Почти на другой планете

Почти на другой планете

День первый В Израиль Миша летел вместе с бабушкой. Собственно, из-за бабушки они туда и летели.
15.10
Теги материала: иврит, израиль, семья

Прямо под крылом самолёта белым пушистым ковром стелились облака. Казалось, по ним можно бегать босиком, и пяткам будет мягко и тепло.

Миша впервые в жизни видел такое чудо. И было у него на душе радостно и тревожно.

Радовало, что папа назначил его старшим в поездке. А тревожило, что он, Миша, ещё никогда не был старшим и не очень хорошо понимал, как это делается.

В Израиль они летели вдвоём с бабушкой. Собственно, из-за бабушки они туда и летели. Вернее, даже не из-за неё самой, а из-за семейства её брата, пропавшего во время войны.

Совсем недавно, разыскивая одноклассников в Интернете, папа набрал в поиске девичью фамилию своей мамы. Однофамильцев было шестеро. Каждому он послал информацию о семье, спрашивая, не родственники ли они.


И вот два месяца назад пришёл ответ из города Ашдод. Письмо написал Аарон Гликлехмахер. Его отец Моше, брат Мишиной бабушки, после войны оказался в Европе. Думая, что вся его семья погибла, он не стал возвращаться на родину. Одно время жил в Париже и Вене. Но когда появилось государство Израиль, Моше решил, что именно там и построит свой дом.

В Израиле бабушкин брат женился, у него родилось трое детей, одним из которых и был Аарон. И хотя Моше Гликлехмахер (а Мишу назвали именно в его честь) уже покинул этот мир, всё его семейство с радостью ждёт московскую семью Гликлехмахеров в гости.

Бабушку не пришлось долго уговаривать. Но так как родители не могли оставить работу, а бабушка уже была старенькой и не очень хорошо видела, с ней отправили Мишу.

Папа сказал: «Сынок, ты теперь взрослый и отвечаешь за бабушку!» А мама почему-то заплакала, хотя Миша с бабушкой уезжали всего на месяц.


***
Я первым увидел кудрявого мужчину с табличкой «Гликлехмахер» и дёрнул бабушку за рукав.
– Шалом, якарим! – закричал дядя. Он крепко обнял ничего не понимающую бабушку и наконец представился: – Я Аарон. Не волнуйтесь, я прекрасно знаю русский. А вот с моей семьёй будет сложнее… Но это уже дома.

Мы сели в машину. Была тёплая ночь. А в Москве, когда мы улетали, уже выпал первый снег! Казалось, будто мы переселились на другую планету.

Бабушка с Аароном сидели впереди и о чём-то разговаривали. А я размышлял, что значит: «С семьёй будет сложнее».

Неужели они совсем-совсем не говорят по-русски? Мне было шесть лет, я умел читать и писать, даже выучил несколько слов по-английски. Но из еврейского языка я не знал ничего.


Мы остановились возле светлого каменного дома. На крыльце стояла высокая женщина, парень лет шестнадцати и маленькая девочка в платье с розовыми цветами.

Аарон взял наши вещи и повёл нас в дом.
– Знакомьтесь: это Тамар – моя жена. Она из Венгрии и совсем не говорит по-русски. Натан и Лиора – наши дети, говорят понемногу на всех языках, что звучат дома, но между собой – только на иврите.
– Шалом! – сказали мы с бабушкой. Это слово значит «здравствуйте» – его мы знали ещё в Москве.

Лиора взяла меня за руку и потащила к себе в комнату.
– Ты мой ах?
– Ах? Так мы говорим, когда нам что-то нравится. Или не нравится…
– Ах – это «брат» на иврите!
– Ах, это! Тогда да, я тебе ах! А ты мне кто?
– Ахот!
– Замечательно! Значит, у меня есть ахот Лиора и ах Натан.

Комната Лиоры оказалась обычной девчачьей комнатой с кучей мягких игрушек и кукол. Лиора взяла одну из них и сказала:
– Аба подарил мне её на день рождения.
– Аба – это твой друг?
– Смешной ты. Аба – это папа. А има – мама.
– А как будет дедушка?
– Дедушка – саба, бабушка – савта.
– А у тебя есть саба и савта?
– Есть, но только с маминой стороны. Они живут в другом городе. Твоя савта очень симпатичная!
– Спасибо.

Голос бабушки позвал меня из гостиной.
– Лиора… Давай ты станешь моей учительницей? Будешь учить меня говорить на еврейском языке, а когда мы с бабушкой вернёмся домой, я научу родителей.
– Я согласна! А твои родители – это мои дод и дода? Дядя и тетя?
– Правильно. А твой аба – мой дод Аарон!
Мы засмеялись.

Бабушка позвала меня ещё раз. Я понял, что пора идти спать.
– Спокойной ночи, савта!
Бабушка посмотрела на меня с удивлением.

Засыпая, я повторял:
Аба – папа,
Има – мама,
Саба – дедушка,
Савта – бабушка,
Ах – брат,
Ахот – сестра,
Дод – дядя,
Дода – тётя.

Продолжение следует 

Ещё материалы этого проекта
Такая вот жизнь
Если я сажусь есть мой любимый шоколадный торт, кусок оказывается у меня на штанах. Если я с радостью иду в школу первого сентября, то по пути меня из лужи обливает грузовик. Если я лечу на самолёте, то моё кресло оказывается не у окна. А с вами такое бывает?
03.02.2011
Я буду клоуном
Я клоуном стану, я точно решил.
Мне всех разыграть удаётся!
Я даже собаку вчера рассмешил.
Лишь мама одна не смеётся.
07.03.2011
Второй мешок Тру-ля-ля
Сидят котята,
Один усатый,
Один полосатый,
Один хвостатый.
Сколько котят
На крылечке сидят?
01.12.2010
Эта история случилась тёмной ночью
На площадь привели обвиняемого. Его охраняла вооружённая стража. Буквы сгрудились ещё больше, чтобы освободить место охране и арестанту. Председательствовал мудрый Цадик. Он встал на ноги и произнёс:
— Братья буквы! Произошла ужасная вещь. Злое чудовище напало на храброго юношу.
17.02.2010