Cкиф из Одессы

Cкиф из Одессы

Великие евреи
13.09

Первое апреля называют «днём дураков». Но дирекцию Лувра это совсем не смущало: первого апреля 1896 года музей торжественно объявил, что купил редчайшую вещь — настоящую тиару, или парадную корону, скифского царя Сайтаферна, который жил в третьем веке до нашей эры. За золотую тиару парижский музей выложил огромную сумму, больше 200 тысяч франков.

Корона и впрямь была великолепна. На ней были изображены сцены из поэм Гомера «Илиада» и «Одиссея»: эпизоды осады греками Трои, фигуры древнегреческих богов и героев, приключения царя Одиссея. Внизу показаны скифские воины, звери и сцены охоты. Верхняя часть тиары была украшена чеканным орнаментом в виде цветов и змеиной чешуи.


И самое главное — надпись: «Великого и непобедимого Сайтаферна почитает совет и народ Ольвии». Лучшие археологи Франции заявили, что надпись уж точно доказывает подлинность покупки. Ольвия была одним из древнегреческих городов-колоний на побережье Чёрного моря. Учёные знали, что жителям Ольвии приходилось платить дань воинственному Сайтаферну, владыке кочевников-скифов, ведь он то и дело грозился уничтожить их город. Тиара, видимо, была частью такого подношения.

В Лувре тиара стала украшением зала античного искусства. И тут случился конфуз — известные археологи из России и Германии объявили золотую корону современной подделкой. Нашёлся даже французский художник, который уверял, что сам изготовил её. Правда, он оказался обманщиком.

Наконец, в одну французскую газету пришло письмо: «Я могу вас уверить, что тиара была сработана моим другом Рахумовским. Я часто навещал его, когда жил в Одессе, и видел много раз, как он работал в своей мастерской над этой пресловутой тиарой».

Газетчики быстро разыскали одесского ювелира Израиля Рухомовского (так правильно пишется его фамилия). В Одессе его знали как мастера золотые руки.


Это был невысокого роста человек с короткой бородкой, в тёмных очках. Он родился в 1860 году в белорусском местечке Мозырь. Вырос в религиозной еврейской семье, и родители надеялись, что Израиль станет раввином.

Но мальчика влекло искусство. Он самостоятельно изучил ювелирное и гравёрное дело, работал в лучших мастерских Киева, потом переехал в Одессу и открыл собственную лавку. Работал он без вывески: чтобы обзавестись ею, нужно было приобрести патент купца третьей гильдии, а на это денег не было.

«Талмуд говорит, что для каждого человека в своё время наступит его час. Для меня мой час наступил теперь, — сказал журналистам Рухомовский. — Я не отрицаю своего участия, но вместе с тем не могу подтвердить, что эта тиара та самая, которую делал я. На этих днях я выезжаю в Париж, по собственному моему желанию, и когда увижу тиару, тогда всё кому следует расскажу».

В Париже не смолкали споры. Как так? Неужели еврейский ювелир из Одессы сумел обмануть видных археологов и прославленный Лувр? Вскоре спорить стало не о чем: Рухомовский привёз в Париж целый чемодан рисунков и чертежей и вызвался повторить по памяти любой фрагмент золотой короны.

Наверное, вы думаете, что Рухомовского арестовали как мошенника. Вовсе нет — он был честным человеком. Тиару заказали ему торговцы, промышлявшие фальшивыми древностями. Эти ловкачи обманули мастера. Рухомовскому они сказали, что собираются подарить его изделие какому-то учёному на юбилей, и снабдили ювелира золотом и рисунками древних украшений.

Рухомовский превратился в знаменитость. Тиару выставили в отделе современного искусства Лувра с надписью «Сделал Рухомовский». Он получил золотую медаль парижского Салона. О мастере «говорит весь Париж, печатают его портреты, его зовут в компаньоны известные купцы, его произведения принимают в Салон и становятся приманкой для толпы», — писали газеты.

И всё же Рухомовский вернулся в Одессу. Но жизнь в России была неспокойная. В 1905 году началась революция, которая была жестоко подавлена, в разных городах, в том числе и в Одессе, происходили еврейские погромы. Рухомовский с семьёй всё-таки уехал в Париж. Ювелир работал в реставрационных мастерских Лувра и вскоре познакомился с банкиром и филантропом Эдмоном де Ротшильдом, большим любителем искусств.

«Счастье улыбнулось мне. Словом, повезло, — вспоминал Рухомовский. — Я получил хорошего клиента, а Ротшильд — хорошего мастера. Мы нашли друг друга: он — красивую работу, а я — хороший заработок». Рухомовский создал множество украшений, продолжающих традицию еврейского прикладного искусства.

Он изготовил крошечный золотой саркофаг, внутри которого покоился скелет размером около 10 сантиметров, состоявший из 167 костей. Скелет в точности повторял строение человеческого тела.

В Париже Рухомовский написал книгу воспоминаний «Моя жизнь и моя работа». Он очень гордился сыновьями и считал, что в мастерстве они даже превзошли отца. Сегодня потомки Рухомовского живут в США, Израиле, Франции и других странах, и среди них много известных ювелиров и художников. А его тиара признана выдающимся произведением искусства.

Умер Рухомовский в 1934 году. Чувствуя приближение смерти, он изготовил золотую миниатюру собственного надгробия с трогательной надписью: «Всю жизнь я был счастлив. Мир и покой, хлеб и одежда всегда были в моём доме. Я любил свою работу, свою жену и свой дом. Даже после смерти моя душа сохранится в моих творениях, которые я оставил после себя».


Ещё материалы этого проекта
Милость донны Грации
В XVI веке от женщин мало что зависело, если только они не принадлежали к королевским домам. Миром правили мужчины. Но Беатриса возглавила всю громадную империю Мендесов; она управляла банками, купеческими кораблями и торговлей.
15.11.2010
«В Базеле я основал еврейское государство»
Герцль обладал незаурядным даром — он умел убеждать людей. Будучи простым журналистом, он встречался с турецким султаном и германским кайзером, русским министром внутренних дел и английскими министрами. Он говорил им о необходимости создания еврейского государства, и те воспринимали его всерьёз.
13.12.2010
Подсадная утка
Тогда Карандаш вытащил на манеж этих парней: одного, маленького, в телогрейке и кепочке, и другого — длинного, одетого в старое кожаное пальто.
10.12.2013
«Не как изменник, а как посланник»
Иосиф Флавий был противником антиримского восстания. Тем не менее, когда мятеж начался, он решил, что не может остаться в стороне. Иосифу было поручено организовать оборону важной галилейской крепости — Иотапаты.
14.02.2011