Дети разных народов

Дети разных народов

Анни М.Г. Шмидт. Саша и Маша Захаров, 2008. Пер. Ирины Трофимовой
20.08

Дома, в Голландии, их зовут Йип и Янеке. Однако в разных странах двух друзей называют по-своему: в Англии – Джим и Дженнифер, в Германии – Хайнер и Ханни, в России – Саша и Маша.

И хотя родились ребята в далеком 1953 году, они до сих пор – маленькие мальчик и девочка. Им всего по четыре года.

А еще Саша и Маша – соседи и большие друзья. Они не попадают в волшебную страну. Не воюют со злыми волшебниками. Не спасают мир. Саша и Маша строят башни из разноцветных кубиков и ловят бабочек. Сами пекут блинчики и тайком съедают конфеты, которые мама запретила трогать. Они оба не любят стричься и постоянно спорят, кто лучше: Куклатаня или синий грузовик. Одним словом – растут, играют, учатся… И помогают детям и взрослым понять, что повседневная жизнь – огромный мир приключений и открытий. В Саше и Маше любой ребенок узнает себя, а взрослым они напоминают о детстве.

Саша и Маша съели много бутербродов. С редиской. А потом они выбрали большую редиску. Это была редиска-мама. И еще одну большую. Это был папа. А шесть маленьких редисок – это были детки.
Мама разрешила покатать их на Сашиной машинке. Как было весело! Семья редисок поехала кататься. Но когда они накатались, с ними случилась неприятность: Саша и Маша их съели. Всю семью редисок. Жалко, правда?


Придумала Йипа и Янеке писательница Анни Шмидт. Как-то раз ей вручали премию Ганса Христиана Андерсена, и Анни произнесла забавную речь:
«Дорогой Ганс Христиан, я получила твою премию! Надо ли говорить, как я счастлива? Дорогой Ганс, я была гадким утенком очень-очень долго, а теперь я старый гадкий лебедь. Но все-таки лебедь! Всегда твоя, с уважением, Анни».
После чего писательница еще и прочитала «ответ» Андерсена:
«Дорогая Анни, поздравляю тебя с получением моей премии! Пожалуйста, только не пиши пьес. Я пробовал, и у меня ничего не вышло. Так что держись за свои дурацкие сказочки, как и я. Увидимся, твой друг Г.Х. Андерсен».

Анни Шмидт послушалась «совета» классика. Кроме рассказов и сказок, Анни писала только стихи, тоже детские. Всего издательство «Захаров» выпустило пять сборников про Сашу и Машу. Это небольшие книжечки, которые очень удобно брать в дорогу. Истории короткие, и потому их очень любят дети, которые недавно научились читать.


– Не трогайте, – сказала мама. – Вам это вовсе не игрушка. Это мой пылесос.
– Но коробку-то нам можно? – спросила Маша.
Коробку мама разрешила забрать. Как здорово! Ведь коробка была очень большая. Саша и Маша могли вдвоем в ней поместиться.
– Это корабль, – сказал Саша.
– Точно, корабль, – сказала Маша.
– Нет, подожди, – сказал Саша. – Это не корабль. Это вертолет.
– Как же это? – удивилась Маша.
– Это если с вешалкой, – объяснил Саша.
У Маши дома была старая вешалка. Им всегда разрешали с ней играть. Саша сбегал за вешалкой и поставил ее в коробку.
– Видишь, – сказал он, – настоящий вертолет. Куда вас доставить, пассажирка?
– В Париж, – попросила Маша.
– Тогда полетели, – сказал Саша.


Ещё материалы этого проекта
Квадрат с пятью углами
Серия «Пёстрый квадрат» — это пять книжек. Действительно пёстрых и квадратных. Книжки-игрушки, книжки-картинки, в которых художники — не только иллюстраторы, но и участники игры. Игры смешной, часто абсурдной, иногда романтичной.
15.06.2010
Я гляжу на фотокарточку: две косички, строгий взгляд…
Так почему-то получается, что естественным хронометром жизни любой семьи всегда были и остаются фотографии. Зарубки на дверном косяке стираются и пропадают под слоями новой краски, детскую кроватку сменяет диван или раскладушка, вместо смешных, словно игрушечных, младенческих кофточек на веревке сушатся джинсы.
19.06.2012
Кузнечик, Слепой, Лось и другие
- Ты кто? – спросил Кузнечик.
- Узник Могильника, – ответил гость. – Вырвал из стены кольцо, к которому был прикован, скинул ржавые цепи и поспешил сюда.
– Почему сюда?
– А я вампир, – признался гость. – Пришёл попить свежей крови. Ты ведь не откажешь больному человеку, дитя?
09.04.2009
Бессмертный апельсин
Едут два ящика апельсинов по синему морю. Хвалятся апельсины в первом ящике: «Мы едем в Варшаву, древнюю польскую столицу. О, что за белые зубы будут нас надкусывать!» Молчат апельсины в другом ящике, жмутся друг к дружке и краснеют от стыда.
23.11.2010