Превратности соседства

Превратности соседства

Лея Гольдберг. Квартира на съём Библиотека «Поалим», 2011
28.04
Теги материала: израиль, книги, поэзия, рецензии

Вы знаете, что такое классика детской литературы?


Это когда бабушка в магазине ахает: «Вот прямо такого «Рассеянного» мама мне читала в детстве!» — и покупает книгу внукам. А внуки смеются над злоключениями рассеянного чудака так же весело, как их бабушка много лет назад. Классика — это книга, которая живёт много лет и не стареет.

Классика израильской детской литературы — книги Меира Шалева, Мирьям Ялан-Штекелис, Хаима Нахмана Бялика, Леи Гольдберг.

Букник-младший рассказывал о «Рассеянном из деревни Азар» Леи Гольдберг, которым вот уже шестьдесят лет зачитывается израильская детвора. Сегодня «Букник-младший» расскажет о другой книге Гольдберг, не менее известной, — сборнике «Квартира на съём».

Некоторые литературоведы считают, что стихотворение «Квартира на съём» написано по мотивам русской сказки «Теремок», ведь Лея Гольдберг родилась и провела детские годы в России. Но сюжет очень отличается от сказки, осталась лишь канва.

В зелёной долине, меж полей и виноградников стоит пятиэтажный дом. Кто в нём живёт? Курица, кукушка, чёрная кошка и белка. А квартира на пятом этаже свободна: раньше там жила мышь, но неожиданно она собрала чемоданы и уехала. И жильцы повесили объявление: «Сдается квартира».

Первым пришёл смотреть квартиру муравей. Соседи вышли на лестницу и хором спросили:

— Тебе нравятся комнаты?
— Нравятся.
— Тебе нравится кухня?
— Тоже нравится.
— А коридор?
— Нравится.
— Ты будешь с нами жить?
— Нет! Мне не нравитесь вы, соседи! Как я, трудяга-муравей, поселюсь рядом с этой жирной ленивой курицей, которая только и делает, что в постели с боку на бок переворачивается?


Курица обиделась и пошла к себе домой, а муравей ушёл, ни с кем не попрощавшись.

То же самое произошло и со следующими съёмщиками. Мама-крольчиха не захотела жить по соседству с кукушкой, которая бросает своих птенцов. Элегантному борову в пиджаке и шляпе не понравилась чёрная кошка: наверное, она чёрная, потому что грязная? А певец-соловей стал жаловаться на белку, которая грызла орешки: его нежные музыкальные уши не вынесут таких грубых звуков!

И лишь голубка с радостью согласилась поселиться в квартире на пятом этаже. Ей не очень понравились комнаты, коридор показался темноватым, а кухня — тесной. Но это не главное, сказала голубка. Главное — хорошие соседи: курочка с красным гребешком, пёстрая кукушка, весёлая белка, которая весь день щёлкает орешки, и опрятная чистюля-кошка!

И жильцы дома в зелёной долине стали жить мирно и дружно.

«В зелёной долине, меж полей и виноградников стоит пятиэтажный дом» — так начинает Лея Гольдберг. На самом деле она использует не слово «дом» («баит»), а слово «башня» («мигдаль»). И не случайно, хотя естественней было бы написать именно «дом». Интересно, почему так?

«Квартира на съём» была впервые опубликована в октябре 1948 года. Это было трудное для Израиля время. Ещё шла Война за независимость, а молодое государство уже принимало репатриантов со всех концов света: из Европы, из восточных стран, из Африки. Людям приходилось устраиваться на новом месте, искать жильё и работу, уживаться с соседями.


Рядом с европейцами селились беженцы из Йемена — их привезли в Израиль во время операции «Ковёр-самолёт». Уважаемый профессор каждый день здоровался с йеменским евреем, который неделю назад впервые в жизни полетел на самолёте. Во время полёта йеменцу стало холодно, и он, чтобы согреться, попытался разжечь костёр в проходе между креслами. Как таким разным людям найти общий язык? Да и в буквальном смысле общаться было трудно: сосед с первого этажа прибыл из Кёльна и говорил по-немецки, сосед-парижанин со второго этажа — по-французски, сосед напротив — приехал из Марокко и понимал только по-арабски. А иврита они ещё не знали.

Такие разноязычные дома, где были перемешаны представители разных стран и культур, напоминали Лее Гольдберг историю Вавилонской башни, когда люди, строившие её, перестали понимать друг друга. Поэтому она и поселила курицу, кукушку, кошку и белку не в доме, а в башне. У каждого из них свои привычки, свой цвет перьев или шерсти, с которыми «положительные» герои стихотворения не захотели мириться.

Мама-крольчиха, джентльмен-боров, певец-соловей, муравей, который трудится не покладая рук, — все они, несмотря на свои достоинства, оттолкнули будущих соседей, хотя встретили их очень приветливо.

В стихотворении нет концовки-морали. Лея Гольдберг хочет, чтобы мы сами сделали выводы. И каждый прочитает в этой истории что-то своё: «с соседями надо жить дружно» или «в каждом человеке надо постараться найти хорошее». А чёрное — это не обязательно грязное, белое — чистое, и господин в пиджаке и с тросточкой может оказаться обыкновенной свиньёй.

С 1972 года стихотворение «Квартира на съём» печатается в сборнике с двумя другими произведениями Гольдберг: «Так и не так» (по Корнею Чуковскому) и «Историей о трёх орешках». И в 2011 году сборник «Квартира на съём» переиздали в девяносто первый раз!
Ещё материалы этого проекта
Очень страшная книга
Говорят, если читать много энциклопедий и мало художественных книг, вырастешь человеком без фантазии. Говорят, что один мальчик читал много энциклопедий и сошёл с ума. Одно из этих утверждений – миф, другое – легенда.
09.09.2009
Кузнечик, Слепой, Лось и другие
- Ты кто? – спросил Кузнечик.
- Узник Могильника, – ответил гость. – Вырвал из стены кольцо, к которому был прикован, скинул ржавые цепи и поспешил сюда.
– Почему сюда?
– А я вампир, – признался гость. – Пришёл попить свежей крови. Ты ведь не откажешь больному человеку, дитя?
09.04.2009
Тетрадь Фантастики
Джанни Родари: "Я надеюсь, что эта книга сможет быть в равной степени полезна всем, кто считает необходимым, чтобы воображение заняло должное место в воспитании, кто возлагает большие надежды на творческое начало у детей, кто знает, какую освободительную роль может сыграть слово".
07.03.2013
Рыцарь серебряной ленты
У каждой страны свои легенды и свои герои. В Замонии вам не расскажут ни о подвигах Геракла, ни о рыцарях Круглого Стола. Не бредят там и славой мушкетёров. Но если речь зайдет об опасностях и приключениях, о благородстве и отваге, вы непременно услышите историю Румо.
25.07.2009