Городской романс

Городской романс

Людвиг Бемельманс. Мадлен Розовый жираф, 2008. Пер. Марины Бородицкой
1.07

Площади и улочки,
Парки и дворцы.
Масляные булочки,
Платаны и скворцы.
А в апрельский день
Зацветёт сирень!

Что за город? Лондон? Нет.
Рим? Чудной какой ответ.
Хельсинки? Да быть не может!
Город глянцевых обложек
И воспитанных бульдожек –
Вот он, местный колорит…
Что, кричите вы? Мадрид?
Что-то логика хандрит.

Подскажу я вам немножко,
Сидя прямо у окошка:
Солнце светит,
Дождик льёт.
Снег, бывает, вдруг пойдёт,
А Мадлен все ждёт и ждёт.


Мальчик слева? Вот отвага!
Нет, какая ж это Прага?
Хайфа? Ницца? Воркута?
Рига? Плёс?? Алма-Ата!?

Будет вам еще подсказка:
Там в кафе всегда терраска!

Петербург? Да быть не может!
Ялта? Право, не похоже…


В Москве по Красной площади
Ходили раньше лошади.
В Ленинграде у Невы
Жили-были две совы,
А на речке Мойке
Столовались сойки.

Ну а в Риме из фонтана
Выползали два варана.
В Ялте жил писатель Горький
Написал он эти строки.
В Лондоне – очкарик Поттер
Подружился с Таней Гроттер.


А в Нью-Йорке два боксёра
Искусали режиссёра.
Он спешил в универмаг
Покупать зелёный фрак.
Замечтавшись о премьере,
Не заметил псов у двери…
Но тут, по дороге в Вену,
Ветер принёс Супермена.
Испугавшись трюкача,
Звери дали стрекача!

Этот ветер перемен
Не затронул лишь Мадлен.
Ну конечно, она не пейзанка,
Не албанка, не африканка.
Не испанка и не мексиканка,
И даже – не корсиканка.
Быть может, американка
Эта маленькая горожанка?
Нет, ну что вы,
Она – парижанка,
Знаменитая хулиганка –
Та, о ком играет шарманка.

Много лет назад такой романс
Сочинил американец Бемельманс:


«В Париже на тихой улочке
С мощёными тротуарами
Жили-были двенадцать девочек,
И всё они делали парами…
А крошка Мадлен, хотя и мала,
Всех подруг храбрее была.
Она не боялась гулять в мороз.
Даже тигру в клетке она показала нос!»

Разные дети
Живут на планете:
Бабушки, мамы,
Девчонки в панамах.
Британский джентльмен,
И, собственно, Супермен.
Тревожатся все за Мадлен:

«Мадлен не спит, Мадлен не скачет
И не шалит, а горько плачет.
И вот уж вызван доктор Коган
И к ним бежит со всех ног он.
И громко в телефон кричит:
– Скорей! У нас ап-пен-ди-цит!
Тут все заплакали навзрыд…»

А что ещё там? Карамель!
О ней рыдала мадам Клавель…
И двенадцать девчонок, что ночь не спали,
Грустили, стонали, стенали, рыдали.
Мадам Клавель уже не спит,
Она торопится, бежит…

Но здесь кончается мой романс –
Его продолжит сам Бемельманс:
«В Париже, на тихой улочке,
        под звездами, в поздний час…»

Ещё материалы этого проекта
Очкастый прапраправнук динозавра Маноло
Самым волшебным образом к нам попал экземпляр «Ежедневного Пророка». Согласно последним опросам, пишет газета, посетители пабов «Волшебный котёл» и «Кабанья голова», ученики Хогвартса и даже сотрудники Министерства магии не читают больше книги про очкарика со шрамом. Почему? Ха!
18.11.2009
Очень несчастная жаба
Почему-то никто не любит жаб. А ведь они добрые. По утрам будят всех своим мелодичным голосом, чтобы другие звери работу не проспали. Жабы воспитанные. Симпатичные. Короче говоря, ничем не хуже морского конька.
18.03.2009
Монолог доброй еврейской бабушки о волшебной силе хороших еврейских сказок
Как, вы тоже не знаете, чем лечат красное горло, высокую температуру и больную голову? Так я вам сейчас скажу. Если дети заболели, первое дело — горячий чай и добрая еврейская сказка.
31.05.2011
Большие вопросы маленьких людей
В одном большом доме жил Маленький Человек. Был он маленький-маленький. И комната у него была маленькая, и кровать была маленькая, и портфель маленький. Только Папа у Маленького Человека был Большой. Ещё была Мама...
03.06.2009