Отчего замолчали зонтики

Отчего замолчали зонтики

Аличе Умана. История о поющих зонтиках КомпасГид, 2010
22.07
Теги материала: книги, рецензии, художники

Тёплый июльский вечер, звёзды светят так ярко, что кажется, будто сейчас из них на землю польются горячие золотые лучи. Самое время для задушевной беседы. Не знаю, как у вас, а у меня самые болтливые — старые варежки. Они такого могут порассказать — только уши береги! Вот, например, зелёные из плотных кусачих ниток всегда в курсе последних сплетен. Удивительно, но, пролежав всё лето в дальнем шкафу, они точно знают, почему соседка с нижнего этажа поссорилась с «верхней» и что думает по поводу новых жильцов наш ворчливый управдом. Кожаные дедовские перчатки любят рассуждать о политике, а белые рукавички с помпонами так смешливы, что их просто невозможно взять в руки — тут же начинают хохотать, словно их щекочут.


И всё же, честно говоря, я не очень люблю разговаривать со старыми варежками. Ничего интересного и мудрого они рассказать не могут. Другое дело калоши! Вы когда-нибудь слушали истории, рассказанные старыми калошами? Нет? Вы много потеряли. Старые калоши помнят старые времена. Не те старые времена, когда я была школьницей и носила пионерский галстук, а те старые времена, когда моя бабушка была румяной гимназисткой и в этих самых калошах, начищенных до блеска гуталином, бегала к молочнице за свежей сметаной к оладушкам.

Интересные истории могут рассказать запонки, забавные случаи помнит весёлая плетёная корзинка, довольно скучный рассказик прогудит новый пылесос (никогда не соглашайтесь выпить с ним чаю, ибо прервать унылый монолог невозможно, а дослушать до конца никаких сил не хватит).

И только зонтик, маленький складной зонтик всегда удивлял меня своим молчанием. Он тихо висел в углу шкафа на своей единственной лапке и никогда не присоединялся к традиционным июльским посиделкам под звёздным небом.
Сначала я не понимала, кого же он мне напоминает, пока однажды не прочитала в книге:

«Зонтики относятся к семейству летучих мышей.
А ещё и у тех, и у других перепончатые крылья, в которые они закутываются во время сна, гладкая блестящая кожа и вытянутые узкие морды. Да и спят они вниз головой».

Нельзя сказать, что мне очень нравятся летучие мыши, но, по крайней мере, я их не боюсь, как старые калоши. Кстати, калоши и поведали мне большой секрет. Оказывается,

«…в давние времена зонтики жили припеваючи огромными общинами в горах Каранужа, что на севере Фоибои, а если точнее, в долине Вуэналь, где дождь идёт шесть месяцев в году».


Но даже не это главное. Главное, что зонтики, оказывается, умели петь!
Только представьте себе. Поле — бескрайнее поле, зелёная сочная трава, умытая утренним дождиком, где-то на горизонте бредёт сонная лошадь, запряжённая в телегу (не забывайте, что дело происходит в давние времена). За горизонтом — горная гряда Каранужа. А по полю, сколько может охватить взгляд, красные, белые, синие и зелёные, в полоску и в крапинку, в радугу и в цветочек — скачут на ножках зонтики разных размеров, и поют, поют, поют на все голоса весёлые песни, словно ничего лучше в мире нет, чем скакать по полю на одной ножке и петь вот так на рассвете.
Удивительная картина получается, удивительная. Но что же случилось, почему они больше не поют?

Сначала я пыталась разговорить свой зонтик. Доставала его из шкафа и, когда никого не было дома (мало ли, что подумает муж, если увидит, как я разговариваю с зонтиком, который, к тому же, молчит в ответ), рассказывала ему о своей жизни. «Может, он разоткровенничается в ответ», — думала я и шептала в коричневые плащевые крылья свои маленькие секреты. Но зонтик молчал. Потом я решила ему спеть. Но стоило начать, как зонтик весь сжался, а стальные спицы задрожали. Я заподозрила, что с моей песней что-то не так, а может, зонтик просто предпочитает сопрано, и замолчала.
Тогда старые мудрые калоши, приподняли крышку обувного ящика и сказали:
— Прочитай «Историю о поющих зонтиках», и ты узнаешь их грустную тайну…

Ещё материалы этого проекта
Городской романс
В Москве по Красной площади ходили раньше лошади. А в Нью-Йорке два боксёра покусали режиссёра. В Петербурге у Невы жили-были две совы. Ну а в Риме из фонтана выползали два варана.
01.07.2009
История еврейского фантазёра
Можете себе представить, что вы оказались в стране, где всё сделано из шоколада? Или вам в руки попало лекарство, которое помогает от всех болезней сразу? Или вдруг (о ужас!) семейство чудовищ собирается приготовить из вас шницель на обед?
17.06.2011
Пчёлка Мелли
Занимательная и очень яркая история, которую написала Изабель Макой, а Квентин Гребан дополнил своими удивительными рисунками. Она о том, как новой жизни хочется свободы и открытий, о случае, опасностях, награде и о том, что желания всегда сбываются.


29.06.2013
Самый достойный
В Северном море недалеко от острова Гельголанд вблизи маяка на Омаровых Рифах есть песчаная коса. Она так мала, что даже самый крошечный домик на ней не поместится, зато четырём чайкам там живётся вольготно. Имя всякой чайки — Эмма...
29.12.2009