Челюсти. Акварель

Челюсти. Акварель

Роберт Сабуда, Рейнхарт Мэтью. Акулы и другие морские чудовища Розовый жираф, 2010. Пер. П. Гольдина
8.02
Теги материала: проза, рецензии

Книжку «Акулы и другие морские чудища» принесла подруга: «Очень захотелось купить, но мне, сама понимаешь, уже не по возрасту…» Ее дети уже выросли, моим — в самый раз. Прежде чем отдать книжку-игрушку детям, мы в нее поиграли сами.


Первое впечатление: таких книжек сегодня не бывает. Авторы бесконечно далеки от таких понятий, как «производственный процесс», «коммерческий успех» и «целесообразность». Посудите сами: из каждого разворота раскладушки вылезает до семи объемных мезозойских чудищ. Каждый монстр складывается из множества (до 40) разрезанных, хитро сложенных, переплетенных, раскрашенных акварелью и потом склеенных деталей. То есть книжку делали люди не просто увлеченные, а свихнутые на всяких заврах. И делали явно «для себя»: с удовольствием, неторопливо, пробуя и переделывая по многу раз, чтобы сложилось и при этом получилось похоже на ненаглядных мезозойских зверушек.

Про акул — всего один разворот. Книга названа в их честь потому, что акулы — чемпионы по выживанию. Они появились задолго до динозавров и сохранились до наших дней. Конечно, не все виды. Что до некоторых, таких как мегалодон (размером с автобус), или эдест (с зубами наружу), или вечно голодный гибод, — так, по-моему, и хорошо, что они вымерли.
А книжные экземпляры не пугают. Во всяком случае, моя трехлетняя дочь с интересом засунула одному из этих монстров руку в пасть.


Книжка построена так: картинка — модель — подпись. Информации немного. Описание видов разбавляют исторические анекдоты из жизни известных палеонтологов.
Например, о горемыке Эдварде Дринкере Копе — «джентльмене удачи палеонтологии», который в своем капитальном труде неправильно нарисовал эласмозавра, а после того, как злорадствующие коллеги указали на ошибку, в отчаянии пытался скупить весь тираж (впрочем, тщетно — неправильные рисунки дожили до наших дней).

Про каждого монстра сообщается: где жил, кого ел, кого опасался, как передвигался и о чем мечтал. Авторы описывают животных нежно и поэтично: «Прикус у саркозуха был неправильный» (про предка современного крокодила, по сравнению с которым последний кажется «игрушкой для ванны»). «У амфибии диплокаулуса голова имела форму бумеранга, что позволяло животному парить в водных потоках…»

После «Акул» остается впечатление, что морские легенды о Левиафане и Кракене — вовсе не легенды, а рассказы мезозойских старожилов. Дети — в восторге. Взрослые меланхолично думают о том, что люди на Земле — странная случайность, результат нелепого стечения обстоятельств. Одним словом, для первого знакомства с палеонтологией — идеально. У меня лично остался единственный вопрос: каким образом ученые поняли, что зверюшки выглядели именно так? Как из маленьких частей скелета, что находят в разных частях света, палеонтологи реконструируют большого монстра, да еще и в цвете? Впрочем, теперь на этот предмет я старательно изучаю блог действующего палеонтолога на сайте «Розового жирафа».

Ещё материалы этого проекта
Ваша история. Начало
Можно жить обыкновенной, совершенно неинтересной жизнью, можно писать с ошибками — и всё равно стать писателем. Можно врать лучше всех в классе, и всегда получать за сочинения «отлично» — при этом писателя из вас не выйдет.
22.01.2010
Трудности перевода
В этой книге из ответа на один простой вопрос рождается ещё куча вопросов. С одной стороны, это неплохо – потому что книга может оказаться бесконечной. С другой стороны, она всё-таки заканчивается, что значит – некоторые вопросы остались без ответов. Это плохо.
06.10.2009
Волшебный эликсир
Макс — симпатичный немецкий мальчишка, живёт вместе с отцом-аптекарем и мечтает иметь собаку. Однажды отец и сын получают в дар от странной старушки бутылку с необычной жидкостью, о свойствах которой поначалу и не подозревают.
12.06.2011
Ссора, шум и другие безобразия
Взрослые просто не понимают, что ссора, шум, кавардак, бардак и прочие безобразия — ничего такого и вообще совершенно нормальное, более того, необходимое дело. Потому что без ссоры нет дружбы, без шума — тишины, без драки — мира.
21.01.2011