Далеко ли здесь море?

Далеко ли здесь море?

Артур Гиваргизов. Непослушный пират Эгмонт, 2009
2.10

Новая книга писателя и поэта Артура Гиваргизова называется «Непослушный пират».

До сих пор автор исследовал двоечников («Записки выдающегося двоечника»), королей («Про королей и вообще»), драконов и милиционеров («Про драконов и милиционеров»). На этот раз Гиваргизов обратил внимание на ранее не изученный социальный слой. Итог изысканий: пираты в Москве не водятся. А если уж кому пираты почему-либо необходимы, как, например, самому автору, приходится создавать их собственными руками. Вот Гиваргизов и разработал культуру морских грабежей буквально с нуля.
В названии – уступка общественному мнению: мол, пират – это от непослушания, а значит, его можно перевоспитать. Книжка доказывает, что перевоспитывать пирата – бесполезная трата времени и сил. Потому что пиратство – вовсе не род занятий, а скорее состояние души. («С перевязанным левым глазом, да ещё и с насморком».)


«Непослушный пират» – книжка роста. Не в том смысле, что, читая её, становишься старше и мудрее. («Пират» – абсолютно непедагогическое произведение, в котором дети курят трубки, поют пиратские песни и залезают в чужие карманы, чтобы погреть руки.) А в том, что кажется, будто она написана трудно растущим ребёнком. Ребёнком, который чувствует, что никак не соответствует бесконечным требованиям окружающих. В герое чувствуется какая-то неприкаянность: когда вроде уже вышел из одного возраста, но не вошёл в другой. «Настоящих пиратов каждый день ругают родители. Без этого вы не можете почувствовать себя очень плохим, неблагодарным извергом».


Пиратам (читай, детям) в Москве вообще трудно. Прежде всего потому, что в Москве совсем нет моря. Если и найдёшь мало-мальски приличный водоём, ограбить там можно разве что лягушек. И самое обидное, что никто, даже соседская Оля, не воспринимает тебя всерьез: «Ты приставай, а у меня каникулы».

В общем, это хорошая, грустная, хоть и очень смешная, книга. Только кончается очень быстро. Едва понимаешь, как нужно плавать и где прятать сокровища, как уже всё закончилось. А такие, казалось бы, детские рисунки нарисовал совершенно взрослый человек, художник Максим Покалёв.

«Непослушный пират» – одна из пяти историй серии «Пестрый квадрат». Говорят, что остальные («Дрессировщик бутербродов» Сергея Георгиева, «Главный шпионский вопрос» Михаила Есеновского, «Бублик для гуманоида» Валентины Дёгтевой и «Из переписки с коровой» Тима Собакина) – тоже ничего, но мы их ещё не читали.

И другие пираты:

Клянусь своей треуголкой

Пиастры! Пиастры! Пиастры!

Мимо Ямайки и Тортуги…

Пиратская вечеринка


Ещё материалы этого проекта
Тайна шахматной королевы
Во времена Льва Кассиля не было ни Интернета, ни телевизора. Жители Покровской слободы страшно гордились своими новенькими звонками и вешали на крыльце таблички: "Просьба не дербанить в парадное, а сувать пальцем в пупку для звонка".
11.11.2008
Первый ивритский мальчик
Отец Бен-Циона мечтал о том, что на израильских улицах зазвучит живой иврит, его будут преподавать в школах, и напечатают газеты и журналы на иврите, а в университетах и колледжах будут читать лекции на иврите.
03.08.2010
Теория относительности
Лемони Сникет – псевдоним. Как по-настоящему зовут писателя, никому не известно. В его коротенькой биографии даже не упоминается о возрасте! Написано только: «Лемони Сникет родился раньше вас и, судя по всему, умрёт также раньше вас».
12.08.2009
Безграничная природа любви
Помните старый дурацкий анекдот про то, как мама Вовочки попросила его папу объяснить сыну, что такое секс? Указывая на кота, истязающего нежной страстью кошку под весенним солнцем, папа сказал: «Вот так и у людей». Пока шум по поводу однополой любви среди homo sapiens не утих, хочу рассказать вам, как с этим обстоят дела у птичек и зверюшек.
30.01.2013