Квадрат с пятью углами

Квадрат с пятью углами

Сергей Георгиев. Дрессировщик бутербродов. Эгмонт, 2009
15.06
Теги материала: книги, поэзия, проза, рецензии

Серия «Пёстрый квадрат» — это пять книжек.


Действительно пёстрых и квадратных. Книжки-игрушки, книжки-картинки, в которых художники — не только иллюстраторы, но и участники игры. Игры смешной, часто абсурдной, иногда романтичной.

«Букник-младший» уже рассказывал про первую книжку этой серии — «Непослушного пирата» Артура Гиваргизова. Издательство «Эгмонт» продолжает знакомить нас с современными детскими писателями. Каждый квадрат — сборник рассказиков, читать и рассматривать можно с любого места. Недостаток только один — быстро заканчиваются.

Дрессировщик бутербродов
Сергей Георгиев, художник — Екатерина Силина

«Дрессировщик бутербродов» — сборник маленьких историй вроде бы про цирк, а на самом деле — про жизнь: про поэтов, музыкантов, певцов. И не важно, что поэт — верблюд, певец — бегемот, а музыкант — клоун, которого научила играть одна старая обезьяна. У них всё как у людей — парадоксально, смешно и грустно. И правда, что может сказать в свое оправдание верблюд, который пишет плохие стихи, если их печатают и издают? Только то, что он верблюд. И разве кому-нибудь интересно, что медведь прекрасно играет на арфе, если его номер — на мотоцикле?


Главный шпионский вопрос
Михаил Есеновский, художник — Наталья Корсунская

Юра — очень храбрый мальчик. Он почти ничего не боится. Вот разве только спать, потому что под кроватью живёт крокодил. Ну, ещё он немного боится дырки для слива в ванной. Потому что оттуда может кто-нибудь вылезти. Ну и входной двери, потому что за дверью — шпион… Психологи бы сказали, что «Главный шпионский вопрос» — терапевтическая книжка, и были бы правы. Но она при этом — смешная. Человек, который боится, понимает, что он не один такой, и более того, бояться — нормально. Книжка советует: разговаривайте со своими страхами, они от этого становятся ближе и понятнее. Юра вообще однажды проснулся и понял, что ему совсем не страшно.

Бублик для гуманоида
Валентина Дегтева, художник — Надежда Суворова


С Нинкой вечно случаются какие-то истории. И не то, чтобы прекрасные истории или Истории с большой буквы. Так, мелкие историйки, повседневность. То она падает в люк, то ей приходится гонять прожорливую моль размером со спаниеля, то отношения между цивилизациями устанавливать. А помочь Нинке практически некому. Имеется только связанный папа в пижаме, прожорливая собака Дунька, которая всё время спит, ну и всякие гуманоиды, инопланетяне, инопланетёныши и кошмары. Принцы тоже есть. Правда, они либо сантехники, либо африканцы. Что поделаешь, такая нынче жизнь: ничего стоящего, всё моль съела.
Если вы ищете глубокомысленных выводов — их здесь нет. Есть жизнь, милая чепуха-чепуховина и игра на всякие важные темы. Например, как справиться с воображаемой нечистью, которая норовит тебя съесть. Ответ простой: интересоваться нечистью больше, чем она интересуется тобой. И тогда гуманоиды будут есть бублики прямо у тебя из рук.


Из переписки с коровой
Тим Собакин, художник — Зина Сурова

Собакин наделён непосредственностью аборигена, способного замечать и удивляться самым обычным вещам, из которых он громоздит что-то странное. Получается про всё на свете и про радость жизни.
По ходу Собакин придумывает новые слова «пешежир» и «пассаход», без которых непонятно как человечество обходилось раньше, и целую мышиную страну с мышанистом, мышенниками, мышкетом и прочей мышаниной. Его интересуют самые неожиданные вопросы: например, откуда взялись вилка и ложка? И с ним случаются неожиданные события.
Однажды к Тиму в гости приходит корова. Усталая и холодная, потому что:

В распахнутом настежь пальто,
Которое было без пуговиц,
Корова дрожала, как лист:
Она ведь иголку с нитками
Копытами взять не могла.

Конечно, Собакин приютил замёрзшую корову. Он даже с ней подружился, и они писали друг другу письма. А осенью Собакин получит от тёти коровы посылку с банкой родниковой воды, паутинкой и ещё какими-то милыми воспоминаниями о лете.
Стихи Тима Собакина похожи на стихи Бориса Заходера и Юнны Мориц, можно даже найти очевидные цитаты. Но Собакин не просто сочиняет, он же играет. И оттого его стихи, часто нарочно неправильные, создают иллюзию, будто все так могут. Читая его, увлекаешься этой бесконечной игрой словами и коровами. Одним словом, «Корова, она будь здорова».

Ещё материалы этого проекта
Очень страшная книга
Говорят, если читать много энциклопедий и мало художественных книг, вырастешь человеком без фантазии. Говорят, что один мальчик читал много энциклопедий и сошёл с ума. Одно из этих утверждений – миф, другое – легенда.
09.09.2009
Взгляни на мир вокруг себя
Грустно жить на свете, когда у тебя нет ни мамы, ни друзей. Американская девочка по имени Индия Опал Булони живет вместе с папой. Вообще-то он очень добрый, только замкнутый. И почти всегда занят важными делами. В провинциальном захолустье девочка совсем никого не знает, и где взять друзей – непонятно.
07.08.2008
Книжка, которую сгрызла гусеница
Жила-была гусеница. Она, как только родилась, так сразу стала есть. Потому что была очень голодная. Книга так и называется: «Очень голодная гусеница».
03.09.2008
Микеланджело и Донателло: неизвестные подробности жизни
Преступление может казаться идеальным, но я уверена: если не Черепашки Ниндзя, так милиция рано или поздно всё раскроет. И тут уж мало не покажется.
28.04.2009