МАЯК

МАЯК

История из жизни Каникулы кончались. Все уже приехали с дач. Но всё равно было страшно скучно.
6.01

Каникулы кончались. Все уже приехали с дач.
Но всё равно было страшно скучно.
Мы слонялись по двору и не знали, куда себя деть.
Тут прибежал Костик и сообщил, что Борька и Мишка построили на дереве шалаш.
Костик младше нас на два года. Когда тебе десять — это существенно. Он так и не понял, что с Борькой и Мишкой мы уже давно не разговариваем.

Борька и Мишка — братья, им тринадцать и четырнадцать.
Однажды их заперли дома. Но Борька с Мишкой всё равно удрали — перелезли через соседний балкон, а добрые соседи их уже выпустили.
— Вы нас не видели! — предупредили они и уехали на велосипедах. И когда нас спросили, мы так и сказали, что не видели.
Но потом всё вскрылось: на потолке балкона остались следы велосипедных шин. Этаж был девятый, и больше их так не наказывали.

Ну вот. А теперь мы не разговариваем.


- Пошли посмотрим, — сказал Костик.
Мы переглянулись. Мы — это я, Ян и Марик.
— Да больно надо! — сказал Ян.
Но потом я притащил из дома полевой бинокль, и мы по очереди стали смотреть, что там у них на дереве происходит.
Первое, что удалось разглядеть, — табличка: «Не влезай — убьёт!» Череп со скрещёнными костями. Борька с Мишкой были внутри и то и дело мелькали сквозь щели. А потом они закрыли все дырки упаковкой из-под холодильника.
Мы расстроились, хотя делали вид, что всё в порядке.

И тут появился участковый.
Он потоптался перед домом — искал, с кем бы заговорить.
Вышла тётка Гаррисон. И он обратился к ней. Мы подошли послушать.
Участковый расспрашивал, не видела ли она в последнее время в округе незнакомых людей.
— Нет, ничего, вроде. Да я и не смотрела так особо, целый день на работе, сами понимаете. А что случилось?
— Я видел, — вдруг сказал Ян.
— Что видел? — повернулся к нему участковый.
— Мужик такой весь в чёрном.
— Когда ты его видел?
— Позавчера. И карман оттопырен, как будто там пистолет.
— Что придумываешь, позавчера тебя целый день не было, — сказал Костик.
— Ну, тогда в среду.
— Убийство произошло в четверг, жертву зарезали, а не застрелили, — вздохнул милиционер.

Мы так и замерли.
— Кого зарезали? Где зарезали? — это Марик.
— Около гостиницы в четверг вечером.
Гостиницу строили неподалёку. Уже лет пять. И всё никак не могли достроить.
— Зачем вы это детям говорите? — укоризненно сказала тётка Гаррисон.
— Ну, если что увидите — сообщите нам, — милиционер смутился и ушёл.
— Пошли, Борьке и Мишке расскажем, — предложил Костик.
— Они же с нами не разговаривают, — фыркнул Ян.
И мы поняли, что шалаш нас уже совершенно не интересует, пусть хоть обвешаются своими «Не влезай — убьёт!»

Мы забрались на гараж и стали обсуждать, что делать дальше.
— Если зарезал, должна быть кровь, надо найти кровь и сделать анализ ДНК, — говорил Ян.
— Зачем? Кто жертва — они знают, — возражал Марик. — Они не знают, кто преступник.
— А может, он поранился, когда резал.
Костик сидел, поджав коленки, и испуганно переводил огромные глаза с Марика на Яна.
И тут на меня снизошло вдохновение:
— Я знаю, как мы его поймаем!
— Кого?
— Убийцу! Убийца непременно возвращается на место преступления. Его туда тянет. Ночью.
— Мне только до шести разрешили, — быстро сказал Костик.
— Ладно, — решил я. — Иногда они возвращаются днём.

Меня уже было не остановить. Я сам верил в то, что говорю.
— Короче, мы поймаем его, и милиционер объявит нам благодарность за отличную работу.
— И как мы будем его ловить? — влез Марик.
— Мы создадим тайное общество МАЯК. М — Марик, А — это я, Андрюха, Я — Ян, а К — Костик.
— Так убийца ни за что не догадается, — согласился Марик.


Мы завели огромный журнал и первым делом нарисовали там план нашего микрорайона.
— Вот если бы убийцей был ты… — говорил я Костику.
— Почему я? — хлопал глазами тот.
— Ну хорошо, ты! — поворачивался я к Марику. — Какое бы место ты выбрал, для осуществления своего плана?
Марик быстро включился, и мы нанесли на карту несколько крестиков. Эти места следовало взять под особый контроль.

Потом мы стали записывать в журнал всех проходящих мимо стройки. Получалось негусто.
Мужчина в зелёной футболке и кедах. Со спины.
Мишка и Борька (скорее всего, не убийцы, мы бы знали).

Мы договорились, что вести журнал будем по очереди. Завтра — моё дежурство. На ночь журнал следовало класть в условное место.
Пока же писать было больше нечего, и это нам не нравилось.
Хотелось результатов. И мы решили идти прямо на стройку, чтобы:
1) уточнить возможное место преступления;
2) отслеживать не только кто там ходит, но и откуда они приходят и куда уходят.

— Убийца может этим себя выдать, — сказал Марик.
— Мне нельзя на стройку, — буркнул Костик.
— Не боись! Пошли! — отрезал Ян.
Разбились по двое. Мне достался Костик.
Договорились, что, если кто-то появляется со стороны проспекта, его ведём мы с Костиком. Если со стороны домов — Ян с Мариком.

Около стройки воняло. Костик сидел, прислонившись спиной к забору, и морщил нос.
— Когда мы домой пойдём? — время от времени спрашивал он.
И тут со стороны проспекта появился мужик с портфелем.
— Вот он! — шепнул я.
— Кто?
— Убийца! — я потянул Костика, и он неохотно двинулся за мной. — Пошли!


Мужик курил на ходу и был какой-то помятый.
— Не спит, небось, — фантазировал я. — Боится жертву во сне увидеть.
Пригибаясь и прячась за деревьями, короткими перебежками мы двинулись вслед за мужиком с портфелем.
Мужик вошёл в лес, дошёл до места, где мы обычно жжём костер, и огляделся.
— Хорошо, что мы тут всё знаем, — шепнул я. Костик кивнул.
— Главное, чтобы он нас не заметил!
Мужик сел на бревно, посидел немного, посмотрел по сторонам и полез в портфель.
— Пистолет достает, — шепнул я. Костик вцепился мне в руку.
Мужик достал из портфеля бутылку пива, и Костик немного ослабил хватку.
Убийца открыл бутылку, отхлебнул и посмотрел прямо на нас.
— Что, пацаны, пива хотите? — спросил он.
— А-а-а! — заорал Костик и, ломая кусты, помчался из леса.

Ну, мы и неслись. Я догнал Костика только у дома. Он был какой-то картонный, глаза — черные. И я испугался. «Он же маленький! — вдруг услышал я в голове мамин голос. — Так ведь его и до смерти можно запугать вашими дурацкими убийцами».
— Ну, слушай, ну чего ты испугался? Ну какой он убийца? У него в портфеле там пиво было. Ты что думаешь, реальный убийца вернётся? Да что он, дурак, что ли? Да ещё с пивом. Ты что думаешь, ему пива попить негде? — я тарахтел, как заведенный. Но Костик молчал.
Подошли Ян и Марик и встали рядом.

А я сидел на корточках перед Костиком и бормотал:
— Ну что ты испугался? Ведь это игра. Про убийцу — это я сам выдумал. А ты поверил? Это же ерунда на самом деле! Ты что думаешь, мы бы тебя взяли, если было бы по-настоящему опасно?..
— Костя, домой! — закричала мама Костика из окна.
Костик вскочил и бегом бросился к подъезду.
— Пока, — сказал я. — Мне тоже пора.
На следующий день я вообще никуда не пошёл. Только тетрадки и ручки купить для школы. По дороге мне встретился Борька.
— Слушай, это был твой бинокль?
— Откуда ты знаешь, что был бинокль?
— Да что мы, не видели, что ли, как вы на нас по очереди пялились?
— Ну, мой.
— Слушай, а ты не дашь? Очень нужно!
— А вы нас в шалаш возьмёте?
— Только по очереди.
— Надо спросить у мамы, — ответил я.
У мамы спрашивать было, конечно, бесполезно. Мне этот бинокль вообще трогать не разрешали. Но я подумал, что как-нибудь выкручусь.


А потом раздался звонок в дверь.
На пороге стоял наш МАЯК.
— Привет! — обрадовался я. Но они в ответ мрачно промолчали.
Первым заговорил Ян:
— Неси журнал МАЯКа!
Я принёс.
— Ничего! Я так и знал! — злорадно сказал Ян. — Ты должен был вчера вести журнал и вечером положить его в тайник.
Мне стало смешно: как я мог вести этот журнал после того, что произошло.
— Предатель! — вдруг сказал Ян.
— Я?! — не понял я. — Это из-за того, что я с Борькой разговаривал?
— А ты ещё и с Борькой разговаривал? — презрению Яна не было конца.

Марик стоял рядом и смотрел на меня с осуждением. Костик прятал глаза.
— Мы не нуждаемся больше в твоей помощи! — сказал Ян и плюнул сквозь зубы. — Мы исключаем тебя из МАЯКа!
И они ушли.

Мы с мамой ели печёные яблоки. Потому что осень. Я так люблю, как мама делает яблоки. С сахаром и корицей.
И всё-таки зря они меня исключили. Как там они без меня? Это ведь я придумал. Как теперь называется их общество, наш МАЯК без моего А?
МЯК? ЯМК? КМЯ!

Ещё материалы этого проекта
Неудобно как-то всё, когда живешь на кактусе
Испытатели первой ракеты были крайне безвкусно одеты. Бусы из хризопраза, шесть булавок от сглаза, Панталоны, носки, эполеты…
06.08.2014
Про жалюзи и генетику
Ковбоев было трое, они окружили меня. Чтобы не попасть в плен, я бил направо и налево, одного сбросил в пропасть за диваном, второго загнал в угол у телевизора. А когда мы остались с третьим один на один, я изо всех сил треснул его прямо копьём по башке! И... моё копьё сломалось.
02.04.2009
Случай в трамвае
Заяц работал библиотекарем, и от его дома до работы было ровно четыре трамвайных остановки. Как удобно, скажете вы. Удобно, отвечу я, но только если вы кот, или медведь, или зяблик, или даже гусеница. Словом, кто угодно, только не Заяц.
07.05.2009
Спасибо картошке
Только одно омрачало безбедное Крысино существование – скука. Иногда по вечерам Крысе делалось так тоскливо, что она роняла слезу-другую и укладывалась спать, не поужинав.
28.05.2009