Джазом кашу не испортишь

Джазом кашу не испортишь

Барбру Линдгрен. Лоранга, Мазарин и Дартаньян Самокат, 2009. Пер. Татьяны Шапошниковой
13.05
Теги материала: книги, проза, рецензии, швеция

Честно говоря, это очень странная книга. Прямо очень.
Для начала, фамилия автора – Линдгрен. Ни о чём не говорит? Шведская писательница Астрид Линдгрен придумала Карлсона, Пеппи Длинныйчулок, рассказала про ребят из Бюллербю… Но про Лорангу написала совсем другая Линдгрен – Барбру. Впрочем, она тоже из Швеции. В этой стране такой особенный климат, что там постоянно родятся знаменитые детские писатели.
Дальше – название. Вас оно, конечно, может и не удивить, но родители наверняка в затруднении. Ведь Мазарини – фамилия одного злобного французского кардинала, а Д’Артаньян – прекрасный мушкетер, враг Мазарини. Об этом рассказывается в романах Александра Дюма.
Открываем содержание: «Горячие сосиски и съеденные кровати», «Самая уютная тюрьма на свете», «Лоранга получает золотой туалет», «Лайрингит», «Шоколадный спундинг и взмытые сивки»… Сами видите, что-то тут не так…
О чём она? Ну уж, конечно, не о мушкетерах. И не о толстых летающих человечках с пропеллером. И не о французских кардиналах. И уж совсем не при чём смешная девчонка в длинных полосатых чулках. Зато в этой книге есть сын, папа, дедушка, красные совы, бочки со скорпионами, ещё один дедушка – кукушка, полчища тигров и жирафы.

За дровяным сараем возвышается живописная куча хлама, а на ней чаще всего лежит жираф и похрапывает, засунув голову в старую консервную банку. Много лет назад однажды ночью, в канун летнего солнцестояния, жираф пришёл, раскачиваясь, завалился на кучу хлама, да так на ней и остался. Иногда он покидает своё место, находит что-нибудь пожевать, пугает коров и ревёт на пастбищах. Он съел, например, крышу гаража, всю, до единой черепицы, но это только к лучшему – дожди в последнее время шли так часто, что теперь в гараже бассейн.

Это такая путаная книжка, что путаешься и сам, о ней рассказывая. Попробуем сначала.


В одном лесу, где сплошные сосны и ёлки, а ещё камни и муравейники, есть домики: один, два, три, двадцать… Хотя на самом деле их семь. Включая те самые гараж и дровяной сарай. В одном красном-красном доме есть синяя-синяя комната, где под диваном лежит толстый мальчик с добрыми глазами – Мазарин. Он любит булочки и комиксы.
Ещё в доме есть красная-красная кухня, где под красным-красным столом лежит… толстый и ленивый папаша Мазарина. Зовут его Лоранга, и он весь оранжевый. «О, это отличный папаша, потому что ему всё на свете трын-трава».
Лоранга больше всего на свете любит эстрадную музыку. Почему он лежит под столом? Ну, хочется ему. Или, может, в Швеции так принято.
Да, и в дровяном сарае живет папа Лоранги, старая развалина. Угадайте, как его зовут? Ага, Дартаньян.

В странной-странной книжке, собственно, и рассказывается о странной-странной жизни этих странных-странных людей. О том, что на завтрак они берут в магазине горячие сосиски совершенно бесплатно; как однажды в гости пришло несметное количество тигров и что из этого получилось; почему красным совам нельзя спать в почтовых ящиках, а жёлтым – можно; что найдется за батареей центрального отопления, если хорошо поискать; зачем Лоранга хотел попасть в тюрьму и почему его туда не взяли.


– Это правда, что обычно ты лежишь под кухонным столом и колешь орехи? – допрашивал полицейский и строчил в блокноте, так что бумага трещала.
– Ага, – радостно подтвердил Лоранга.
– А ещё у тебя есть жираф – пожиратель постелей?
Лоранга кивнул.
– Ты, конечно, нигде не работаешь, – говорил полицейский, строча как ненормальный.
– Ясное дело, нет, – подтвердил Лоранга.
На лице у полицейского появилось задумчивое выражение.

Очень странно, да? С другой стороны, если рассказать Мазарину и Лоранге про другую жизнь, они тоже очень удивятся: «В одном белом-белом городе, в сером-сером доме, на двадцать втором этаже живут мама Лена, папа Петя и мальчик Коля. Каждое утро у них начинается одинаково. Они встают со своих кроватей, чистят зубы, едят овсяную кашу. Потом мама и папа идут на работу, а Коля – в школу. И так – пять дней в неделю».
С точки зрения Мазарина, это абсолютно ненормальная жизнь. Каждый день ходить в школу, продукты покупать за деньги, в гараже хранить машину (конечно же, там должен быть бассейн), гулять с собакой (домашние жирафы, между прочим, гуляют сами).

Так что, выходит, всё зависит от того, с какой стороны посмотреть. Иногда совершенно нормальное кажется странным, а странное, наоборот, исключительно обычным. И жирафы вдруг селятся в городской квартире. И в магазине с тебя могут не взять деньги. И если папа вдруг решит переселиться под стол – не надо удивляться. В жизни всё бывает.
Но, честно говоря, это, правда, очень-очень странная книга. А главное, когда её прочитаешь, и сам становишься немного странным. Что совершенно прекрасно.

Ещё материалы этого проекта
Ссора, шум и другие безобразия
Взрослые просто не понимают, что ссора, шум, кавардак, бардак и прочие безобразия — ничего такого и вообще совершенно нормальное, более того, необходимое дело. Потому что без ссоры нет дружбы, без шума — тишины, без драки — мира.
21.01.2011
Мальчик, который выжил в разных переводах
С переводами «Гарри Поттера» всегда все было сложно — все единодушно говорили, что «Поттера» надо читать только в оригинале.
10.04.2014
Пчёлка Мелли
Занимательная и очень яркая история, которую написала Изабель Макой, а Квентин Гребан дополнил своими удивительными рисунками. Она о том, как новой жизни хочется свободы и открытий, о случае, опасностях, награде и о том, что желания всегда сбываются.


29.06.2013
Городской романс
В Москве по Красной площади ходили раньше лошади. А в Нью-Йорке два боксёра покусали режиссёра. В Петербурге у Невы жили-были две совы. Ну а в Риме из фонтана выползали два варана.
01.07.2009