Птица счастья

Птица счастья

Говард Шварц. Пер. с английского Ольги Варшавер
24.09

В серии «Кешет / Радуга» вскоре выйдет в свет сборник под названием «Золотой Иерусалим»: еврейские предания об Иерусалиме по мотивам Талмуда и Мидраша в пересказе Говарда Шварца. Предлагаем читателям фрагмент будущей книги.

Еврейские предания

В этом сказании пылающий камень волшебным образом выводит семью Аарона из пустыни, и они находят мифическую Птицу счастья. Сюжет отчетливо перекликается с Исходом из Египта, когда Моисей вывел евреев из рабства — через пустыню к Земле обетованной. Корни предания уходят в историю, но «Птица счастья» — все­таки вымысел, поскольку Иерусалим был основан спустя много сотен лет после Исхода и там никогда не правил выбранный Птицей царь.

Эту сказку можно прочитать и иначе: пылающий камень, который служит проводником Аарону и его родителям, — это Тора, первые пять книг Ветхого Завета, так как именно Тора ведет по жизни еврейский народ. А Птица счастья — это свобода, к которой стремится любой человек, в особенности тот, кто познал рабство. При таком прочтении получается, что Тора может привести человека к свободе. Пускай сказка — вымысел, но этот вымысел несет людям великую истину.

Пылающий камень

Пылающий камень, который сияет на груди Аарона в этой сказке, издавна встречается в еврейском фольклоре. В этом камне сияет тот самый Свет, который Б­-г создал в первый день творения, сказав: «Да будет Свет». Это священный Свет, в отличие от земного света, который возник на четвертый день творения от Солнца, Луны и звезд. Священный Свет первого дня погас, когда Адам и Ева вкусили запретный плод с Древа познания. Но Б­г сохранил толику этого Света в пылающем камне, который называют Цохар, и отдал его Адаму и Еве, когда они покинули Райский сад. Камень призван напоминать людям обо всем, что осталось в раю. Адам и Ева передали камень своим детям, а те — своим, и так он попал к Ною, а от него — к Аврааму, который отдал его своему сыну Исааку, а тот — своему сыну Иакову. Так, передаваемый от поколения к поколению, пылающий камень оказался у царя Соломона, который, как считается, повесил Цохар — предвечный Свет — в Храме, который построил в Иерусалиме. И когда Храм был разрушен, Свет исчез. Но в сказках он жив, он появляется вновь и вновь.

Мальчик Аарон всю жизнь кочевал с родителями по пустыне. Его мать и отец были когда-то рабами, а теперь, сбежав от хозяина, скитались в поисках места, где смогут обрести свободу.
Каждый день этой семье приходилось искать еду и воду. Солнце опаляло их спины, песок засыпал глаза. Однако Аарон не отчаивался, потому что мама часто повторяла:
— Однажды Птица счастья приведет нас в Иерусалим.

Каждый вечер, когда они останавливались на ночлег, отец Аарона учил его, что значит быть евреем. Книг у них не было, но библейские истории и Десять заповедей отец помнил с детства и рассказывал их сыну. Аарон принял услышанное близко к сердцу и решил следовать заветам праотцев.

Они блуждали уже много лет, а вокруг по-прежнему простиралась бескрайняя пустошь. Однажды ночью Ааро­ну приснился яркий, точно явь, сон, в котором он вместе с родителями попал в песчаную бурю. Весь мир потемнел, шквалистый ветер сбивал с ног. Люди накрылись с головой и присели на корточки, надеясь, что буря скоро закончится. И вот ветер стих. Оглядевшись, они поняли, что потерялись. Их следы замело песком. Родители Аарона не знали, откуда пришли и куда идти дальше.

Когда они совсем распрощались с надеждой, Аарон приметил что-то на горизонте. Сначала — просто светлое пятнышко, но оно приближалось, и вскоре прекрасная белая птица пролетела у него над головой и скрылась из виду. Но прежде она уронила что-то из клюва прямо ему на ладонь.

В тот же миг Аарон пробудился и увидел, что держит в руке пылающий камень. Мальчик вскочил. Каким-то чудом ему удалось сохранить камень, который подарила ему во сне белая птица!

Аарон показал камень родителям и рассказал им свой сон. Мама очень обрадовалась:
— Значит, Птица счастья уже совсем близко!

Пылающий камень Аарон повесил себе на грудь на кожаном шнурке. И камень этот оказался не простым, а волшебным. Он стал для них проводником по пустыне: когда они выбирали верный путь, он сиял вовсю, а когда сбивались с пути — тут же темнел. Теперь они двигались по пустыне легко, от оазиса к оазису, к воде, питавшей деревья, на которых зрели сочные сладкие плоды. Каждый раз, добравшись до оазиса, они возносили благодарственную молитву.

Долгие годы шли они, куда вел их камень: через зыбучие пески, под жгучим солнцем, и пришли наконец к высоким городским стенам. Едва миновав ворота, они оказались в шумной и многолюдной толпе. Отец Аарона спросил, как называется этот город, и услышал в ответ: Иерусалим. Вот уж удивились Аарон и его родители! А потом отец поинтересовался, отчего на улицах так много народу. Оказалось, что у них умер царь, и сейчас они будут выбирать нового.
— А как вы выбираете царя? — спросил отец Аарона.
— Мы вверяем себя небесной воле, — сказал ему горожанин. — Выпускаем редкую птицу, Птицу счастья, и тот, на кого она сядет, становится следующим царем. Потому все и высыпали на улицу. Скоро прилетит Птица — выбирать.

Аарон с родителями взглянули на небо. Им до сих пор не верилось, что они добрались до Иерусалима и вот-вот увидят Птицу, которую так долго искали. И вот в вышине появилась птица и стала выписывать круги над городом. А потом она начала постепенно снижаться, и камень, висевший на груди Аарона, запылал как никогда ярко. Внезапно Аарон понял, что в небе над Иерусалимом кружит та самая птица — белая птица из его сна. И вдруг она резко устремилась вниз и села ему на голову!

Толпа радостно загудела, какие-то люди подхватили Аарона на руки и унесли — к немалой тревоге его родителей. Они поспешили следом, в царские покои, где их сына немедленно, как был — с Птицей счастья на голове, усадили на трон. И все принялись ему кланяться. Сначала Аарон решил, что это тоже сон, но когти птицы царапали ему голову, причем пребольно, а раз так, значит, он не спит.

Не прошло и нескольких дней, как Аарона короновали. Церемонию устроили торжественную, пышную; мальчика и его родителей облачили в богатые одежды. Отныне одно слово Аарона решало самые важные вопросы в государстве. Как же он принимал эти решения? Ему помогали Десять заповедей, которым научил его отец, и пылающий камень, который по-прежнему висел у него на груди. Всякий раз, когда Аарон обращался к нему за советом, камень давал ответ: если «да» — сиял втрое сильнее, если «нет» — становился совсем темным.

Аарон и его родители жили в роскоши, во дворце. Им больше не приходилось заботиться о ночлеге и пропитании. Они благодарили Б-га за эти милости и больше всего — за Птицу счастья, которая пела им сладостные песни из стоявшей у трона золотой клетки.

Сначала знатных людей Иерусалима тревожило, что судьба города вверена столь юному правителю. Но вскоре они увидели, что Аарон принимает очень мудрые решения. Лишь одного они не могли понять: царь зачем-то приказал выстроить около дворца простую лачугу из веток и проводил там по часу в день. А что он там делал — никто не знал.

Наконец любопытный царский визирь не выдержал и прокрался к лачуге вслед за молодым царем. Он увидел, что Аарон снял царские одежды и надел лохмотья, те самые, в которых пришел в Иерусалим. Он долго стоял в них перед зеркалом, а потом снова переоделся в парчу и бархат и возвратился во дворец.
Визирь не знал, что и думать. И в конце концов спросил молодого царя напрямик. Аарон ответил так:
— Я захожу в эту бедную хижину и надеваю мою прежнюю, бедную одежду, чтобы помнить, откуда лежал мой путь. Только так я могу понять, куда идти дальше.

Услышав такой ответ, визирь возликовал, потому что небеса подарили Иерусалиму по-настоящему мудрого царя. Визирь прослужил Аарону верой и правдой много-много лет.
Аарон правил Иерусалимом достойно. Он всегда помнил о своем нищем детстве и каждый день возносил хвалу Г-споду за дары, посланные ему свыше с Птицей счастья.

Ирак, устное предание

Рогатая гора. Давид и Голиаф

Царь Давид и его сын, царь Соломон, — самые великие правители в еврейской истории. Поэтому в народе ходит великое множество рассказов об их жизни и даже детстве — с самых малых лет.

Наиболее известный эпизод из юности Давида: его сражение с филистимлянином Голиафом. Евреями в те времена правил царь Саул. И когда он повел их сражаться против филистимлян, великан Голиаф предложил, чтобы исход войны решило единоборство: победа Голиафа озна­чала, что евреи становятся рабами филистимлян, а победи его соперник­еврей, все филистимляне становились рабами евреев.
Один взгляд на Голиафа приводил людей в ужас, и сражаться с ним один на один охотников не было. Увидев, что сородичи дрогнули, биться с Голиафом вызвался совсем юный пастух Давид. На его победу никто не надеялся, но Давид взял пастушью пращу, смело вышел на бой и — убил Голиафа. После этого царь Саул оставил его при дворе. Позже Давид был помазан пророком Самуилом на царство и стал преемником царя Саула.


Задолго до того, как Давид стал царем в Иерусалиме, он пас отцовские стада, сгоняя овец на зеленые пастбища и к водопою. Он бережно заботился обо всех овцах, но больше всего любил одну овечку. Звали ее Рахиль, и была она большой игруньей, самой веселой из ягнят, родившихся той весной. Бедняжка ведать не ведала, как жесток этот мир. Она не подозревала, что львы подстерегают нежных ягнят на земле, а голодные орлы высматривают их с поднебесья.

Однажды Давид играл на своей пастушьей арфе и, увлеченный красотой песни, закрыл глаза. Овечка Рахиль между тем отбежала в сторонку — пастись там, где трава казалась ей позеленее. Шажок за шажком уходила овечка все дальше и дальше от стада. Вот она поднялась на пригорок и — поскакала вниз с дальнего склона.

Открыв глаза, Давид поначалу не заметил пропажи. Но вдруг до него донеслось испуганное блеяние. Взбежав на холм, он увидел, как из тенистой долины поднимается орел, а в когтях у него бьется бедная Рахиль.

Орел полетел через долину к огромной горе, которую Давид никогда прежде не видел. Юный пастух устремился вслед за орлом. Добравшись до подножия горы, он не раздумывая полез вверх. Трава на этом склоне росла странная, даже на траву непохожая: жесткая, колючая, путаная-перепутаная, и ноги Давида то и дело застревали. Но он высвобождал их и продолжал подниматься, опираясь на пастуший посох.
На узком уступе он взглянул вверх и увидел свою овечку в когтях орла — на самом дальнем, самом высоком пике. Давид крикнул как можно громче и ударил посохом о камень.

В ту же минуту земля задрожала, и гора пошевелилась. Да-да, пусть это немыслимо, но гора пошевелилась, словно очнулась ото сна.

Испуганный орел выпустил добычу из когтей и, тяжело взмахнув крыльями, полетел прочь. Рахиль покатилась с горы и упала прямо в руки пастуха. Он прижал ее к себе, оберегая от сотрясений земной тверди.

Когда земля перестала ходить ходуном под ногами, они с Рахилью принялись искать дорогу вниз.
И тут Давид заметил, что стоят они меж двух огромных рогов, которые вздымаются вверх над двумя гигантскими ушами. Это вовсе не гора!

Они стояли на голове дикого овна-великана, которого называли Реэм. Говорят, на свете есть только два таких овна. Живут они на противоположных концах земли и встречаются раз в семьдесят лет. На такую редкую встречу и направлялся этот овен.

Вот он потянулся, готовясь снова пуститься в путь. Давид понял, что им надо побыстрее уносить ноги, иначе овен увезет их за тридевять земель. И вдруг из долины донесся сердитый львиный рык. Овен Реэм, хоть и был в тысячу раз больше любого льва, тут же покорно склонил голову, потому что лев — царь зверей.

Представьте, каково пришлось Давиду и Рахили — они же находились на голове овна! Пастушок еле успел ухватиться за гигантский рог, а овечка скатилась прямо под ноги льву. Хищник открыл пасть, но Давид издал угрожающий клич, отпустил рог — и тоже встал перед львом. Ему было страшно, но не мог же он оставить Рахиль в беде?

Лев посмотрел на него, удивленно поморгал — и поклонился.
И тут, впервые в жизни, Давид понял, что ему уготован особый жребий. Точно так же, как огромный овен склонил голову перед львом, так и лев, царь зверей, склонил голову перед пастухом, которому суждено было стать одним из самых великих в мире царей.

Потрясенный мальчик подхватил ягненка и заторопился назад, к стаду.

Много лет спустя, когда Давид правил иудеями и жил в святом городе Иерусалиме, он упомянул об этом событии в одном из псалмов: «Спаси меня от пасти львиной и от рога единорогов» (Псалмы, 22:22).

Италия, IX век

Ещё материалы этого проекта
Мудрый царь, демон ночи и чудо-червяк
Итак, знакомьтесь: Шамир. Характер покладистый, обожает работать, происходит из семейства червячков. Представь себе, еврейское волшебное существо — червячок. Но сила у него — необыкновенная.
14.12.2009
Царь Агриппа
В молодости Агриппа долго жил при дворе римского императора Калигулы, который славился жестокостью и распущенностью. Все свои дни император и его друзья проводили в попойках, играх и жестоких забавах. Никто в Иудее не обрадовался, узнав, что Агриппа назначен правителем.
22.11.2010
Самое дорогое
Давным-давно в небольшой деревушке Бейт-Цайда, на берегу озера Кинерет, жили муж с женой. И было у них всё, что только пожелаешь: дом, деньги, поля и виноградники, лошади и ослы и многочисленные слуги. С делами они справлялись отлично, не ленясь. И всё бы хорошо, но вот беда: не было у них детей.
24.11.2011
Бодались телята с рабби
Телята, которых ты оставил в Палестине, стали могучими быками. И они послали нас к тебе с такими словами: «Идите и скажите ему: если он послушает нас — хорошо, если нет — будет отлучен! И скажите также нашим братьям в Вавилонии, чтобы они тебя не слушали. А иначе пусть идут в горы, воздвигнут там алтарь, а ты будешь играть перед ним на арфе!»
06.01.2012