Ледниковый период

Ледниковый период

Лучано Мальмузи. Неандертальский мальчик. Большой поход. Прыжок тигра Азбука-классика, 2008. Пер. Анастасии Миролюбовой
10.06

У меня есть сын. Восьми лет. Хороший такой мальчик. Очень аппетитный. Так бы и съел. Особенно когда вредничает и не слушается – ух как хочется укусить. Ужас!

Я знаю, нормальные мальчики так и должны себя вести: хулиганить, шуметь, разбивать футбольным мячом чужие окна. А нормальные мамы должны сыновей воспитывать. Педагогическими приёмами. Это когда нужно говорить спокойно и объяснять понятно, а не кричать громко и кусать больно. Я стараюсь. И мальчик старается.

– Ты ведёшь себя как неандерталец какой-то! – это я всё-таки иногда кричу.

Ещё у нас есть папа. Когда-то он тоже был мальчиком. Который шумит, хулиганит и безобразничает. Например, собирает пробки от бутылок и ржавые гвозди. Особенно, я знаю, ценятся гайки машиностроительные.
У нашего папы была своя мама. Которая, судя по всему, ругалась примерно как я: «Варвар! Дикарь! Неандерталец!»
Потому что недавно наш папа совершил педагогичный поступок: принёс сыну книжку «Неандертальский мальчик». Говорит, в детстве читал, очень нравилась.

Внутренний голос сказал мне, что это не лучшая рекомендация: бывший неандертальский мальчик дарит нынешнему неандертальскому мальчику книжку про настоящего неандертальского мальчика. Ещё неизвестно, что наш мальчик узнает нового из этого произведения! Вдруг вместо железных болтов он начнёт собирать клыки мамонтов, а вместо ближайшей лужи отправится купаться куда-нибудь на ледник?!

И вот, дождавшись, когда все уснут, я тайно приступила к чтению. К пятой странице случилось ужасное – я заснула, так было скучно.

Утром сына ждали великие дела: сосед Данька из тридцать пятой квартиры, мяч футбольный, жёсткий, и аппарат телефонный, сломанный, с ближайшей помойки.
Однако мальчик забаррикадировался в детской и пять часов подряд… нет, не пускал индейские стрелы в головы граждан, проходящих под окнами; не смешивал сухие краски и мой новый шампунь в целях получения взрывоопасной смеси; и даже не соревновался с сестрой, кто дальше плюнет… а читал новую книжку.

Из комнаты вышел ближе к вечеру, взлохмаченный и задумчивый…
– Тебе понравилась книжка?! – искренне заинтересовалась я. – А чем? Вот любопытно…
Чем-чем? Хорошая книжка, и всё тут.
– А про что она?
– Про мальчика, разве непонятно по названию?
– Хороший мальчик-то?
– Нормальный.


«М-да. Негусто. И что мальчишки в этой книге находят, не понимаю?» – это я, конечно, про себя подумала. Вслух спросила:
– А что он там делает, этот мальчик, нормального?
– Ну что-что? В школу ходит, в человеческую. У них там парты из камня, есть можно мясо руками прямо на уроке, каждый день проходят только один предмет, а вместо прописей – рисунки рисуют. Что хотел сказать – то и нарисовал.

«А что, это очень развивает мозг и мелкую моторику!» – сказала я. Конечно же, про себя.

– А ещё они в поход ходили! – подозрительно загорелись глаза у сына. – И не в такой, как у нас: найди клад, передай товарищу бумажку с заданием, призы – шоколадки! В нормальный поход, тигра ловили! Настоящего дикого тигра!!!

И мальчик, быстренько проглотив обед (два куска хлеба чёрного с маслом, тарелку супа овощного, полезного, стакан кефира натурального, без сахара), уселся за письменный стол и сосредоточенно начал рисовать… план, как попасть в тайгу, где ловят тигров.

… Прошло две недели. Из кухни стали пропадать припасы. «Конечно, в тайге же нужно чем-то питаться!» – флегматично заметил папа мальчика. Я просыпаюсь по ночам, строго каждый час. Проверяю, не сбежал ли мальчик.
Сын пока живёт дома.
Но педагогическая ценность у «Неандертальского мальчика» всё-таки имеется – множество продолжений. Сегодня нам удалось договориться: сын за неделю делает все прописи, заданные на лето (красиво делает, аккуратно), а я покупаю ему второй том.
Но всё равно совершенно мне непонятно, что мальчишки находят в этой книге?

Ещё материалы этого проекта
Самый достойный
В Северном море недалеко от острова Гельголанд вблизи маяка на Омаровых Рифах есть песчаная коса. Она так мала, что даже самый крошечный домик на ней не поместится, зато четырём чайкам там живётся вольготно. Имя всякой чайки — Эмма...
29.12.2009
... которые не поздно
Что такое детские книжки? Если вдуматься, выходит, что это книжки со сроком годности: тебе восемь лет — от них не оторваться, тринадцать — и в голову не придёт их открыть. Так, что ли? Да, бывает, что книжки стареют, и умирать они тоже иногда могут. Но если они живые, то, наверное, должны по крайней мере расти и взрослеть? Мы же вот растём и взрослеем — чем они хуже?
21.09.2011
Только не мой мозг
Книга канадки Карен Ле Бийон «Французские дети едят все» продолжает серию англоязычных книг, в которых обсуждается подход к воспитанию, противоположный условному «американскому».
08.10.2013
О бедном микробе замолвите слово
Дорогие дети, прошу вас, будьте бдительны! Поглощение некипячёной воды влечёт за собой настоящую катастрофу – уничтожение Петьки-микроба и всей его семьи!
14.04.2009