Об овечках, шоколаде и жизни

Об овечках, шоколаде и жизни

Ионатан Гефен. Шестнадцатая овечка Кинерет, Змора-Битан, Двир, 2010
18.07

«А есть ли в Израиле детская литература? Что будут читать наши дети? Где они, израильские Маршак, Чуковский, Барто?» — этими, без сомнения важными, вопросами постоянно задаются молодые русскоязычные родители в Израиле.


Детям, родившимся в Израиле, иногда сложно даже читать стихи, которые мы легко и непринужденно заучивали наизусть двадцать-тридцать лет назад.

Для тех, кто не мыслит воспитания своих чад вне контекста привычной детской классики, изданы прекрасные переводы стихотворений Маршака и Чуковского на иврит. Вместе с тем надо помнить о существовании не менее прекрасной ивритской детской поэзии.

О некоторых авторах «Букник-младший» уже писал: Лея Гольдберг, Мирьям Ялан-Штекелис, Меир Шалев… А теперь мы хотим познакомить вас с еще одним поэтом. Внимание: Ионатан Гефен!

На самом деле Ионатан Гефен не только поэт. Он еще прозаик и драматург, куплетист, журналист и публицист, критик и сатирик, переводчик и даже диктор на радио. В общем, человек-оркестр.

Ионатан Гефен начал писать в 19 лет, когда служил в армии. Свои первые стихи он посвящал младшей сестре Анат. А потом, когда у него появилась семья, стал писать для своих детей. У него их трое: Шира, Авив и Наташа.


Самая известная детская книжка Гефена — сборник «Шестнадцатая овечка», стихи, переводы и сказки для детей.
Стихи на первый взгляд очень простые, и говорится в них о вещах самых обычных.

Например, о том, что у всех детей разные папы. У одного мальчика папа — водитель автобуса. Это так здорово: у подъезда всегда стоит автобус, который водит сам папа! У другого — парикмахер, и сын всегда красиво подстрижен. У третьего — мэр города, а у четвертого — папа любимый, но очень колючий, потому что давно не брился.

О том, что когда нечем заняться, то от скуки слоняешься по дому, а потом идешь ссориться с соседом Гиорой.

О том, что каждый день маленькую Анат спрашивают мама-папа-дядя-тетя и бабушка: «Ты сегодня хорошо себя вела?» Подумайте сами: в детском саду ли, на море, после прогулки — всегда один и тот же вопрос.
Неужели эти взрослые сами не понимают, как это смешно и нелепо? Ну как можно плохо себя вести в зоопарке, что уж там можно натворить?

В стихотворении «Канатоходец» Гефен пишет о том, как страшно смотреть на канатоходца, идущего высоко-высоко. И в то же время смотришь — и не можешь оторвать взгляда. А внутри все замирает: «Пусть только он благополучно дойдет до конца!»

Наверное, секрет популярности Ионатана Гефена как раз в том, что обо всех этих простых вещах дети размышляют каждый день. О том, что надо хорошо себя вести (или не надо?). А жираф такой высокий-превысокий — ему видно даже то, что над облаками. А мы кажемся жирафу крохотными, как игрушечные человечки, и наши горести тоже кажутся ему маленькими и незначительными.

Для взрослых все эти размышления не слишком актуальны.

Гефен написал в своей книге как раз о том, чем не всегда осмелишься поделиться с родителями или со старшей сестрой. Он как бы говорит маленьким читателям: не стесняйтесь своего внутреннего мира! Я тоже такой, как вы. Иду по улице и думаю: отчего у этого смешного человека такие длинные волосы? И радуюсь, что в Рамат-Гане вкусно пахнет шоколадом, потому что там есть шоколадный завод. Это так здорово — можно стоять и целый день бесплатно нюхать шоколад!

Запах шоколада
вольный перевод

Есть в Рамат Гане местечко,
Поверьте моему словечку,
Где можно без всяких оплат
Стоять и нюхать шоколад.

Там есть высокий-превысокий дом,
Без окон, но зато с тремя трубами в нем!
Днем и ночью работают тридцать специальных машин,
За ними следят семьдесят очень серьезных мужчин
(в фартуках и перчатках).

Этот комбинат днем и ночью делает шоколад.
Маленький и большой, дешевый и дорогой,
С орехами и халвой, изюмом и курагой,
Для богатых и бедных, добрых и даже для вредных.

Все замирают, едва услышав аромат:
Дети, бросив свои дела,
Автобус, выехав из-за угла,
Полицейские, забыв о ворах
А больные — о докторах.
Все стоят и вдыхают аромат,
Даже кошки с собаками
И крокодилы с макаками!

Есть в Рамат Гане местечко,
Поверьте моему словечку,
Где можно без всяких оплат
Стоять и нюхать шоколад.

Вы были когда-нибудь в Рамат-Гане? Когда приедете, обязательно сходите на ту улицу, где стоит шоколадный завод. Просто так.

Ещё материалы этого проекта
... которые не поздно
Что такое детские книжки? Если вдуматься, выходит, что это книжки со сроком годности: тебе восемь лет — от них не оторваться, тринадцать — и в голову не придёт их открыть. Так, что ли? Да, бывает, что книжки стареют, и умирать они тоже иногда могут. Но если они живые, то, наверное, должны по крайней мере расти и взрослеть? Мы же вот растём и взрослеем — чем они хуже?
21.09.2011
История одного языка
Полностью эта книга называется «История Элиэзера Бен-Иехуды, которого когда-то ругали на разных языках, а теперь говорят ему «большое спасибо» на иврите».
06.08.2010
Мимими до самой луны и обратно
«Знаешь, как я тебя люблю?» вышла на тридцати семи языках общим тиражом больше двадцати миллионов экземпляров. И всё идёт к тому, что эта книга станет классикой детской литературы на русском языке.
07.12.2012
Сказка о том, как Свеча, Лужа и Яйцо научный спор затеяли
— У меня, — сказала Лужа, — очень богатая внутренняя жизнь. Я состою из воды — самого важного компонента на планете Земля. Без воды невозможна жизнь. И не надо хихикать! Можно сказать, что лужа — символ жизни, даже если она грязная.
13.05.2010