Спасибо картошке

Спасибо картошке

В холодные месяцы Крыса носила свитер, сделанный из оброненной кем-то варежки.
28.05
Теги материала: сказка

В одном доме жила-была Крыса.

Дом был старый, с просторным подвалом. Жители опасались ходить туда поодиночке и непременно брали с собой родственника или соседа. А то мало ли, кто там притаился, в тёмном закутке.

Что же, спросите вы, в подвале том не было электричества? Было, а как же, только лампочки все до одной давным-давно перегорели, а заменять их жильцы не торопились – из принципа. Каждый думал примерно так: «Отчего это я должен лампочки новые покупать? Пусть вон Семёновы из тридцать пятой покупают! У них, небось, денег куры не клюют, всё лето евроремонт делали».

Так и стоял подвал без лампочек, а жильцы ходили сюда со своими фонариками и испуганно шарахались от каждой тени.


Но Крыса-то отлично знала, что кроме неё и пары пауков никого в тёмных закутках не водится, а потому жила себе привольно среди старых чемоданов и сломанных велосипедов.

Еды Крысе вполне хватало, спасибо запасливым жильцам, хранившим здесь дачные соления, картошку да крупы с макаронами, купленные сто лет назад по продовольственным купонам, – не выбрасывать же добро! А для холодных месяцев был тёплый шерстяной свитер, сделанный из оброненной кем-то варежки.

И только одно омрачало безбедное Крысино существование – скука. Ну сами посудите: что за радость быть владычицей просторного подвала, если не с кем погонять треснувший шарик для пинг-понга, поиграть в прятки, побегать наперегонки, да что там – не с кем и словом перемолвиться!

В иные вечера Крысе делалось так тоскливо, что она роняла слезу-другую и укладывалась спать, не поужинав.

Однажды Семён Семёнович, жилец квартиры номер двадцать шесть на втором этаже, отправился в подвал один, без сопровождения. Уж больно картошки жареной ему захотелось, а картошка, как известно, добывается из подвала. Семьи у Семёна Семёновича не было, соседей он недолюбливал (и они отвечали ему взаимностью), так что, прихватив фонарик и пластмассовое ведро, он пошёл покорять неизвестность.

Несколько раз уронил в темноте связку ключей (и когда только лампочки эти кто-нибудь вкрутит?!), открыл наконец свою каморку – и тут обнаружилось затруднение. Как взять фонарик, чтобы он, с одной стороны, освещал каморку, а с другой – не мешал перебрасывать картофелины из мешка в ведро?

Сначала Семён Семёнович прижал фонарик к груди подбородком, затем сунул подмышку, но всё было не то.


– Да вы на полку его положите, на среднюю, – раздалось вдруг за спиной у Семёна Семёновича. Это Крыса, устав наблюдать за мучениями жильца, решила дать ему добрый совет.

Семён Семёнович посерел лицом, выронил фонарик, резко обернулся, сипло всхлипнул: «Кто здесь?» и грузно осел прямо на мешок с картошкой.
Я здесь, – любезно ответила Крыса. – Здравствуйте, Семён Семёнович.
– Здра… а-вствуйте, – сказал Семён Семёнович и громко икнул.
– Не бойтесь, я не кусаюсь, – заверила Крыса. – Вы картошечку-то набирайте, не отвлекайтесь.

Семён Семёнович пригляделся к собеседнице, убедился, что это не страшное Подвальное Чудище, пожирающее людей, а всего-навсего средних размеров крыска, успокоился и, наполняя ведро картошкой, завёл светский разговор:
– А что, Крыска, хорошо ли тебе в подвале живётся?
– Да пропади он пропадом, подвал этот, – с чувством ответила Крыса. – Надоел хуже горькой редьки. Одна я, Семёныч, совсем одна.
– Эх, Крыска, так ведь и я тоже – совсем один. Женой-детишками не обзавёлся, даже кота вот – и того нет, – сказал Семён Семёнович и махнул рукой, мол, пропащий я человек, что уж тут…
– Что кота нет – это хорошо, – сказала Крыса.

Помолчали.

– Ты вот что, Семёныч, – принялась закидывать удочку Крыса, – ты бы взял меня к себе вместо кота, а? Ем я немного, имущество не порчу, в общении приятна. Вот увидишь, как я тебе пригожусь!


– А ты картошку жареную любишь? – подозрительно сощурившись, спросил Семён Семёнович.
– Обожаю! – воскликнула Крыса и для убедительности закатила глаза.
– Ну, что ж, пойдём тогда ко мне жить, – пригласил Семён Семёнович. – Иди, вещички собирай.

Крыса бросилась в свой закуток, подхватила любимый свитер и узелок с сокровищами (пуговица перламутровая, одна штука; гайки разные, три штуки; значок «Отличник учёбы», одна штука; и стеклянный шарик) и уже через час сидела на кухне у Семёна Семёновича, уплетая жареную картошку.

И зажили Крыса и Семён Семёнович душа в душу, и никто больше никогда не чувствовал себя одиноким.

Спасибо картошке!


Ещё материалы этого проекта
Солнышко на асфальте
После возвращения из роддома мама очень изменилась. Димка больше не был любимым сыночком, солнышком. Отныне все ласковые слова доставались маленькой дочке, а сын был вроде собачки – подай да принеси.
10.09.2009
Такая вот жизнь
Если я сажусь есть мой любимый шоколадный торт, кусок оказывается у меня на штанах. Если я с радостью иду в школу первого сентября, то по пути меня из лужи обливает грузовик. Если я лечу на самолёте, то моё кресло оказывается не у окна. А с вами такое бывает?
03.02.2011
Белые белки, рыжие рыжики и прочие голубые голуби
Когда у ребёнка есть воображение, любой рассказ о прогулке в парке может превратиться в фантастический роман. Особенно весело, когда папа всерьёз отвечает на все коварные вопросы.
30.10.2008
Зазебриное озеро
Папа очень любил музыку, поэтому быстренько сел и написал. Музыку. Это была очень полосатая музыка.
— Ой, какая полосатая! — закричала зебра Матроска.
— Музыка не может быть полосатая, она может быть только волнистая, — сказала старшая и умная сестра Лохматка.
24.05.2011