К морю

К морю

День третий «Сегодня мы пойдем на море!» — музыкой звучало у меня в голове.
20.01
Теги материала: иврит, израиль, семья

Начало путешествия — День второй

«Сегодня мы пойдём на море!» — музыкой звучало у меня в голове. Я был на море только один раз, когда мне было два года, и, если честно, ничего толком не запомнил. Знал только, что оно очень солёное и что если человек хочет научиться плавать, то это лучше делать на море. Солёная вода плотнее пресной и лучше держит.

Мы вышли на улицу около восьми утра, и я сразу понял, почему все израильтяне носят тёмные очки: так много света было вокруг. Под израильским солнцем все цвета были ярче. Зелёная трава была не зелёной, а зеленющей, а небо — самым синим, какое я видел в своей жизни.


 — Лиора, а у вас всегда небо такое синее?
— Небо как небо, — ответила Лиора, — мы любим цвет кахоль. У нас и на флаге два цвета: кахоль и лаван — синий и белый.
— Кахоль, — повторил я, — какое здоровское слово! Оно пахнет небом. Ещё у вас яркий зелёный!
— Зелёный — ярок. Цвет ярок может быть только ярким!
— Яркий ярок — вот замечательно!

Мы шли дальше по дорожке через маленький скверик, наполненный ароматами цветов.
— Если можно где-то выучить цвета, то именно здесь: по-моему, тут все цвета есть.
— Ну, может быть, кроме чёрного, — заметила Лиора. — Вот с него и начнём: чёрный — шахор!

- И правда, чёрный в природе найти нелегко. Даже когда я закрываю глаза, я вижу радужные круги. Но ночью, если на небе нет луны и звёзд, всё вокруг шахор-шахор!
— Мой самый любимый цвет — варод. Он нежный и очень подходит девочкам. Варод — розовый. Мои любимые платья розового цвета. А вот мама больше любит адом — красный. Папа всегда дарит маме розы цвета адом на день рождения. Смотри — песок. Он цвета цаhов — жёлтого. В этом слове ты слышишь букву, которой нет в русском алфавите. Она звучит, как легкий выдох: цаhов. По-моему, варод, адом и цаhов — самые весёлые цвета!
— А моя бабушка больше всего любит фиолетовый. Как это на иврите? — Саголь.
— А есть цвета, которые ты не любишь, Лиора?
— Я не очень люблю хум — коричневый. По-моему, и слово тоже короткое и скучное.
И афор — серый. Афор он и есть афор.
— Лиора, я совсем забыл — у меня же теперь есть диктофон. Ты не можешь повторить ещё раз, а я запишу.
— Проще простого:
Лаван — белый,
Шахор — чёрный,
Адом — красный,
Ярок — зелёный,
Кахоль — синий,
Варод — розовый,

Саголь — фиолетовый
Цаhов — жёлтый,
Афор — серый,
Хум — коричневый.
Мы забыли про солнце! Солнце — оранжевое — катом!
После того как мы всё записали, Лиора сказала, что лучше всего запоминать по ассоциациям. Я не сразу понял, что она имеет в виду.
— Ну, например, я говорю тебе слово «снег» — какой цвет приходит тебе в голову?
— Ты шутишь? Конечно, белый — лаван.

- Вот цепочка «снег — белый — лаван» и есть цепочка ассоциаций.
— Ну давай ещё поиграем!
— Идет! «Ночь»!
— «Чёрный — шахор»!
— «Мак»!
— «Красный — адом»!
— «Трава»!
— «Зелёный — ярок»!
— «Море»!
— «Синий — кахоль»!
— «Банан»!
— «Жёлтый — цаhов». Знаешь, почему-то от игры в ассоциации мне очень есть захотелось.
— На свежем воздухе всегда есть хочется. У меня с собой бутерброды. Бэтэавон! Приятного аппетита!

Ещё материалы этого проекта
Старая-старая сказка
– Послушай, приятель, а зачем тебе вообще жениться? – спросила голова Вася.
– Как зачем? Чтобы быть счастливым. А ещё у нас будут детки... – рассказывал Герой.
– Маленькие такие, крикливые? Да зачем они тебе? Их же ловить придётся, прежде чем съесть, – удивилась голова.
30.04.2009
Про жалюзи и генетику
Ковбоев было трое, они окружили меня. Чтобы не попасть в плен, я бил направо и налево, одного сбросил в пропасть за диваном, второго загнал в угол у телевизора. А когда мы остались с третьим один на один, я изо всех сил треснул его прямо копьём по башке! И... моё копьё сломалось.
02.04.2009
Гордая двойка
Татьяна Ивановна монотонно и гнусаво нараспев диктовала нам про уток. Про то, как они живут, как откладывают яйца, как плавают, как летают. Мне понравилось, если не считать того, что я прямо чувствовал, как неправильно всё это пишу.
19.11.2009
Зазебриное озеро
Папа очень любил музыку, поэтому быстренько сел и написал. Музыку. Это была очень полосатая музыка.
— Ой, какая полосатая! — закричала зебра Матроска.
— Музыка не может быть полосатая, она может быть только волнистая, — сказала старшая и умная сестра Лохматка.
24.05.2011