгу странного ученья (мир забыл уже его) —
И взяла меня дремота; вдруг я вздрогнул отчего-то,
Словно стукнул тихо кто-то у порога моего.
«То стучится, — прошептал я, — гость у входа моего —
Путник, больше ничего».

В советские времена, когда имя знаменитого сиониста было под запретом, это перевод всё равно печатали, но подписывали итальянским псевдонимом Жаботинского — Альталена.


3. У этого псевдонима смешная история. Жаботинский придумал его в Риме, куда отправился корреспондентом одной из одесских газет. Он считал, что слово это означает «рычаг». Лишь впоследствии, лучше выучив итальянский, он узнал, что «альталена» значит «качели». Это случайное слово как нельзя лучше описывает жизнь Жаботинского, его постоянные рывки из литературы и журналистики в политику и обратно в литературу.

4. Жаботинский был очень талантливым писателем. Александр Куприн считал, что из этого одессита мог бы получиться «орёл русской литературы», если бы Жаботинский не ушёл с головой в сионистскую деятельность. Однако же сам несостоявшийся орёл обвинял русскую литературу в антисемитизме.

5. В юности Жаботинский дружил с Корнеем Ивановичем Чуковским, тогда — начинающим журналистом. Именно Жаботинский ввел Чуковского в литературу. А на его свадьбе был свидетелем жениха.

6. Жаботинский говорил и писал на семи языках. Трём из них он отдавал предпочтение: итальянскому — языку наиболее симпатичного ему народа, ивриту — языку будущего сионистского государства, и русскому — тогдашнему языку культуры для еврейско-русской интеллигенции.

7. Перед Пасхой 1903 года в Одессе ждали погрома. Жаботинский стал одним из организаторов первого в России отряда еврейской самообороны. Однако погром, унёсший десятки еврейских жизней, разразился в другом южнорусском городе — Кишинёве. Эта трагедия потрясла Жаботинского. Он круто изменил свою жизнь, практически целиком посвятив себя борьбе за будущее еврейское государство: участвовал в конгрессах, писал в журнале «Рассвет» — самом важном сионистском издании, призывал изучать иврит.

Во время Первой мировой войны по инициативе Жаботинского в составе английской армии появился Еврейский легион — отдельная еврейская бригада, которая воевала с турецкой армией в Палестине и Заиорданье. Сам Жаботинский служил в легионе в чине поручика. Для британской армии это было очень необычно. Ведь в ней было всего два офицера-иностранца: он и кайзер Германии Вильгельм, но кайзера к тому времени уже разжаловали.

8. После войны Жаботинский стал одним из лидеров сионистского движения. Он был человеком резким, не терпящим компромиссов. Он выступал против того, чтобы евреи участвовали в политической жизни других стран, всегда осуждал евреев-большевиков. Жаботинский считал, что все силы народа должны быть отданы борьбе за еврейское государство, с появлением которого еврейская диаспора вообще должна исчезнуть. Он был противником мирного решения еврейско-палестинского конфликта. Жаботинский писал: «Покуда есть у арабов хоть искра надежды избавиться от нас, они этой надежды не продадут ни за какие сладкие слова и ни за какие питательные бутерброды, именно потому, что они не сброд, а народ…» Идеи Жаботинского до сих пор очень популярны среди правых сионистов, выступающих против территориальных уступок палестинцам.

 
9. Занимаясь политической и военной борьбой, Жаботинский продолжал писать. Наиболее важные его произведения — три романа: «Самсон Назорей» о библейском богатыре Самсоне, «Слово о полку» — об истории Еврейского легиона, и «Пятеро» — о трудной жизни еврейской семьи в дореволюционной Одессе. Все эти книги сейчас изданы в России.

10. Когда началась Вторая мировая война, Жаботинский выступил с инициативой создания еврейской армии, которая сражалась бы в рядах союзников против Гитлера. Однако осуществить эту идею ему не удалось: в 1940 году он скоропостижно скончался в Нью-Йорке от сердечного приступа. В 1964 году прах Жаботинского был перевезён в Израиль и захоронен в Иерусалиме на горе Герцля. Несколько улиц в Израиле названы именем Жаботинского, а в Тель-Авиве работает целый институт, который изучает его творчество.

Ещё материалы этого проекта
Венецианский игрок
Представьте себе итальянского раввина эпохи Возрождения… Так и видишь учёного мужа в чёрном плаще и с длинной бородой. Сидит где-нибудь в гетто, в каморке, и пишет свои мудрёные книги.
08.12.2010
Младший брат
Подростки и даже дети воевали против немцев наравне с взрослыми мужчинами. Аарон Бельский тоже участвовал в боевых операциях, кроме того он был связным. Мальчик преодолевал десятки километров без какой-либо охраны или сопровождения, каждую секунду рискуя наткнуться на фашистов или просто бандитов.
17.10.2011
Золото Леви Штрауса
Всё, пора кончать с этим Лойбом Штрауссом. Что за имя такое? Ни один американец не выговорит. Отныне я буду называться Леви Штраус. Смешные американцы даже это имя произносят на собственный манер: «Левай». Ну и пусть, что мне с того? Леви Штраус завоюет Америку!
07.06.2010
Как Берек под Коцком
Есть в Польше такая поговорка: «Яко Берек под Коцкем». По-русски получается «Как Берек под Коцком». Всё равно непонятно, правда? Вот и мне было непонятно. Где этот Коцк? И кто такой Берек?
05.07.2010