Как вырастают крылья

Как вырастают крылья

Вольф Эрльбрух. Дрозд фрау Майер. Пер. Т. Зборовской КомпасГид, 2011
16.12
Теги материала: книги, проза, рецензии

Фрау Майер беспокоилась.


Её мир сплошь состоял из поводов для беспокойства. Взойдет ли завтра солнце, не упадет ли самолет на грядку с редиской и отчего так подозрительно торчат волосы на голове у господина Майера? Крепко ли пришита пуговица? Допустим, что крепко, но ведь, кроме пуговицы, есть ещё цунами, лавины и землетрясения. Хорошо переживать за судьбы мира, если ты Супермен или Человек-паук. Если рядом с твоим домом вдруг перевернется автобус с туристами, ты поднимешь его одной левой и приветливо помашешь пассажирам правой. Они даже и удивиться не успеют, как продолжат свой путь.

Но что делать, если ты не Супермен, а обычная фрау средних лет с большим сердцем и повышенным чувством ответственности? Можно, конечно, напечь кексов для туристов, чтобы их подбодрить и утешить, пока какой-нибудь Супермен не поставит автобус обратно. Но хватит ли муки для теста и не заблудится ли Супермен по дороге? Тысячи подобных вопросов без конца терзали нервы бедной фрау Майер.

«В такие минуты господин Майер всегда заваривал ей мятный чай».


Когда беспокоится ребёнок (о том, может ли пингвин утонуть, как будут зимовать ежи, что будет, если съесть вон ту ягоду, и не болел ли живот у крокодила, который солнце проглотил), его называют любознательным и записывают в библиотеку. Когда подобные вопросы мучают взрослого, ему ставят диагноз «повышенный уровень тревожности» и рекомендуют посетить психотерапевта.
В далекие времена, когда психотерапевтов еще не было, со всеми проблемами ходили к мудрецам, которые советовали таким людям изменить свою жизнь. Например, купить козу. Или завести ребенка дроздёнка. Как это случилось с фрау Майер.

«Итак, в то утро, когда фрау Майер наклонилась посмотреть, зацвели ли уже тыквы, она увидела перед собой маленькое голенькое существо, лежавшее на животике и жмурившее глазки, прикрывая тёмно-синие веки.
Вот тут-то у фрау Майер появились все основания для беспокойства — и, забыв про солнце, холод, кексы, пуговицу, самолеты, темноту и тыквы, она бережно взяла птенчика в руки и посмотрела на него в глубокой растерянности. Желторотый птенчик тихо пискнул, и взору фрау Майер предстало маленькое, но глубокое красное горлышко.
Обеспокоившись, фрау Майер понеслась вниз по холму».


С этого момента у фрау Майер просто не осталось времени на прежние тревоги. Ведь когда занимаешься чем-то действительно важным, все вымышленные беспокойства исчезают. Зато происходит множество открытий.
Оказывается, ни один ребенок дроздёнок, как бы усердно его ни кормили, одними червяками да гусеницами сыт не будет. Рано или поздно придется показать ему и ближний луг, и дальний лес. А заодно и самой посмотреть.

И становится понятно, что настойчивую заботу мамы проявляют не из упрямства, а от беспокойства. Когда мама говорит: «Непременно надень шапку!» — она просто хочет сделать мир лучше, чтобы в нём было поменьше сопливых носов и больных ушей.

Но самое главное, никогда не поздно научиться летать. Над домом, над землёй, надо всеми своими страхами. Особенно если надо показать пример другому, маленькому и желторотому.

Единственный вопрос, на который нет ответа в этой книге, — откуда берутся спокойные улыбчивые мужчины, заваривающие мятный чай своим женам с повышенным уровнем тревожности и во всем их поддерживающие («Поступай так, раз не можешь иначе!»). И удается ли им сохранить эту улыбку и свои многочисленные хобби, когда в семье появляется какой-нибудь Пискунчик.

Ещё материалы этого проекта
Взрослые как дети
Взрослые совершенно не умеют расставаться с любимыми, даже если это всего лишь герои всего лишь детских книжек. И находят выход: пишут про них свои собственные книги.
09.06.2012
Джазом кашу не испортишь
В странной-странной книжке рассказывается о странной-странной жизни странных-странных людей. О том, что на завтрак они берут в магазине горячие сосиски совершенно бесплатно; как однажды в гости пришло несметное количество тигров и что из этого получилось; почему красным совам нельзя спать в почтовых ящиках, а жёлтым – можно.
13.05.2009
Между небом и землей
Ванго путешествует на цеппелине по всей Европе: начав с Парижа, роман пронесет читателя по всей Европе, России и Южной Америке, переплетая реальных и вымышленных исторических персонажей, места и события, которые приведут молодого человека к истине. Преследуемый за преступление, которого не совершал, Ванго должен раскрыть тайны своего рождения, сложив цепочку загадочных символов.
12.06.2014
Об овечках, шоколаде и жизни
«А есть ли в Израиле детская литература? Что будут читать наши дети? Где они, израильские Маршак, Чуковский, Барто?» -- этими, без сомнения важными, вопросами постоянно задаются молодые русскоязычные родители в Израиле.
18.07.2012