Чирик, чирик — превращения

Чирик, чирик — превращения

Валерий Медведев. Баранкин, будь человеком! Самовар, 2009
25.02

Если бы я был учителем, я бы никогда не задавал уроки на дом.

Пусть дети занимаются в школе, раз уж родителям это так нужно, а дома — отдыхают и смотрят телевизор. После обеда всегда идут мультики, и каждый ребёнок об этом знает. Представляете, с каким настроением он садится за уроки, если показывают Бэтмена или Черепашек-ниндзя. Или Чебурашку.

Когда я рассказал всё это маме, она почему-то решила, что я хочу быть учителем. Обрадовалась: «Самое главное — получить хорошее образование».
На самом деле, я бы хотел стать супергероем, а не учителем. Бэтменом, наверное, хорошо быть. Никаких уроков — знай себе летай в красивом чёрном плаще, в окна заглядывай, и никаких забот.

Хотя, если вдуматься, у Бэтмена полно дел. То мир спасать, то каких-то девчонок из беды выручать. Зачем, кстати, — не понимаю. Они прекрасно могли бы сами из беды выручаться, незачем Бэтмена отвлекать от телевизора всякой ерундой.
А вот с миром как? Его точно спасать придётся, он сам не справится.

Нет, не хочу быть Бэтменом. Лучше воробышком. Скачет себе, чирикает, и нет проблем: ни уроков по математике, ни капризных девчонок.
— Баранкин тоже так думал, — сказала мама.
— Какой ещё Баранкин?
— Мальчик. У него фамилия такая — Баранкин. Знаешь, чем закончилось? — и она дала мне книгу. — Почитай.

Книга была нетолстая, с картинками. И я согласился. Уж лучше, чем решать примеры.

Сначала всё было хорошо. Мальчик этот, по фамилии Баранкин, силой воли и без никакого образования, взял и превратился в воробья.

«Смотрю — у меня вместо ног, одетых в ботинки, босые воробьиные лапы, и этими лапами я стою на лавочке, как самый заправский воробей. Я открыл глаза пошире, смотрю — вместо рук у меня крылья. Открываю глаза ещё больше, верчу головой, гляжу — сзади торчит хвост».

И тогда у Баранкина началась хорошая беззаботная жизнь. Я же говорил! Лучше всего быть воробьём.

— Читай дальше, — улыбнулась мама.

«Не успел я закончить фразу, как сзади на меня обрушилось что-то урчащее и подмяло под себя. «Муська!» — успел подумать я и рванулся изо всех сил в сторону и вверх по направлению к акации, на ветках которой продолжал чокать и трещать Малинин. Я летел как камень из рогатки. Я чуть не сбил с дерева своего лучшего друга».


Конечно, если бы Баранкин был мальчиком, а не воробьём, эта Муська была бы ему не страшна, но сейчас она стала смертельно опасна. Без преувеличения.
Кто такая Муська? Если вы ещё не догадались, почитайте книжку «Баранкин, будь человеком!» — не одному же мне читать. Хочу только предупредить, что Муська оказалась не единственной опасностью в жизни Баранкина-воробья.

Короче говоря, получилось, что быть воробьём — не такая уж хорошая идея. Но не забывайте: у Баранкина была очень сильная воля, и он мог превратиться в кого угодно.

Я задумался, в кого бы я хотел превратиться, чтоб ни математики, ни Муськи. Ну, например… в человекообразную бабочку. А что? Разве таких не бывает? А Баранкин думал, что бывают, и превратился. И всё бы хорошо, но потом появились девчонки.

Если я стану Бэтменом, ни за что не стану выручать девчонок! Из-за них Баранкина-бабочку ждали приключения ещё ужаснее, чем Баранкина-воробья. Девчонки гораздо хуже кошек, что там говорить. Пришлось опять превращаться, и вы даже представить себе не можете, в кого. А потом ещё раз превратиться, обратно.

«А голова!.. Я на свою голову тоже раньше не обращал внимания. Голова и голова… Есть на плечах, и ладно! Нахлобучишь кепку — и хорошо! Пофантазируешь — и довольно! А теперь, теперь… После всего, что я пережил, уж я-то точно знал, что если руки человека — это чудо, то уж голова — это самое расчудесное чудо из всех расчудесных чудес».

Мама говорит, когда читаешь хорошую книжку, часто находишь подтверждение своим мыслям, и даже начинает казаться, что это ты сам написал, только красивыми словами и со знаками препинания. Так вот, я с Баранкиным согласен. Я тоже думаю, что голова — это очень важная часть человеческого тела, и очень полезная. И вообще, быть человеком… в этом что-то есть, что-то интересное.

А наша учительница говорит, что хорошая книга заставляет задуматься. Вот и я задумался. А математику — потом. В конце концов, я пока не решил, кем хочу быть, птицей или человеком.

Ещё материалы этого проекта
Беседы с книжным шкафом о жизни и литературе
В нашем доме самый мудрый — большой книжный шкаф. Когда у меня появляются вопросы, я иду к нему. — Многоуважаемый шкаф, — начинаю я. — Что бы такого почитать моему сыну?
25.02.2011
То ли детям, то ли взрослым
Эта небольшая повесть — далеко не самая известная книга Януша Корчака, но всё равно — прекрасная.
05.04.2011
Все-все-все в Волшебном Лесу
Винни-Пух – один из самых знаменитых медведей в литературе. Его узна//ю//т малыши, потому что Винни рисуют на пижамках и тапочках, на тарелочках и даже на пустышках. Его помнят и любят родители, потому что смотрели в детстве прекрасный мультфильм про забавного медвежонка и его друзей.
27.05.2009
Всё — вперёд, всё — в даль
Александра Бруштейн, как и Сашенька Яновская, никогда не сдавалась. И в те годы, когда над зелёными садами старой Вильны поднимались, рискуя жизнью, первые воздухоплаватели, и когда великие потрясения происходили совсем рядом, и когда так сложно было распознать настоящего друга и истинного врага.
11.06.2010