Пять Маршаков

Пять Маршаков

26.01

Что общего у человека со сковородой на голове, Шалтая-Болтая, сонетов Шекспира и Макферсона, идущего на казнь? Даже если вы не знаете, кто такой Шекспир, или не слышали о пирате Макферсоне, то уж с человеком рассеянным с улицы Бассейной наверняка знакомы.

Смешного рассеянного, Шалтая-Болтая, спесивого Мистера Твистера, а также кошку с ее сгоревшим домом — всех их придумал писатель Самуил Яковлевич Маршак. Да так талантливо написал про их приключения, что стихами его зачитываются дети нескольких поколений.

Еще ваши дедушки и бабушки читали наизусть стихи про даму, которая сдавала в багаж

Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картину,
Корзину,
Картонку
И маленькую собачонку.


Они плакали над печальным концом сказки о глупом мышонке и смеялись над приключениями рассеянного, который на трамвале ехал на вокзай.

С тех пор прошли десятилетия, жизнь во многом изменилась. Но и современные дети с удовольствием читают те же самые стихи, которые ничуть не устарели. Как и пятьдесят, и семьдесят лет назад, на полках в шкафу живут «Пудель», «Мастер-ломастер», «Двенадцать месяцев»…

Самое интересное, что дети, и вырастая, не расстаются с книгами Маршака. Нет, конечно, в 10-м классе никто не читает «Где обедал воробей?» или «Английские песенки». На смену детским стихам приходит знакомство с удивительным миром сонетов Шекспира, которые перевел Самуил Маршак.

Проходит еще несколько лет — и повзрослевшие читатели берут в руки томик лирики Маршака:

Пусть будет небом верхняя строка,
А во второй клубятся облака,
На нижнюю сквозь третью дождик льется,
И ловит капли детская рука.

Неужели это все тот же Маршак, чьи звонкие стихи они декламировали в детстве, хлопая в ладоши и подскакивая на месте:

Мой
Веселый
Звонкий
Мяч,
Ты
Куда
Помчался
Вскачь?

Да, это все тот же Маршак.

А потом выросшие читатели откладывают в сторону Бернса, Блейка и Шекспира и снова берут в руки сборник стихов про рассеянного, усатого-полосатого и Шалтая-Болтая, чтобы прочитать их со своими детьми.

* * *

Родился Самуил Яковлевич Маршак в 1887 году в городе Воронеже и первые годы провел на окраинах Воронежа и маленького городка Острогожска.

Давайте мысленно перелистаем семейный альбом Маршаков. Вот с фотокарточки серьезно смотрит на нас двухлетний Сема. «Енарал Бородин на всю губернию один», — гордо говорила о живом и подвижном мальчике старая няня.

Кстати, свои первые стихотворные строчки Сема написал в совсем юном возрасте:

Я, поэт знаменитый, -
Каждый день бываю битый…

И сам со смехом вспоминал, с какой легкостью сочинял когда-то стихи:

«Понадобилась к слову "знаменитый" рифма — не загрустил. Хорошо, пожалуйста: "знаменитый - битый". Подошло — ладно. Пусть будет "битый". И хотя меня никто никогда не бил, я все-таки погрешил правдой и взял это слово для рифмы…»

Самуил Яковлевич сочинял стихи действительно легко, как говорится, в один момент. Корней Чуковский вспоминал, как на юбилее известного ученого Евгения Викторовича Тарле сказал Маршаку, что тот ни за что не придумает рифму к фамилии юбиляра. И Маршак мгновенно написал такие строчки:

В один присест историк Тарле
Мог написать (как я в альбом)
Огромный том о каждом Карле
И о Людовике любом.

Смотрите, как Маршак буквально за пару минут написал такую блестящую эпиграмму. Виртуоз! Наверное, и остальные его стихи рождались так же легко и быстро, на глазах у изумленной публики?

Но это лишь видимость. Да, Маршак действительно сочинял стихи легко. А вот работал над ними долго и трудно, зачастую годами шлифовал свои произведения. И не только лирические стихотворения, трудные переводы из английских поэтов или статьи. Прежде всего — стихи для детей, ведь Маршак считал, что для детей надо писать еще лучше, чем для взрослых.


Первый вариант произведения очень редко нравился Маршаку. Впрочем, как и пятый, седьмой, а частенько и десятый. Знаете, сколько лет работал поэт над «Мистером Твистером»? Пятнадцать! Первый вариант стихотворения датирован 1933 годом, а окончательная редакция — 1948-м.
А между 1933 и 1948 годами текст стихотворения все время менялся, автор вычеркивал целые строфы и вписывал другие, более удачные. Все время работал — хотя, наверное, многие другие писатели остались бы довольны и самым первым вариантом.

«Автор с трудом расстается со своим сюжетом и героями. Книга напечатана, а начатая игра чувств и воображения еще не закончена. И в результате книга растет и изменяется, включая новые мысли, новые ситуации, новые персонажи. Так было и с моим "Мистером Твистером", когда постепенно создавалась роль дочери Твистера, увеличивалась роль чистильщика сапог и на последних страницах появились два негритенка», — писал Самуил Яковлевич в письме Н.Т. Ковачевой.

Только те строки, где каждое слово выверено и точно, переживут время, считал Самуил Яковлевич. И это действительно так. Много книги-однодневки забыты, а стихи Маршака радуют читателей уже почти век.

* * *

А вот другая фотография в альбоме. Самуил Маршак и Софья Мильвидская незадолго до свадьбы.

Со своей женой Маршак познакомился на пароходе, направляясь в поездку по странам Ближнего Востока. Вот как вспоминает об этом Юдифь Маршак-Файнберг, младшая сестра Самуила Яковлевича:
«В мае 1911 года Самуил Яковлевич в качестве корреспондента "Всеобщей газеты", в которой он сотрудничал, отправился в свое первое заграничное путешествие. С ним вместе поехал и поэт Годин.

Вот уже полгода путешествуют они по странам Ближнего Востока, откуда брат присылает в петербургские газеты и журналы очерки в прозе, шуточные и лирические стихи. <...>

Ждем возвращения Самуила Яковлевича со дня на день. Мама уже волнуется, что он не едет, боится, не заболел ли. И действительно, ее предчувствие оправдывается: у брата приступ малярии, и он немного задерживается.

"А пока, вместо меня, - пишет он в письме, - приедет к вам моя невеста - Софья Михайловна Мильвидская".
В тот же вечер Моисей Яковлевич едет за невестой брата и привозит ее к нам.
Мы не можем отвести глаз от ее прекрасного лица, от ее прелестной улыбки.

Софья Михайловна рассказывает нам о том, как она познакомилась со своим женихом, как вместе ехали они из Одессы на пароходе. Показывает нам стихи, которые он ей прислал уже в Петербург.


Здравствуй, зимнее ненастье,
По волнам лечу к тебе.
Ропщут трепетные снасти
С ветром северным в борьбе.

Ледяная, здравствуй, нега!
В снежном крае ждет мой друг.
И легко, как в день побега,
Покидаю светлый юг.

Гаснет солнце золотое
Меж темнеющих зыбей.
Завтра выплывет другое
И туманней и бледней.

Только светлое участье
Мне рассеет эту тьму -
Здравствуй, северное счастье.
Зимовать не одному».

Во время этой поездки Маршак побывал в Турции, Греции, Сирии и довольно долго прожил в Палестине. Он много путешествовал по стране, был в Иерусалиме, в Яффо, бродил по Иудейским горам. И посвятил много стихотворений земле своих предков.

* * *

Снимок 50-х годов: Маршак обнимает двух мальчиков. Это Яша и Саша, внуки поэта. У Самуила Яковлевича было трое детей: два сына, Иммануэль и Яков, и дочь Натанель. И внуков у него тоже трое: Алексей, Яков и Александр. А сейчас есть и правнуки с праправнуками.
Дети и внуки Самуила Яковлевича были первыми слушателями, а иногда и главными героями стихотворений. Когда сын Маршака Яков был маленьким, он очень любил папину сказку про девочку и котенка, где стихи перемежались с прозой. И просил рассказывать ее снова и снова. Так возникла книжка «Усатый-полосатый».

Раз,
Два,
Три,
Четыре.
Начинается рассказ:
В сто тринадцатой квартире
Великан живет у нас…

Это стихотворение — «Великан» — про старшего внука Маршака Алешу. И сто тринадцатая квартира вовсе не придумана поэтом, мальчик действительно жил в Москве в квартире № 113.

* * *

 
Всю свою жизнь Самуил Яковлевич Маршак посвятил литературе. Писал пьесы и сказки для детей, стихи -лирические и детские, переводил поэзию. Был непревзойденным редактором и в 30-е годы возглавлял ленинградский отдел Детиздата. Маршак находил в потоке рукописей талантливые работы, днями и ночами сидел с авторами, проговаривая каждую строчку. Зачастую переписывал тексты за начинающих авторов. Именно Маршаку обязаны своими писательскими именами известные на всю страну Сергей Михалков, Виталий Бианки, Л.Пантелеев.

Корней Чуковский однажды остроумно приветствовал в лице Маршака пять Маршаков: Маршака — детского поэта, Маршака-драматурга, лирического поэта, переводчика и Маршака-сатирика. И если вы заинтересуетесь творчеством поэта, прочтете его стихи, статьи, воспоминания, то, может, вам удастся продолжить список Маршаков?

Ещё материалы этого проекта
Самый левитанистый из всех
Любимым художником нашей учительницы был Левитан. Она говорила, что он самый великий русский живописец и что он лучше других умел передавать красоту природы. А мне почему-то становилось грустно, когда я смотрела на его картины.
18.05.2009
«Найти и придушить»
Гейне был необыкновенно популярен в Германии, но его отношения с современниками не были гладкими. «Гейне брызжет своим ядом на врагов», — говорили про него. В нескольких немецких землях его книги были запрещены. Один писатель обещал «найти и придушить» поэта, если тот напишет хотя бы одно плохое слово по его поводу.
17.05.2011
Один среди врагов
Яков Ингерман никогда не думал, что станет героем. Какой из него герой — обычный учитель математики в деревенской школе. Да ещё такой худой и слабый, что сначала его даже в армию брать отказывались. Но страна воевала, и Яков не желал оставаться в стороне.
10.05.2010
Живой язык
Всем известно, что в Израиле говорят на иврите. Представьте, что ещё сто лет назад в повседневной жизни иврит никто не использовал. На нём были написаны священные тексты, на нём произносили молитвы. И, наверное, так было бы и сегодня, если бы не один человек…
19.04.2010