Золото Леви Штрауса

Золото Леви Штрауса

Всё, пора кончать с этим Лойбом Штрауссом. Что за имя такое? Ни один американец не выговорит.
7.06
Теги материала: биографии, великие евреи

Всё, пора кончать с этим Лойбом Штрауссом. Что за имя такое? Ни один американец не выговорит. Отныне я буду называться Леви Штраус. Смешные американцы даже это имя произносят на собственный манер: «Левай». Ну и пусть, что мне с того? Леви Штраус завоюет Америку!

Он решил это ещё на корабле, который уносил его с матерью и сёстрами всё дальше и дальше от родного дома. А может, он ничего такого и не решал, а просто мечтал: кто в восемнадцать лет не мечтает? Времени мечтать у него было очень, очень много — тогда, в 1847 году, корабли в Америку шли очень, очень медленно.


Леви Штраус.
Леви родился в старинном баварском городке Буттенхайм в семье Гирша и Ребекки Штраусс. У него было пять сводных братьев и сестёр, дети отца от первого брака, и одна родная сестра, Фанни. Семья жила дружно, но в 1845 году Гирш Штраусс умер от чахотки. Мать Леви с несколькими детьми решила попытать счастья в Америке. Они отправились в Нью-Йорк, где два сводных брата Леви к тому времени успели основать мануфактурное дело.

В те годы многие верили, что в далёкой Америке улицы вымощены золотом, а деньги делают прямо из воздуха. Но Леви вскоре убедился, что это совсем не так. Ему пришлось стать уличным разносчиком. Юный бизнесмен торговал пуговицами, нитками, иголками, булавками, крючками, ножницами и другим нехитрым товаром.

Леви был предприимчивым коммивояжёром. Вскоре он начал мечтать о Калифорнии. Там в 1849 году вспыхнула золотая лихорадка. Из Нью-Йорка в Сан-Франциско один за другим отплывали корабли с золотоискателями. Все они надеялись найти золотую жилу или крупный самородок и разбогатеть.

Леви Штраус прекрасно понимал, что золота на всех не хватит. Большинство старателей разорятся и вернутся домой с пустыми руками. Но пока их не настигло разочарование, в Калифорнии им понадобятся самые разнообразные мелочи, думал Леви. Он убедил братьев дать ему товаров на продажу, сел на корабль и отправился в Сан-Франциско.


Джинсы быстро стали популярны у золотоискателей.
Весь товар он распродал ещё в пути. Леви радостно потирал руки, но тут оказалось, что на берегу он сумел бы заработать гораздо больше. «Какой же я дурак!» — корил он себя. Из всего взятого с собой у Леви оставалась только парусина. Теперь-то, размышлял он, я не продешевлю. Ткань наверняка понадобится искателям золота, она пойдет на палатки.

Увы, в лагере золотоискателей палатки оказались не нужны. Но Леви заметил, что одежда незадачливых старателей быстро приходит в негодность. Молодой предприниматель тотчас решил воспользоваться случаем. Он снял мерку с первого попавшегося золотоискателя, с большим трудом нашёл в калифорнийских горах портного и заказал ему прочные штаны из парусины. Он велел портному нашить на штаны множество карманов и для прочности прострочить каждый шов дважды.

Довольный старатель напялил обновку и поспешил в бар. Там он произвёл настоящий фурор. Всем хотелось обзавестись такими же прочными и полезными штанами. Дела у Леви Штрауса стали налаживаться: Калифорния всё же принесла ему золото. Одна беда — золотоискатели часто таскали в карманах разные инструменты, запас табака, самородки. Карманы в местах крепления то и дело рвались.


Эту задачу решил Якоб Дэвис, портной-иммигрант из Невады. Он придумал укреплять штаны, точно конскую сбрую, металлическими заклёпками. Денег на патент у портного не было, и Дэвис стал компаньоном Штрауса. В 1873 году они зарегистрировали знаменитый патент № 139121 на «робу без верха с заклёпками». Вместо парусины Леви стал использовать более легкую хлопчатобумажную ткань. А сами штаны, покрашенные в синий цвет, прозвали «джинсами»: синие штаны когда-то носили моряки из Генуи, а англичане и американцы произносили название итальянского города как «Джинес».

Вся Америка называла джинсы «левайсами» по имени Леви Штрауса. Прочные и удобные джинсы быстро стали любимой одеждой фермеров, лесорубов и ковбоев. Джинсы были доступны каждому, пара стоила всего полтора доллара. В 1890 году появилась классическая модель номер 501. Фирма Штрауса разработала знакомые всем оранжевые стежки на задних карманах, особые металлические пуговицы с тиснением и прославленный лейбл с изображением двух лошадей, которые пытаются разорвать пару джинсов «Левайс».


Музей Леви Штрауса.
Однако Штраус не ограничился джинсами. Он создал большое торговое предприятие в Сан-Франциско, стал директором банка, страховой и энергетической компаний. В делах ему помогала старшая сестра Фанни, её муж и их четверо сыновей — племянники Штрауса. Леви никогда не важничал, терпеть не мог обращение «господин Штраус» и просил, чтобы служащие фирмы называли его по имени. Он всегда помнил о своем бедном детстве и юности — помогал еврейской общине Сан-Франциско, жертвовал деньги на дом престарелых и детский приют, учредил 28 стипендий для студентов Калифорнийского университета.

Леви Штраус скончался в 1902 году. Этот человек, приехавший в Америку не имея ничего, оставил своим родным шесть миллионов долларов и создал одежду, которая верно служит людям полтора столетия и исчезать не собирается. В XX веке джинсы стали не только повседневной одеждой, но и предметом «высокой моды». Фирма, основанная Леви, по-прежнему продает их больше всех, а старинный дом в Буттенхайме, где он родился, превратился в музей Леви Штрауса и его джинсов.

Ещё материалы этого проекта
Живой язык
Всем известно, что в Израиле говорят на иврите. Представьте, что ещё сто лет назад в повседневной жизни иврит никто не использовал. На нём были написаны священные тексты, на нём произносили молитвы. И, наверное, так было бы и сегодня, если бы не один человек…
19.04.2010
Жизнь в страхе
Вера Инбер родилась в Одессе в 1890 году. Её отец, Моисей Шпенцер, владел солидным и известным научным издательством «Матезис». Мама, Ирма Бронштейн, заведовала еврейским училищем для девочек. В доме одно время жил и двоюродный брат матери Лёвочка. В жизни Веры Инбер дяде Льву предстояло сыграть роковую роль.
21.03.2011
О дивный детский мир
Когда-то давно молодая поэтесса Барто ляпнула Маршаку: «Знаете, Самуил Яковлевич, в нашей детской литературе есть Маршак и подмаршачники. Маршаком я быть не могу, а подмаршачником - не желаю».
21.11.2008
Шике-шике-шике-дриз!
Кем должен был стать мальчик, родившийся с именем Шике Дриз? Например, клоуном! А что – отличное имя для клоуна! И выкрикивать удобно: «Шике-шике-шике-дриз!» – звучит как весёлая, но необидная дразнилка.
29.09.2008