Самый достойный

Самый достойный

Джеймс Крюс. Маяк на Омаровых Рифах Самокат, 2009. Пер. Анны Шибаровой
29.12
Теги материала: книги, проза, рецензии

В Северном море недалеко от острова Гельголанд вблизи маяка на Омаровых Рифах есть песчаная коса.

Она так мала, что даже самый крошечный домик на ней не поместится, зато четырём чайкам там живётся вольготно.

Имя всякой чайки — Эмма, так сказал один поэт, поэтому во избежание путаницы обитательниц косы зовут Эмма Песчаная Отмель, Эмма Орлиный Глаз, Эмма Резиновый Клюв и Александра. Александра — чайка необыкновенная во всех отношениях. Во-первых, она единственная неЭмма на всём северном побережье, а во-вторых, дружит с одним человеком, хотя обычно чайки людей не жалуют.

Однажды вечером три Эммы дружно чистили пёрышки перед сном, когда на отмели с брызгами и всплесками шумно приземлилась Александра.
-У меня потрясающие новости! — прокричала она. — На острове все только и говорят, что о предстоящем турнире.
— Какие новости? О каком турнире? Выкладывай скорее, — хором попросили Эммы.

Александра встала поудобней на одной ноге, поджала другую под брюшко и приготовилась было изложить всё спокойно и чинно, но не удержалась и скороговоркой выпалила:

-Говорят, что скоро состоится всемирный турнир рассказчиков. Со всех стран и городов соберутся желающие померяться своими историями, и даже самый маленький островок вроде Гельголанда может отправить представителя. Надо срочно решить, кто поедет на состязание от Омаровых Рифов.


Три Эммы дружно взмахнули крыльями:
— Нет никаких сомнений, что лучшая среди нас кандидатура — ты, — сказала Эмма Песчаная Отмель, а две её подруги закивали. — Ты могла бы рассказать про стариков и волшебный кувшинчик Девы-Солнца.
— Хорошая история, — подтвердила Эмма Резиновый Клюв. — Трогательная и захватывающая. Когда я слушала её впервые, так переживала, пока завистник Гофмаршал строил героям козни, что от страха поджала вторую ногу, не выпрямив первой. Так и свалилась с камня на самом интересном месте.

Александра была воспитанной птицей, поэтому скромно заметила:
— Приятно, что вам нравятся мои истории, но ведь турнир проводят не только среди чаек. Нам надо выбрать самого-самого достойного на всём рифе.

— Тогда давайте отправим нашего водяного по прозвищу Морешлёп, — сказала Эмма Песчаная Отмель. — Он, конечно, вредина, зато рассказчик отменный, и память у него просто на зависть. В прошлый четверг поведал мне про неугомонных сорванцов Питерке и Дитерке из Манекен-Панекен-Берге. Пришлось его просить трижды повторить, чтобы я запомнила такие мудрёные названия.


- Не спорю, Морешлёп страсть как любит всякие истории. Вот только характер у него ужасный, — со вздохом возразила Александра. — Может не удержаться и выкинуть какую-нибудь гадкую шутку. Потом пойдёт слава, будто у всех обитателей Омаровых Рифов прескверный нрав.

— Может, тогда попросим Капитана Дадо? — предложила Эмма Орлиный Глаз. — Он человек образованный, в разных странах бывает и отовсюду такие истории привозит — заслушаешься. Больше всего мне нравится про парня, который мечтал звезду поймать.

— А вдруг кто-нибудь другой расскажет ту же самую историю? — усомнилась Александра. — Нет! Нам нужен тот, кто будет рассказывать не иноземные, а наши, североморские истории. Нам нужен Иоганн, старый смотритель маяка.

Эммы притихли от удивления.

— Иоганн, конечно, твой друг, — наконец сказала Эмма Резиновый Клюв, — но он ведь всю жизнь живёт на маяке и никуда дальше нашего острова не отправлялся. Где же он возьмёт столько историй, чтобы состязаться со знаменитыми сказочниками или путешественниками?

Александра на это лишь покачала головой:
— Чтобы собирать истории, вовсе не обязательно бродить по свету. Нужно лишь иметь доброе и открытое сердце, и тогда они сами найдут к тебе дорогу. Наш Иоганн умеет слушать и слышать, за свою жизнь он накопил тысячи преданий: весёлых и грустных, познавательных и поучительных, в стихах и даже песнях. Их приносят Иоганну крылья морских птиц, могучие ласты водяного и даже проворные мышиные лапки, доставляют океанские лайнеры и рыбацкие лодочки. И все они, что самое важное, и хорошие, и складные, и со смыслом.


И чайки полетели на маяк к старику рассказать о турнире, о том, что смотритель признан самым достойным, и, значит, пора ему собираться в дорогу. Пускай весь мир узнает истории Северного моря.
Иоганн тем временем расположился, как обычно, на железном балкончике, который окружает башню пониже купола, и набивал трубку табаком.

— Ты должен немедленно отправиться в путь! А иначе как все узнают, сколько разных историй живет в Северном море? — вместо приветствия прокричала Эмма Песчаная Отмель, нетерпеливо переступая с лапки на лапку. — Ты мог бы рассказать про трёх бургомистров Паня, Пиня и Пуня. Это очень поучительная история.
— А ещё лучше — про волшебника по имени Хинц Розенхольц, который спас целый остров, — предложила Эмма Резиновый Клюв. — Эта — очень добрая и грустная. Все судьи, услышав её, растрогаются и сразу же выберут тебя победителем.

— Почему ты до сих пор сидишь на табурете?! — хором возмутились чайки.
Однако Иоганн только улыбнулся им в ответ:
— Я никуда не тороплюсь, потому что имя самого достойного уже давно известно.
Старик неспешно раскурил трубку и начал рассказ. Александра по привычке примостилась на козырьке Иоганновой фуражки.

— Не так чтобы давно, но ещё до войны на нашем острове Гельголанд родился мальчик по имени Джеймс. С детства он был большой затейник и выдумщик, даже чайки слушали его с открытыми клювами. А когда вырос, он понял, что его призвание — быть сказочником, потому что хорошая история помогает очень многим. Она может подбодрить, научить и даже вылечить. А после войны всем приходилось очень тяжело, и не хватало добрых и мудрых слов. Тогда Джеймс стал придумывать и рассказывать истории про наше Северное море, и много их разошлось по всему миру. Да, Эммы, Джеймс Крюс не только сочинил вашу любимую сказку про Тима Талера и проданный смех, но и всех нас придумал именно он. И не просто придумал, а собрал в одной книжке, которую так и назвал — «Маяк на Омаровых Рифах».

— Как это придумал?! — заволновались Эммы. — Как придумал? Мы же настоящие!
— Конечно, настоящие, — поспешил успокоить их Иоганн. — И вы, и я, и Морешлёп, и капитан Дадо, и пустогрох Ганс-в-узелке, и многие наши друзья сначала родились в воображении Джеймса. Но ведь если история складная и хорошая, она непременно сбывается.

— Конечно, — фыркнула Александра. — Если история хорошая и складная, значит, она настоящая. Это всем известно, даже чайкам.
И три Эммы дружно закивали.

Ещё материалы этого проекта
Книга для тех, кто мечтает разбогатеть
Родители не любят отвечать на вопросы о деньгах. "Вырастешь – узнаешь", – говорят они. А то и вообще могут рассердиться.
21.12.2008
Как вырастают крылья
Никогда не поздно научиться летать. Над домом, над землёй, надо всеми своими страхами.
16.12.2011
Самое важное
Очень правильную книгу написала Мони Нильсон-Брэнстрём. Не грузит, не поучает, но при этом совершенно чётко выстраивает приоритеты. Это важно, особенно сейчас, когда во многом изменились понятия о нормальной семье и о традиционных ролях. Нормальная семья может быть какой угодно. Главное, чтоб в ней были любовь и уважение.
07.08.2011
Мой маленький еврейский папа
Папа – это вам совсем не то, что мама. Папа человеку нужен для разных специальных вещей. Показать, как делать «блинчики» на воде. Играть в морской бой на листочках из тетрадки по математике… Ещё папа может пригодиться, чтобы рассказывать разные увлекательные истории.
07.08.2008