Самое важное

Самое важное

Мони Нильсон-Брэнстрём. Цацики идёт в школу Самокат, 2010. Пер. А. Туревского
7.08
Теги материала: книги, проза, рецензии, школа

Честно сказать, я уже притомилась читать всякую завлекательную небывальщину. Мне бы чего-то более близкого к реальности, что ли.


Знаете, бывает такое настроение, когда не нужны ни стихи, ни сказки, ни даже приключения, и хочется одной только суровой правды жизни. Только не слишком суровой, пожалуйста, а то переживаний по поводу проблем в семье и в школе и без книжек хватает.

Словом, повесть шведской писательницы Мони Нильсон-Брэнстрём «Цацики идёт в школу» мне никак не подходила.

Во-первых, потому что Цацики (это вообще-то название греческого блюда, но героя книги в честь этого блюда и зовут) поступает в первый класс, находит там новых друзей и серьёзных врагов — а это стресс.

Во-вторых, потому что у Цацики нет папы, ни одного папы (а у Лизы, его приятельницы, пап целых три!), а есть только какой-то греческий Ловец Каракатиц, которого и не видел никто никогда.

А в-третьих, потому что Мамаша цацикина — вот уж кого не назовёшь нормальной! Она умеет «стоять на руках и одновременно шевелить пальцами ног. А ещё стоять на цыпочках и одновременно шевелить ушами». У Мамаши огненно-рыжая шевелюра, а глаза она подводит чёрным-пречёрным карандашом. Из всей еды предпочитает сырое тесто, часто меняет работу, а будь её воля, вообще бы не работала, только пела рок в группе «Мамашины мятежники». За Мамашей ухлёстывает Шиповник, бас-гитарист, но он не нравится Цацики. Цацики нравится квартирант Йоран, он полицейский. Только вот если Йоран начнёт с Мамашей крутить любовь, Цацики того и гляди потеряет друга: эти влюблённые взрослые только о себе и думают.


Ну и чего можно ждать от книжки при таких условиях?
Очередных страданий? Попыток героя жить нормальной жизнью, несмотря на маргинальность окружающих взрослых? Сравнений сумасшедшего дома Мамаши с нормальным бытом нормальной семьи? Истории малолетнего преступника?

Ха! Вот и не угадали!
Потому что эта безумная Мамаша, которая и замужем-то никогда не была, она — самая-пресамая нормальная. И знаете, почему? Да просто она любит своего сына и не видит на свете ничего важнее. Это не убийственная любовь — сожаление о собственной загубленной жизни, не удушающая любовь — стремление реализоваться в сыне, не вязкая любовь — компенсация изначально неблагоприятных условий. Это полная достоинства любовь-уважение. Мамаша уважает Цацики, его друзей и даже врагов. А когда человека по-настоящему, всерьёз уважают, то у него расправляются крылья, просыпается благородство и тогда даже страшный враг перестаёт быть врагом, отвечая уважением на уважение.

И читать про это радостно-прерадостно.

Очень правильную книгу написала Мони Нильсон-Брэнстрём. Не грузит, не поучает, но при этом совершенно чётко выстраивает приоритеты. Это важно, особенно сейчас, когда во многом изменились понятия о нормальной семье и о традиционных ролях. Нормальная семья, — напоминает нам шведская писательница, — может быть какой угодно. Главное, чтоб в ней были любовь и уважение.

У Нильсон-Брэнстрём есть несколько книг про Цацики, и хотя на русском языке пока вышла только одна, мы с нетерпением ждём следующих. Мне вот очень интересно, встретился ли Цацики с Ловцом Каракатиц.

_________________________________
Примечание: Маргинальность — это такое умное слово, значение которого ты найдёшь в любом онлайновом или бумажном словаре. Если коротко — это такая ненормальность, которая вот-вот перейдёт рамки допустимого общественной моралью и законом.

Кстати, интервью писательницы «Букнику-младшему» вы можете прочитать здесь, а отрывок из книги «Цацики идет в школу» — вот здесь.
Ещё материалы этого проекта
Шалаш потоп. Потоп шалаш
Приглядитесь к словам: "тут", "ага", "оно". Заметили? Все они одинаково читаются в обе стороны. Такие слова называются палиндромами.
20.01.2009
Такие разные люди
"Пруд Белых Лилий" – продолжение романа Анники Тор "Остров в море". Книги рассказывают о жизни двух еврейских девочек, Штеффи и Нелли, во время второй мировой войны.
23.09.2008
Страшная книжка про что-то другое
Дорогие дети, сидите смирно, сейчас вас будут пугать. Не я, не бойтесь – я не умею. Пугать вас будет один замечательный английский писатель, его зовут Нил Гейман. Пишет он в основном сказки – и для детей, и для взрослых. А иногда – для тех и других сразу.
26.11.2009
А с платформы говорят: «Это город Кфар Хабад!»
Вы его знаете. Смешной человек, на голове — сковорода. А вот того, что случилось с Рассеянным после возвращения в Ленинград, — не знаете. Поверите, если я скажу, что Рассеянный переехал в Израиль и выучил иврит?
09.03.2010