Красавица и чудовище

Красавица и чудовище

Мне как-то мамина подруга сказала, чтоб я не завидовала смазливым девчонкам, потому что у меня внешность интересная, с изюминкой. Во как!
21.10
Теги материала: для девочек, школа

В тот день, придя домой из школы, я долго смотрелась в зеркало.

Нам задали сочинение на тему «Красота». И многие мальчишки в классе написали про какую-то прекрасную-распрекрасную девочку с золотыми кудрями и «небесными» глазами. Похоже, все они поголовно влюблены в Лизу. Это она у нас по части глаз цвета неба и волос цвета пшеницы.

Вот я перед зеркалом и пыталась понять, красивая ли я. Или тут прокатывают только голубые глаза? А с карими вообще как, живут?

Бабушка назвала меня воображулей. При чём тут это, не понимаю. Я же не от скуки перед зеркалом верчусь.

Можно было бы спросить у кого-нибудь, но у кого? От родителей правды не дождёшься – они как заладят: «Ты у нас самая лучшая, самая хорошенькая», – начнут тискать, целовать, как будто я какая-нибудь трёхлетка, и всё, и никакого человеческого ответа. А у посторонних и не спросишь как-то… Ну разве подойдёшь с таким вопросом, допустим, к Пашке, которого даже наша Ольга Сергеевна зовёт красавчиком? Засмеёт же.

После вечера, проведённого у зеркала, ситуация совсем не прояснилась, и я с тяжёлым сердцем отправилась в кровать.

Наутро твёрдо решила понаблюдать за Лизой. И чего она всем так нравится?

Мне как-то мамина подруга сказала, чтоб я не завидовала смазливым девчонкам, потому что у меня внешность интересная, с изюминкой. Во как!


Я старательно думала о своей изюминке всю дорогу, но в школе напрочь про это забыла.

Посмотрев на Лизу всего несколько минут, я поняла, что она не просто так стала мечтой всех мальчишек в классе. Я даже сама залюбовалась. Какая у неё милая улыбка, какой аккуратный хорошенький носик, какие большие, чистые глаза… Ну почему я не такая?!

Остаток дня прошел в трауре. Я избегала зеркал и от расстройства съела пару лишних булок в столовой.

С 1 сентября уже две недели прошло – как это я сразу не заметила, какая она красивая? Идеал! Эталон! Ох и ах!

После уроков я поднималась на продлёнку, а на лестнице стояли две мамы девочек из нашего класса. Они, как водится, обсуждали что-то жутко важное заговорщицким полушёпотом, и я по привычке прислушалась. Ой, не стоило мне этого делать.
– …в этой школе такие дети красивые! Боюсь, моя комплексовать будет…
– Да брось, твоя-то хорошенькая… А вон, смотри, девочка идёт, видишь? Вот бедняжка, вот намучается ребёнок! Что тут сделаешь, если страшненькая родилась. А только что такая Мальвинка пробегала – как из рекламы, картинка просто!..

Я проревела в подушку полночи (на всю ночь меня не хватило). Утром моё отражение вполне соответствовало гордому званию «страшненькой бедняжки».

А кто у нас Мальвинка? Да тут и гадать нечего – Лиза-Лиза-Лиза, кругом она, и все-то ею восхищаются, и всем-то она нравится… Да чтоб она со своей красотой завтра утром где-нибудь на Северном полюсе оказалась! Медведей пусть радует!


На следующий день Лиза, вопреки моим молитвам, сидела за своей второй партой и улыбалась.

Всю математику я довольно злобно смотрела ей в затылок и получила пару замечаний от Ольги Сергеевны – мол, не тем занята. А чем мне ещё заниматься? Я ничем другим заниматься не могу! Лиза красивая, я страшненькая. Дайте хоть взглядом её хорошенько просверлить.

А на второй перемене случилось удивительное.

Она подошла ко мне. Ни с того ни с сего. За две недели она мне и слова не сказала, а тут – взяла и подошла.
– Привет, – говорит.
И улыбается так, что ненавидеть её становится всё труднее. Мальвинка. Идеал. Эталон.
– Привет.
– Ты чего сегодня грустная такая, а?
Я замялась.
– Ну… Да так, ерунда… Странно, что ты вообще меня заметила.
– Почему же я не должна тебя замечать?
Эта фраза явно оказалась лишней. Я почувствовала, как слова закипают где-то внутри и обжигающими пузырьками подступают к горлу.
– Потому что ты красивая, а я страшненькая! Потому что меня жалеют, а тебя обожают! Потому что… Потому что… На тебя все мальчишки смотрят с восхищением, все родители, все учителя! Только и слышно вокруг – ах, Лизонька, Мальвинка, небесные глаза, золотые кудри! Все только о тебе и говорят, а я что?! Я… я…

Я замолчала, переводя дух. Наверное, покраснела целиком, включая уши. Что она теперь про меня подумает! Что-нибудь вроде: «Ну надо же, бывает же такое – ладно бы только страшненькая, так ведь ещё и дура!»

Но Лиза, вопреки моим ожиданиям, не засмеялась, не разозлилась, а выдержала долгую паузу. Когда я наконец осмелилась поднять глаза, на её ангельском личике было только какое-то удивление, что ли. Или растерянность.
– Ника, да ты что… Разве в этом дело? Не такая уж я и красивая… Ник, ну чего ты…
– Не надо меня успокаивать! – гордо сказала я, собрав в кулак жалкие остатки воли. – Ты именно такая, красивая, сама знаешь. А я… Ничего, переживу как-нибудь. Не всем красавицами быть, в конце концов, кто-то должен и чудовищем…
Лиза нахмурилась.
– Нет уж, так не пойдёт, – она вздохнула и взяла меня за руку. – Знаешь, мне мама всегда говорит, что самое главное – красота внутренняя. Потому, что она с годами не угасает, а только расцветает и может украсить любого, даже самого некрасивого человека… Да, как-то так мама говорила… Тебя все любят, Ника. Правда! Просто по-другому… На меня-то смотрят как на картинку. А тебя хвалят за доброту, за то, что после уроков всегда остаешься и класс наш убираешь, за то, что по русскому списывать даёшь… Я сама слышала! Вот вчера в столовой Настя не дала конфету Сёме, а он сказал, что ты с ним всегда делишься и что ты добрая и совсем-совсем не жадная, не то, что она. Ника, ну Ника, ну чего ты, ну улыбнись…

Я смотрела на Лизу, чувствовала, как она теребит мой рукав, и слушала, как она рассказывает про внутреннюю красоту, и мне вдруг всё стало ясно.
– Знаешь, Лиза… Ты меня прости. Я тебе завидовала страшно! А ты… Мне кажется, я теперь понимаю, почему тебя все так любят. Ты же добрая. У тебя же эта вот внутренняя красота, она, ну, такая же яркая, как и внешняя, понимаешь?
Лиза заулыбалась и обняла меня.
– А давай на природоведении сядем вместе, а? Если разрешат?
– Давай!

Так у меня появилась первая настоящая подруга. А сочинение про красоту я попросила у Ольги Сергеевны – переделать.

И написала про Лизку. Ни словом не обмолвилась о том, как она хороша собой. Писала, что она добрая и отзывчивая, что она умеет слушать и подбадривать, что ей небезразличны другие люди.

Про её красоту написала. Про внутреннюю.

Ещё материалы этого проекта
Волшебное зеркальце
Стало интересно царю, кто родился с ним в один год, в один месяц, в один час и даже в одну и ту же минуту. Взял он свои книги, начал в них смотреть и увидел, что в маленьком местечке живёт человек, который родился одновременно с царем. Думает царь: "Кто же он?"
02.06.2010
Случай в трамвае
Заяц работал библиотекарем, и от его дома до работы было ровно четыре трамвайных остановки. Как удобно, скажете вы. Удобно, отвечу я, но только если вы кот, или медведь, или зяблик, или даже гусеница. Словом, кто угодно, только не Заяц.
07.05.2009
Азбука Потоцкого
Букник-младший — большой знаток и ценитель Одессы. А тут выяснилось, что есть целая одесская азбука: на каждую букву что-нибудь про историю, про архитектурные памятники или про местных знаменитостей.
17.11.2010
Почему в мире так мало принцесс
Возле одуванчика сидела большая жаба в пупырышках. Глаза у жабы были чёрные, круглые и неподвижные, как пуговицы на бабушкином нарядном платье. Вообще жаба была очень красивая.
02.07.2009