Так поступали наши мудрецы

Так поступали наши мудрецы

19.07

В ближайшее время в издательстве «Книжники» выйдет в свет книга Йохевед Сегаль (1911–2006), представляющая собой переложения мидрашей и Талмуда для детей. Эта книга положила начало обширной и разнообразной детской литературе на иврите, существующей в наши дни. Предлагаем вниманию читателей ее фрагменты.

Вера. Все к лучшему

Вавилонский Талмуд, Брахот, 60 б

Как-то раз рабби Акива отправился в дальний путь, взяв с собой осла, петуха и светильник.

Вы спросите: зачем он взял осла? Чтобы осел нес его вещи, а если у хозяина устанут ноги, так и его самого в придачу. А петуха зачем прихватил? Чтобы утром он разбудил рабби громким криком: кукареку! А светильник? Чтобы зажечь ночью и при его свете учить Тору.

Когда спустилась ночь, подошел рабби Акива к воротам незнакомого города и решил остановиться на постоялом дворе. Но, как ни странно, постоялого двора в городе не оказалось. Тогда рабби Акива спросил у горожан, не могут ли они пустить его к себе на ночлег, но в ответ услышал:
— У нас нет для тебя места! Уходи!
И рабби Акива остался на улице, где было холодно и темно. Однако он сказал себе:
— Все, что ни делает Б-г, — все к лучшему.

Не захотел он оставаться в этом негостеприимном городе и пошел ночевать в поле. Там он сел под дерево, зажег светильник, накормил осла и петуха и так глубоко погрузился в изучение Торы, что совсем забыл о том, что на дворе ночь, а он один-одинешенек в чистом поле.

Вдруг рабби Акива услышал грозное рычание, из кустов выскочил огромный лев и загрыз его осла.
Не успел он опомниться, как из соседних зарослей появился дикий кот и схватил петуха. Рабби хотел отобрать птицу у хищника, но тут внезапный порыв ветра погасил светильник, и наступила полная темнота.

Теперь у него не было ни осла, ни петуха, ни светильника. Тем не менее рабби Акива сказал себе:
— Все, что ни делает Б-г, — все к лучшему.
Внезапно из города послышался страшный шум, а потом громкие крики и плач. Рабби Акива на всякий случай затаился. Что же случилось?


Оказывается, на город напали разбойники и захватили в плен всех его жителей. Возвращаясь с добычей, они пошли тем самым полем, где ночевал рабби Акива, однако, на счастье, в темноте его не заметили.

Когда все закончилось благополучно, рабби Акива произнес:
— Разве я не говорил: «Все, что ни делает Б-г, — все к лучшему»? Если бы лев не загрыз осла, он выдал бы меня своим ревом; если бы кот не утащил петуха — он бы закричал; если бы ветер не задул светильник — разбойники увидели бы свет и взяли бы меня в плен вместе со всеми остальными.

Поблагодарил рабби Акива Всевышнего за то, что Он спас ему жизнь, и снова пустился в путь.


Нахум Иш Гам-Зу

Вавилонский Талмуд, трактат Таанит, 21а

Много лет назад жил в Земле Израиля праведный мудрец по имени Нахум Иш Гам-Зу. Вы спросите: почему его так прозвали? Что бы ни случилось, он говорил: «Это к лучшему. Ведь все, что ни делает Г-сподь, — к лучшему». На иврите это звучало так: «Гам зу ле-това». Вот и прозвали его «Гам-Зу».

Как-то евреи, жившие в Земле Израиля, решили:
— Пошлем подарок римскому императору, чтобы он не пошел на нас войной.

Как решили, так и сделали: наполнили ларец отборными жемчужинами и драгоценными камнями искусной работы, чтобы отправить его в подарок римскому императору. Но кому доверить столь ценный груз? Кто сохранит его во время долгого опасного пути из Земли Израиля в Рим? Вдруг в это время разыграется буря? Вдруг нападут разбойники и отберут ларец с драгоценностями?

Подумали евреи и решили:
— Пошлем наш подарок с Нахумом — он праведный человек и, как известно, умеет творить чудеса.
Нахум согласился с радостью, ведь он всегда был готов помочь своим братьям-евреям, и бесстрашно отправился в долгий опасный путь. Конечно же, он не забыл сказать себе: «И это — к лучшему».

Много дней Нахум плыл на корабле, а когда сошел на берег, целый день шел пешком. К вечеру он очень устал и остановился отдохнуть на постоялом дворе.

Помолившись, Нахум лег спать, а ларец с драгоценными дарами положил рядом с постелью. Увидел ларец прекрасной работы хозяин постоялого двора, и стало ему очень интересно, что внутри. Как только Нахум покрепче заснул, хозяин тихонько подкрался к его ложу, открыл ларец — а там драгоценные камни и отборный жемчуг! От удивления он долго не мог сдвинуться с места. Так поразило его сокровище, что он решил украсть драгоценности. А пустой ларец вор наполнил песком и обычными камнями, которые валялись во дворе.
Проснувшись, Нахум произнес утреннюю молитву «Шахарит», взял ларец и пошел к императорскому дворцу.

Придя к императору, Нахум сказал:
— Мир тебе, о великий царь. Я принес тебе ценный подарок из Земли Израиля.
Император увидел прекрасный ларец и, так же как хозяин постоялого двора, захотел немедленно узнать, что же находится внутри. Он поднял крышку — и увидел кучу песка и несколько серых камешков!

Представьте себе, как разгневался император.
— Что это значит? — грозно закричал он. — Это ты называешь дорогим подарком?! Ты думаешь, мне не хватает песка и камней?! Я вижу, евреи решили надо мной посмеяться. Но ничего, я накажу их по заслугам. А негодяя, который принес мне этот ларец, приказываю немедленно казнить!

Однако Нахум не испугался. Как всегда, он сказал себе:
— И это — к лучшему; все, что ни делает Г-сподь, — к лучшему.

Когда Всевышний увидел, что Нахум не утратил веры, он послал ему на помощь пророка Элияу. Элияу прикинулся советником императора и сказал:
— Ваше императорское величество, зачем гневаться? Мне кажется, что это не просто камни. Подумайте, разве могло евреям прийти в голову подшутить над самим императором, чтобы рассердить его? Наверное, здесь есть какая-то тайна. Давайте бросим горстку песка в воздух — вдруг песчинки превратятся в мечи и стрелы, и тогда мы сможем побеждать наших врагов так же, как Авраам, праотец евреев, у которого, я слышал, был такой волшебный песок.

Услышав это, император сказал:
— Прекрасная мысль. Давай так и сделаем.
Император взял из ларца пригоршню песка, подбросил в воздух — и каждая песчинка превратилась в копье или стрелу. Раздав это оружие своим воинам, император одержал победу над врагами.

Узнав о победе своего войска, обрадованный император сказал Нахуму:
— Прости мне мой гнев. Ты действительно сделал очень хороший подарок. Поэтому вместо волшебного песка я наполню твой ларец золотом и жемчугом. Отнеси его евреям и передай им мою благодарность.
Услышав эти слова, Нахум подумал: «Разве я не говорил: «И это — к лучшему”?» Он откланялся, взял ларец и отправился домой, в Землю Израиля.

История хасида, который не стал прерывать молитву

Вавилонский Талмуд, Брахот, 32 б

Как-то один еврей отправился в дальний путь. Пришло время молиться, но поблизости не было не только синагоги, но и вообще какого-либо жилья, только чистое поле. Тогда еврей просто встал у обочины дороги и начал молиться.

Когда еврей дошел до молитвы «Шмоне эсре», во время которой нужно стоять неподвижно и ни в коем случае не отвлекаться, на дороге показался знатный римский начальник. Римлянин ехал верхом, а перед ним бежали рабы, освобождая дорогу своему господину. Каждый, кто оказывался на пути всадника, должен был приветствовать его и желать счастливого пути. Все боялись знатного римлянина, поскольку знали, что он жестоко наказывает тех, кто нарушает его волю.

Вдруг римлянин заметил еврея, который молился в чистом поле и не только не приветствовал его, но даже не взглянул в его сторону. Тогда правитель сам обратился к еврею с приветствием, однако тот не ответил. Римлянин разгневался, но решил подождать. Стоило еврею произнести последние слова молитвы, как правитель обрушился на него с упреками:
— Глупец! Ты что, не видишь, кто перед тобой? Как ты посмел не поприветствовать меня? Если бы я зарубил тебя мечом — кто мог бы мне помешать? Но ничего, тебя еще ждет суровое наказание!
Подняв глаза, хасид, а так в те времена называли тех, кто особенно любил Всевышнего, ответил:
— Пожалуйста, подожди. Быть может, я смогу объяснить тебе свой поступок, и гнев твой утихнет. Скажи мне, мой повелитель, доводилось ли тебе стоять перед лицом самого императора?
— Разумеется, — ответил римлянин, — мне много раз приходилось стоять перед императором.
Тогда хасид спросил:
— А если бы в то время, когда ты стоял перед императором, рядом проходил другой человек, пусть даже знатный и влиятельный, и поприветствовал тебя, ты стал бы отвечать ему?
— Боже упаси! — воскликнул римлянин. — Ведь это строжайше запрещено! Как может прийти в голову мысль заговорить с кем-нибудь в то время, когда стоишь перед императором? Ведь это оскорбительно для императора.
— А как поступят с тем, кто все-таки ответит на приветствие? — спросил хасид.
— Его убьют! — ответил правитель.
Тогда хасид сказал:
— А теперь послушай: ведь во время молитвы я стоял перед самим Царем Царей, Святым, благословен Он. Так как же я мог прерваться, чтобы поприветствовать тебя?
— Ты прав, — улыбнулся римлянин, — я больше не гневаюсь.

И правитель отпустил хасида с миром.

Перевод с иврита Марины Карповой


Ещё материалы этого проекта
Иегошуа бен Гамла и новые еврейские школы
В эпоху Второго Храма первосвященники в Иудее не только совершали самые важные обряды, но и участвовали в управлении страной. Нередко случалось, однако, что ими становились люди недостойные, потому что эту должность можно было купить. Но был первосвященник, который оставил о себе добрую память, — Иегошуа бен Гамла.
27.12.2010
Тихо, папа спит!
Сынок, самая важная для меня вещь — это хорошенько поспать днём. И я не потерплю, чтобы меня будили, ни за какие сокровища на свете! Но знай, если это случится, я проснусь в бешенстве: злющим, голодным — и вопьюсь как клещ. Помни, что мы семья, которая любит торговать, но у нас закрыто с двух до четырёх.
19.10.2011
Неудавшийся заговор
Рабби Меир был переписчиком. Он писал мезузы, свитки Торы и другие священные книги. Меир обладал феноменальными способностями: как-то раз он по памяти переписал всю книгу Эсфирь, не сделав ни одной ошибки. Его ремесло считалось очень почётным и ответственным. А он был лучшим.
12.09.2011
Богатство рабби Иегуды
Правильно ли давать хлеб голодному невеже, который никогда не учил Тору
07.06.2013