А с платформы говорят: «Это город Кфар Хабад!»

А с платформы говорят: «Это город Кфар Хабад!»

Лея Гольдберг. Рассеянный из Кфар Азар Ам овед, 2007
9.03

Его знают все.

Смешной человек, на голове — сковорода. И вы, и родители, и дедушки с бабушками, и некоторые прабабушки и прадедушки смеялись в детстве над приключениями чудаковатого героя. Первое издание книги Самуила Маршака «Вот какой рассеянный» вышло почти 80 лет назад, в 1930 году.

И ещё вы знаете, что вокруг Рассеянного всё время путаница: то он, обутый в перчатки и со сковородой на голове, спешит на работу, то хочет купить билет на поезд в буфете, а бутылку кваса — в кассе вокзала, то едет в отцепленном вагоне из Ленинграда в Москву. Конечно же, никуда не приезжает, бедняга.

А вот того, что случилось с Рассеянным после возвращения в Ленинград, — точно не знаете. Поверите, если я вам скажу, что Рассеянный поселился в Израиле, заговорил на иврите и стал любимым героем израильских детей? Всё так и было!

Произошло это в сороковые годы, когда известная еврейская поэтесса Лея Гольдберг перевела на иврит (точнее, пересказала) стихотворение Самуила Маршака «Вот какой рассеянный» и сама же нарисовала иллюстрации.

Прошло много лет, но и сегодня в любом книжном Израиля можно купить «Амефузар ми-Кфар Азар» («Рассеянный из Кфар Азар»). Дети любят эту книжку так же, как и пятьдесят лет назад: например, в моём книжном шкафу стоит 46-е издание (!) «Рассеянного» на иврите.

Наблюдать за путешествием книги из одной страны в другую, из одного языка в другой — не менее интересно, чем за «поездкой» самого героя.


Улица Бассейная превратилась в Кфар Азар. Это настоящий, не выдуманный городок в Израиле. На этот раз Рассеянный пытается добраться из Тель-Авива в Иерусалим. По-прежнему на поезде. Но, сменив прохладный Ленинград на жаркий Тель-Авив и бойко заговорив на иврите, сам Рассеянный ни капли не изменился: путает день с ночью и, глядя на будильник, не может сообразить, что надо делать — вставать или ложиться спать? Промочив ноги, надевает калоши, сверху напяливает носки. И страшно удивляется: «Какие тесные у меня ботинки, не налезают!»

Вы же не думаете, что Рассеянному было просто собраться в дорогу? Ведь для этого надо разыскать в холодильнике очки и вынуть из стеклянной банки часы. Потом сесть в автобус и добраться до вокзала — а там стучат и фырчат поезда, шумит толпа, все бегают с чемоданами туда-сюда по перрону. Неудивительно, что Рассеянный так обрадовался стоящему в сторонке пустому вагону: тихо, никто не толкается, есть свободное местечко, можно вздремнуть — до Иерусалима далеко!
Конечно, бедняга Рассеянный никуда не поехал, и вы знаете почему. В отцепленном вагоне Лея Гольдберг и прощается со спящим чудаком:

«Что с ним стало потом — никто не знает. Наверное, он всё ещё едет, оставаясь на одном и том же месте. Утром, днём и вечером — всё ещё далек Иерусалим».

Наверняка в этом же вагоне Рассеянного застанут и ваши дети, и внуки, и даже прапраправнуки. И неважно, на каком языке они будут говорить, на русском или иврите.

Ещё материалы этого проекта
Зоопарк и психология
Как понять, почему радуешься-радуешься, а потом вдруг грустно; вчера был всем доволен, а сегодня (хотя вроде ничего и не случилось) — плачешь? Без специальной книжки никак не разобраться даже взрослым, а уж детям!
15.12.2009
Умные-благоразумные
Однажды соседка Мария Ивановна уехала в отпуск к тёплому морю и попросила меня посидеть с её кошкой. Конечно, сидеть с кошкой было вовсе не нужно, это же не маленький ребёнок. Хотя...
25.08.2009
Безграничная природа любви
Помните старый дурацкий анекдот про то, как мама Вовочки попросила его папу объяснить сыну, что такое секс? Указывая на кота, истязающего нежной страстью кошку под весенним солнцем, папа сказал: «Вот так и у людей». Пока шум по поводу однополой любви среди homo sapiens не утих, хочу рассказать вам, как с этим обстоят дела у птичек и зверюшек.
30.01.2013
Художник Тютькин
Он стал рисовать просто так: на бумажках, на промокашках, кажется, даже на ластике. Что он там рисовал — это было неизвестно. Поскольку стоило кому-нибудь подойти и задышать ему в затылок, как Тютькин сразу закрывал своё художество обеими руками и говорил сердито: «Давай, давай, что тебе надо?»
02.09.2010