Элиэзер Великий: из крестьян в раввины

Элиэзер Великий: из крестьян в раввины

28.03

Согласно семейному преданию, предком Элиэзера был сам Моше, получивший Тору на горе Синай. Однако Гиркан, отец Элиэзера, был просто крестьянином, которого интересовало только хозяйство: пашня, коровы, ослы… Этого же он требовал от своих сыновей. Так что Элиэзер и другие дети Гиркана ничему не учились.

Братья Элиэзера были довольны такой жизнью. Однако юноша стремился к иному — его мечтой было изучать Тору. Нередко отец заставал сына в слезах. Сначала старый Гиркан думал, что дело в слишком тяжёлой работе, и подыскал Элиэзеру дело полегче. Когда же это не помогло, отец потребовал объяснений — и узнал, что Элиезер мечтает отправиться в иешиву.

Гиркан попытался переубедить сына: мол, начинать учиться в таком возрасте (тому исполнилось уже 22 года) всё равно слишком поздно. Элиэзер, однако, не отчаялся, и в один прекрасный день объявил, что уходит в иешиву, чтобы учиться у Йоханана бен Закая.

Но тут коса нашла на камень — указав на ближайшее поле, разгневанный Гиркан заявил сыну:

— Запомни, сынок, ты никуда не уйдёшь, пока не распашешь этот участок! И ещё: пока не закончишь работу — не получишь от меня ни хлеба, ни денег.

На следующий день Элиэзер вышел в поле, запряг корову (в те времена в Палестине пахали на быках или коровах) и приступил к работе. Как вдруг корова, на которой он пахал, оступилась и сломала ногу. Элиэзер, хоть и пожалел корову, совсем не расстроился.

 — Это знак свыше! Сам Бог указывает, что мне здесь не место.

Бросив плуг и не заходя домой, Элиэзер в чём был отправился в Иерусалим.

Случилось это в пятницу, а до Иерусалима было далеко. Поэтому суббота застала Элиэзера в чистом поле. А согласно Талмуду, в субботу человек не может удаляться от своего местопребывания больше чем на 2000 локтей (чуть больше километра). В результате Элиэзер провёл шабат в чистом поле и без куска хлеба.

Но и это не остановило юношу. Он продолжил путь и прибыл в Иерусалим. Дойдя до иешивы, он сел на крыльцо и заплакал. Там его и нашёл глава иешивы рабби Йоханан бен Закай.

— Сын мой, почему ты плачешь?
— Потому что очень хочу учиться.
— Этому горю легко помочь, особенно здесь. Скажи мне, что ты уже знаешь, и мы найдём тебе напарника для учебы.
— В том-то и дело, что ничего.
— Совсем ничего?! Ну хоть «Шма» ты знаешь?
— Нет.

Рабби Йоханан глубоко задумался. Обычно к нему приходили ученики, уже достигшие определённого уровня. Однако рабби Йоханан бен Закай был великим учителем. Он смог разглядеть таланты необразованного деревенщины и, вопреки правилам, согласился взять его в ученики. Сначала он научил его молитвам, потом начал учить закону.

Жилось Элиэзеру нелегко — отец не посылал ему ни гроша. Нередко юноше вообще было нечего есть, и он вынужден был жевать землю, чтобы хоть как-то притупить чувство голода. К счастью, о бедственном положении своего ученика случайно узнал рабби Йоханан и позаботился о том, чтобы тот нормально питался.

Так продолжалось три года. Всё это время братья Элиэзера настраивали отца против него:

— Ты подумай только, как поступил с тобой твой сыночек: бросил старика-отца и ушёл себе в Иерусалим. Ты должен пойти и лишить его наследства.


Старый Гиркан был обижен на Элиэзера, однако долго не решался на столь крутые меры. Но братья были настойчивы, и он наконец согласился и отправился в Иерусалим, чтобы сообщить сыну о своем решении.

Гиркан прибыл в Иерусалим. В это время рабан Гамлиэль устроил торжественный приём, на который были приглашены все богатые и знатные жители города. Поскольку Гиркан был знатного рода и богат, его тоже позвали.

По традиции, во время трапезы полагалось произнести проповедь. Рабби Йоханан бен Закай предоставил это право своему ученику Элиэзеру.

Блестящая речь Элиэзера потрясла всех присутствующих, включая старого Гиркана. Он встал и громким голосом заявил:

— Жители Иерусалима! Слушайте: я пришёл сюда для того, чтобы лишить моего сына Элиэзера наследства. Теперь же я заявляю, что всё добро моё перейдёт в его исключительное владение; братья же его ничего получить не должны.

Услышав слова отца, Элиэзер поспешно ответил:
— Не делай этого, отец. Мне не нужно ни золото, ни серебро. Всё, чего я хочу, — это учиться Торе. Пусть мои братья получат то, что им причитается. Дай мне лишь мою долю, чтобы я не нуждался и мог спокойно заниматься.

Растроганный Гиркан, разумеется, согласился. Вскоре сын его стал одним из первых мудрецов, так что ещё при жизни его называли Элиэзер Великий.

Ещё материалы этого проекта
Шемая и Авталион
Как-то зимой, в пятницу, Гиллель не смог найти работу, и привратник не впустил его в иешиву. Тогда Гиллель взобрался на крышу и, крепко ухватившись за решётки, припал лицом к маленькому окошку, чтобы услышать лекцию своих учителей — Шемаи и Авталиона.
19.07.2010
Неудавшийся заговор
Рабби Меир был переписчиком. Он писал мезузы, свитки Торы и другие священные книги. Меир обладал феноменальными способностями: как-то раз он по памяти переписал всю книгу Эсфирь, не сделав ни одной ошибки. Его ремесло считалось очень почётным и ответственным. А он был лучшим.
12.09.2011
Чечевичная похлёбка
Как просто мечтать о том, что легко получить! Захотел конфету — и вот она уже во рту. Хочешь поиграть с друзьями — просишь разрешения у мамы и айда во двор. Другое дело, если мечтаешь о чём-нибудь поважнее. Тут уж надо потрудиться. А главное — не терять надежду, даже если твои желания не сразу сбываются.
27.09.2010
Всё будет хорошо
У каждого народа своё представление о светлом будущем. Есть собственная картина «золотых времён» и у евреев, и она связана с одним человеком, который должен будет стать новым царём и спасителем. Да, именно с человеком – не с ангелом, не с демоном, а с человеком, рождённым от матери и отца. В иудаизме этого человека называют Машиах.
02.11.2009