Квадрат с пятью углами

Квадрат с пятью углами

Сергей Георгиев. Дрессировщик бутербродов. Эгмонт, 2009
15.06
Теги материала: книги, поэзия, проза, рецензии

Серия «Пёстрый квадрат» — это пять книжек.


Действительно пёстрых и квадратных. Книжки-игрушки, книжки-картинки, в которых художники — не только иллюстраторы, но и участники игры. Игры смешной, часто абсурдной, иногда романтичной.

«Букник-младший» уже рассказывал про первую книжку этой серии — «Непослушного пирата» Артура Гиваргизова. Издательство «Эгмонт» продолжает знакомить нас с современными детскими писателями. Каждый квадрат — сборник рассказиков, читать и рассматривать можно с любого места. Недостаток только один — быстро заканчиваются.

Дрессировщик бутербродов
Сергей Георгиев, художник — Екатерина Силина

«Дрессировщик бутербродов» — сборник маленьких историй вроде бы про цирк, а на самом деле — про жизнь: про поэтов, музыкантов, певцов. И не важно, что поэт — верблюд, певец — бегемот, а музыкант — клоун, которого научила играть одна старая обезьяна. У них всё как у людей — парадоксально, смешно и грустно. И правда, что может сказать в свое оправдание верблюд, который пишет плохие стихи, если их печатают и издают? Только то, что он верблюд. И разве кому-нибудь интересно, что медведь прекрасно играет на арфе, если его номер — на мотоцикле?


Главный шпионский вопрос
Михаил Есеновский, художник — Наталья Корсунская

Юра — очень храбрый мальчик. Он почти ничего не боится. Вот разве только спать, потому что под кроватью живёт крокодил. Ну, ещё он немного боится дырки для слива в ванной. Потому что оттуда может кто-нибудь вылезти. Ну и входной двери, потому что за дверью — шпион… Психологи бы сказали, что «Главный шпионский вопрос» — терапевтическая книжка, и были бы правы. Но она при этом — смешная. Человек, который боится, понимает, что он не один такой, и более того, бояться — нормально. Книжка советует: разговаривайте со своими страхами, они от этого становятся ближе и понятнее. Юра вообще однажды проснулся и понял, что ему совсем не страшно.

Бублик для гуманоида
Валентина Дегтева, художник — Надежда Суворова


С Нинкой вечно случаются какие-то истории. И не то, чтобы прекрасные истории или Истории с большой буквы. Так, мелкие историйки, повседневность. То она падает в люк, то ей приходится гонять прожорливую моль размером со спаниеля, то отношения между цивилизациями устанавливать. А помочь Нинке практически некому. Имеется только связанный папа в пижаме, прожорливая собака Дунька, которая всё время спит, ну и всякие гуманоиды, инопланетяне, инопланетёныши и кошмары. Принцы тоже есть. Правда, они либо сантехники, либо африканцы. Что поделаешь, такая нынче жизнь: ничего стоящего, всё моль съела.
Если вы ищете глубокомысленных выводов — их здесь нет. Есть жизнь, милая чепуха-чепуховина и игра на всякие важные темы. Например, как справиться с воображаемой нечистью, которая норовит тебя съесть. Ответ простой: интересоваться нечистью больше, чем она интересуется тобой. И тогда гуманоиды будут есть бублики прямо у тебя из рук.


Из переписки с коровой
Тим Собакин, художник — Зина Сурова

Собакин наделён непосредственностью аборигена, способного замечать и удивляться самым обычным вещам, из которых он громоздит что-то странное. Получается про всё на свете и про радость жизни.
По ходу Собакин придумывает новые слова «пешежир» и «пассаход», без которых непонятно как человечество обходилось раньше, и целую мышиную страну с мышанистом, мышенниками, мышкетом и прочей мышаниной. Его интересуют самые неожиданные вопросы: например, откуда взялись вилка и ложка? И с ним случаются неожиданные события.
Однажды к Тиму в гости приходит корова. Усталая и холодная, потому что:

В распахнутом настежь пальто,
Которое было без пуговиц,
Корова дрожала, как лист:
Она ведь иголку с нитками
Копытами взять не могла.

Конечно, Собакин приютил замёрзшую корову. Он даже с ней подружился, и они писали друг другу письма. А осенью Собакин получит от тёти коровы посылку с банкой родниковой воды, паутинкой и ещё какими-то милыми воспоминаниями о лете.
Стихи Тима Собакина похожи на стихи Бориса Заходера и Юнны Мориц, можно даже найти очевидные цитаты. Но Собакин не просто сочиняет, он же играет. И оттого его стихи, часто нарочно неправильные, создают иллюзию, будто все так могут. Читая его, увлекаешься этой бесконечной игрой словами и коровами. Одним словом, «Корова, она будь здорова».

Ещё материалы этого проекта
Иерусалимский Лев
Когда Даниель учился в первом классе, бабушка повезла его на экскурсию по Иерусалиму… И тут произошло нечто совершенно неожиданное! С эмблемы города, которая находится на здании мэрии, спрыгнул лев. Он заявил, что тоже хочет посмотреть Иерусалим.
02.12.2008
Цирк? Цирк?! Цирк!!!
Бывают не просто интересные книги, а такие, что хочется перечитывать и перечитывать. Даже если уже наизусть знаешь, что будет в конце.
13.01.2009
Мир перевернулся, и это совсем не весело
"Правда и последствия" — книга о девочках-подростках. Они живут в благополучной современной Швеции. И, казалось бы, ничто не вынуждает их совершать те ужасные поступки, которые они сами потом не могут ни объяснить, ни оправдать.
14.05.2011
Ваша история. Начало
Можно жить обыкновенной, совершенно неинтересной жизнью, можно писать с ошибками — и всё равно стать писателем. Можно врать лучше всех в классе, и всегда получать за сочинения «отлично» — при этом писателя из вас не выйдет.
22.01.2010