Живой язык

Живой язык

Современные герои
19.04

Всем известно, что в Израиле говорят на иврите. Да, конечно, арабы между собой разговаривают на арабском, бывшие наши соотечественники предпочитают дома говорить по-русски, а старшее поколение нет-нет да и вспомнит пару слов на идише. Но, тем не менее, иврит — главный язык еврейского государства.

Однако ещё сто лет тому назад всё было совсем не так. Очень долго у евреев не было своего государства. Проживая в различных странах, они свободно говорили на языках соседей. Врачу и пациенту нужно хорошо понимать друг друга, да и продавец с покупателем вряд ли договорятся, не имея общего языка. Но когда ты говоришь на улице на одном языке, а дома на другом, какие-то «уличные» слова всё равно входят в твою «домашнюю» речь. От этого смешения возникли такие языки, как ладино — еврейско-испанский язык или идиш — еврейско-германский.

Иногда евреи полностью переходили на язык страны проживания. К примеру, в России. Мои дедушка и бабушка уже не знали ни иврита, ни идиша, а говорили только по-русски.

Представьте, что ещё сто лет назад в повседневной жизни иврит никто не использовал. На нём были написаны священные тексты, на нём произносили молитвы. И, наверное, так было бы и сегодня, если бы не один человек…

Элиэзер Бен-ЙехудаВсе знают, что гении со стороны часто кажутся сумасшедшими. Таким же сумасшедшим казался соседям и человек по имени Лейзер-Ицхок Перельман. Он родился в Белоруссии, а в 1881 году переехал в Палестину (в то время Государство Израиль ещё не существовало, но евреи уже стремились в свой родной дом, чтобы начать строить свою страну). После переезда Лейзер-Ицхок поменял имя и стал Элиэзером Бен-Йегудой. Под этим именем его и знает весь мир.

Чем же он так знаменит? А прославился он совершенно сумасшедшей и на первый взгляд невыполнимой идеей: сделать святой язык языком ежедневного общения.

Начать он решил с собственной семьи. Его сын, Бен-Цион, должен был стать первым ребёнком, для которого иврит будет родным языком. Малыш заговорил очень поздно. До четырёх лет он вообще молчал и рос очень замкнутым. Это и неудивительно, ведь отец подпускал к мальчику только тех, кто говорил на иврите, а таких людей было очень мало. Бен-Цион рассказывал, что однажды, когда ему было четыре года, мама, забывшись, начала напевать колыбельную на русском. Когда отец это услышал, он ужасно разозлился, и между родителями вспыхнула ссора. Малыш расплакался и наконец-то заговорил. На иврите!


Бен-Цион Бен Йехуда
Надо сказать, что священный язык Торы не самый удобный для повседневного общения. К примеру, оказалось, что в иврите нет даже слов «варенье» и «газета». И Бен-Йегуда был вынужден придумывать многие слова.

Несколько семей решилось на такой же эксперимент (сумасшедшие идеи заразительны). А когда возник Израиль, встал вопрос: какой же язык сделать государственным? Вопрос этот был сложным, так как большинство евреев из Восточной Европы говорили на идиш или по-русски, учёные люди знали немецкий, выходцы из других стран тоже принесли с собой свой язык и свою культуру. Но все понимали одно — у еврейского государства должен быть еврейский язык. И именно тогда идея Элиэзера Бен-Йегуды пришлась кстати.

Однако для того, чтобы превратить иврит в обычный язык, понадобилось ещё очень много времени. И ещё многим малышам пели колыбельные на языках других народов. Да и сейчас поют. Но теперь ивриту уже ничего не страшно. Это настоящий живой язык.

Ещё материалы этого проекта
Майя Кристалинская
Сейчас её имя помнят те, кому за пятьдесят или даже больше. Лет тридцать назад, стоило появиться афише с фамилией Кристалинская, и билетов на концерт было уже не достать. Одну песню, которую исполняла певица, вы точно знаете.
28.10.2010
Держись за нос Утёсова!
Песни Леонида Утёсова, сам звук его голоса, его интонации, юмор и страсть находят новых поклонников и сегодня. При жизни он был абсолютной звездой. Десять фактов из биографии человека-эпохи и человека-легенды.
04.07.2012
Венецианский игрок
Представьте себе итальянского раввина эпохи Возрождения… Так и видишь учёного мужа в чёрном плаще и с длинной бородой. Сидит где-нибудь в гетто, в каморке, и пишет свои мудрёные книги.
08.12.2010
О дивный детский мир
Когда-то давно молодая поэтесса Барто ляпнула Маршаку: «Знаете, Самуил Яковлевич, в нашей детской литературе есть Маршак и подмаршачники. Маршаком я быть не могу, а подмаршачником - не желаю».
21.11.2008