А где же бегемот?

А где же бегемот?

Станислав Востоков. Не кормить и не дразнить. Рассказы о Московском зоопарке Самокат, 2010 Сколько слонов нужно Московскому зоопарку? Один? Два? Или больше?
15.09
Теги материала: препринт

Букник-младший любит ходить по зоопаркам. Недавно мы были в Венском зверинце, ходили в Библейский зоопарк в Иерусалиме, ездили к белой медведице Умке в Екатеринбург. В Московском зоопарке Букник был последний раз в июне на празднике Лего. А сегодня вновь отправляемся туда — считать слонов и искать бегемота.

Первое лицо

Первое лицо, увиденное мной в Московском зоопарке, было лицом небритого Бори — работника по уходу за горными козлами. И за целый год моей работы в Московском зоопарке это лицо так и не побрилось. Хотя и нельзя сказать, чтобы отпустило бороду. Оно умудрялось как-то сохранять это промежуточное состояние небритости с помощью одного ему известного секрета.

Лицо это стало моим талисманом. Помогало и подбадривало меня весь год. Увидев меня, лицо махало издалека рукой и спрашивало:
— Ну как, устроился на работу?
Задавало оно этот вопрос даже через год, когда я уже собирался увольняться, и как будто ничего другого и знать не желало. Однако из вежливости пред лицом я всегда отвечал, что устроился, и в доказательство махал веником и тазиком с кормом.

Лицо радостно кивало и, оглядываясь, бежало к очередному мусорному ящику, из которого извлекало бутылки, чтобы затем сдать их в приёмный пункт.

Лицо это было глухо на одно ухо, а потому, возможно, сведения о моём устройстве на работу до него так и не дошли. С грустью я думал об этом через год, покидая Московский зоопарк, и очень боялся, что вот сейчас из толпы посетителей появится Боря и спросит:
— Ну как, устроился?

А где бегемот?


Посетители часто спрашивают:
— А где у вас тут бегемот? Почему нет бегемота?
А бегемота нет. И начинаешь себя очень неудобно чувствовать по поводу такого упущения, будто это ты бегемота из Африки не привёз.

Посетители укоризненно качают головой:
— На что же у вас тут смотреть, если бегемота нет? Не на обезьян же.
— Почему не на обезьян? — отвечаешь. — Как раз на обезьян. Ведь некоторые из них тоже из Африки. И бегемота там, наверное, видели!

Родственники

Приходят посетители Московского зоопарка в Обезьянник. А там за стеклом различные наши родственники сидят — макаки, гиббоны, а главное — гориллы. Люди начинают в стёкла стучать и рожи обезьянам корчить. А те смотрят и думают:
«Что же такое наши родственники хотят сказать? Не здоровьем ли интересуются?»

И подходят к самому стеклу, улыбаются, чтобы показать — здоровье ничего, Бог милует.

А посетители за стеклом этому радуются и начинают ещё сильнее лица кривить.
Тогда обезьяны отворачиваются от стёкол и говорят друг другу:
— Нет, не здоровьем они интересуются. Дразнятся. Потому что невоспитанные.

И воспитанно выходят в летние выгулы.

Террариум


Давно я хотел зайти в Террариум, где змей показывают, и вот, наконец, зашёл.
Иду, гляжу, за стеклами змеи, ящерицы — одна страшнее другой, а в последнем окне вообще аллигатор! Плавает в бассейне, как поплавок, и не двигается.

Долго я на него смотрел, чтобы увидеть, дышит или нет?

То ли зрение у меня испортилось, то ли воздух втягивал аллигатор уж очень незаметно. Только показалось мне — не дышит.

Тогда я спросил Вову, который в Террариуме работал:
— Аллигатор у вас там живой или как?
Подумал Вова и говорит:
— Шут его знает! Мы к нему почти не заходим!

Тогда я решил, что, наверное, всё-таки живой. Раз к нему заходить боятся.

Сколько нужно слонов?


Я всё думал — сколько слонов Московскому зоопарку в самый раз? Один? Два? Или больше? Потому что зоопарк всё-таки не какой-нибудь, а столичный, и слон — зверь не последний.

Оказалось, их в зоопарке — шесть! Во как! Шесть непоследних слонов в главном зоопарке. От этого наш парк даже как-то ещё столичнее делается и главнее. Не в каждом зоопарке — шесть слонов! Три африканских и три индийских.

А ведь ещё и для других животных места хватило! Например, для лисиц.

А слоны, видимо, думают:
«Вон сколько нас здесь собралось! Наверное, больше нигде не осталось!»

Капибара

Есть у нас в Московском зоопарке такой зверь — капибара. И первое время про него никто ничего не знал. Знали только, что капибара, и всё. И привет.

Тогда на него все смотреть принялись, чтобы определить, что это за зверь всё-таки? Привычки чтоб его понять и пристрастия.

По виду зверь капибара на свинку похож морскую. Однако размером с большую собаку. А может, у неё от собаки не только размер? Может, она ещё и кости погрызть любит?

И тут мы подумали, какой ужас, если морская свинка до такого докатилась! Такую дома уже не заведёшь. Ладно если собака на всех кидается. У неё работа такая. А если свинка бросаться начнёт? Куда это годится? И все решили, что никуда.

Стали мы дальше про неё думать.
— На крысу она похожа! — заметил кто-то.
Все посмотрели и согласились. Действительно похожа. Только на бесхвостую и размером с пони. Тут мы снова ужаснулись. От простой крысы шарахаешься, а тут вон какая!

Тем временем капибара зашла в воду и плавать стала.
— Нет, — сказал кто-то, — не крыса. Крыса так не плавает.
Крысы вообще плавать не любят. Что они — бобры, что ли? Тогда подумали мы, может, капибара — бобёр? Но почему тогда «капибара»? Надо было и назвать бобром.
— Если сейчас плотину строить начнёт, значит, точно бобёр! — решили мы.

Но только не стала капибара плотину строить. Вылезла из воды и сено есть начала. Прямо охапками в себя запихивала.

— Не бобёр это и не собака. Вон как на сено налегает! Кто ж это, в самом деле?

Тут очень кстати подошла научный секретарь зоопарка Карпович. Повесила она на клетку новенькую табличку и сказала:
— Это южноамериканская капибара — самый большой в мире грызун!

Мы с сомнением посмотрели на капибару.
— А почему она ничего не грызёт?
— Не всё сразу, — отвечает Карпович, — вот сейчас сеном подкрепится и грызть начнёт.


Тут, действительно, капибара доела сено и специально положенное деревянное бревно грызть начала.
— Смотреть за этим грызуном надо, — сказал кто-то, — чтобы он не сбежал и в квартирах не завёлся. Ладно кабы маленький был, а то вон какой! Представляете, какие норы в стенках делать станет? Сам пройдёшь!

Мы согласились и решили за капибарой присматривать. Чтобы не сбежала и не завелась.

Ещё материалы этого проекта
Только не мой мозг
Книга канадки Карен Ле Бийон «Французские дети едят все» продолжает серию англоязычных книг, в которых обсуждается подход к воспитанию, противоположный условному «американскому».
08.10.2013
Как отличить гнома от накситралля?
Точно известно, что накситралли встречаются в Эстонии у лотков с мороженым. По крайней мере, писателю Эно Рауду посчастливилось познакомиться сразу с тремя накситраллями, после чего он написал четыре повести, одну интереснее другой.
22.04.2009
Умные-благоразумные
Однажды соседка Мария Ивановна уехала в отпуск к тёплому морю и попросила меня посидеть с её кошкой. Конечно, сидеть с кошкой было вовсе не нужно, это же не маленький ребёнок. Хотя...
25.08.2009
Если твой дедушка — фашист
Беате Тереза Ханика по-немецки обстоятельно описывает нам день за днем из жизни девочки-подростка. Но эта книга не только о ней, а о современной Германии. Тут и приезжие с Востока, и дедушка-фашист, и неприятный отец, и измученная мать.
08.02.2012