Ссора, шум и другие безобразия

Ссора, шум и другие безобразия

Андрей Сметанин. С чего начинается ссора КомпасГид, 2010
21.01
Теги материала: книги, поэзия, рецензии

Взрослые не любят, когда дети ссорятся.


Родители, воспитатели, учителя, продавцы, смотрители в музеях и театрах, да все. Они сразу начинают искать причины, поводы и другую логику. Немедленно делают глубокомысленные замечания, заключения и выводы. Заставляют мириться. Пугают страшными вещами. Грозят замечаниями, наказаниями и другими лишениями.

Ещё взрослые не любят, когда дети шумят, гремят, звенят и вопят. Особенно если дерутся. Взрослые просто не понимают, что ссора, шум, кавардак, бардак и прочие безобразия — ничего такого и вообще совершенно нормальное, более того, необходимое дело. Потому что без ссоры нет дружбы, без шума — тишины, без драки — мира.

Однако встречаются и особенные взрослые — детские поэты. Поэты в принципе существа удивительные, а детские — совсем чудесные. Если, конечно, они хорошие. Хорошие не потому, что умеют складывать связные предложения в рифму или бессвязные без рифмы, но всё равно со смыслом. Хорошие — потому что они, с одной стороны, вроде взрослые, а с другой — дети. С поэтами такое случается.

Вот, например, очень взрослый поэт Александр Кушнер понимает про шум…

Не шумите!
Не шумите! — А разве мы шумели?
Ну, Андрюша стучал еле-еле,
Молотком по железной трубе,
Я тихонько играл на губе.
Кирпичом! Но негромко и редко…
«Не шумите!» — сказала соседка,
А никто и не думал шуметь,
Вася пел, ведь нельзя же не петь!
Восемь пятых размер соблюдая,
Таня хлопала дверью сарая,
Саша камнем водил по стеклу,
Коля бил по кастрюле в углу.
А что голос у Васьки скрипучий,
Так зато мы и сгрудились кучей,
Кто стучал, кто гремел, кто гудел,
Что бы он не стеснялся и пел!

Многие родители не любят поэтессу Агнию Барто. Хотя, когда были детьми, очень любили. И их дети её любят. Потому что она прекрасно понимает, что поссориться навсегда, до завтра или даже до послезавтра — очень серьезное дело. И повод для ссоры, чем бы он ни был, — совсем не ерунда (как считают нормальные взрослые), а всегда очень важная вещь.

Ccора

Идут спокойно люди,
Текут спокойно реки,
А мы с Петровой Людой
Поссорились навеки…

Мне б сказать спокойно надо:
Слушай, ты же не права!
Но взяла меня досада,
Те, что надо и не надо,
Я выкрикивал слова.

И теперь хожу по саду,
Похожу, на лавку сяду,
Просто пухнет голова!
Как загладить те слова?

Идут спокойно люди,
Текут спокойно реки,
А мы с Петровой Людой
Поссорились навеки.

Про Андрея Сметанина говорят, что он молодой поэт. Обычно под этими словами подразумевается «начинающий», «неопытный» или что-нибудь другое неприятное, в таком же духе. Но это совершенно не мешает ему быть гениальным стратегом и тактиком ссоры:

Ccора

С чего начинается ссора?
С обычного детского спора.
Спор достигает пика,
И ссора растёт до крика.
Потом от словесной атаки
Ссора доходит до драки.
Затем, успокоившись с виду,
Она переходит в обиду.
С обидою жить не годится.
Мириться?
Конечно, мириться!

И в особенностях организации системы общественного питания в детских садах Андрей Сметанин отлично разбирается…

Пятна


Юля ест неаккуратно,
На её одежде — пятна.
Юбка — в супе,
Кофта — в каше,
А колготы — в простокваше.
Без труда поймет мамуля,
Что сегодня ела Юля.

Более того, он знает, что у любых одёжных застёжек есть свои хитрые уловки, и что мальчик Тёма с утра злюка не потому, что он в принципе бука, а просто вставать с утра — ужасная мука для детей. Почему-то родители считают, что это их личная, персональная мука, а не всехняя.

Короче, Андрей Сметанин — стоящий детский поэт, хоть и молодой (с точки зрения взрослых), и великоват (с точки зрения комиссии по приёму в детский сад). Правда, пока неизвестно, насколько он готов к школе. Но, может быть, выйдет следующая книжка, и мы всё узнаем?

Ещё материалы этого проекта
Попробуй обними
С людьми случаются разные вещи — кому-то кажется, что всё ненастоящее (и это хоть и странно, но терпимо), кто-то вдруг начинает писать стихи (и это здорово, если стихи хорошие), а у кого-то под кроватью однажды заводится живой крокодил. Вот это уже пугает. Книжка Ланды Мариасун написана как раз для таких случаев, и объясняет, что даже крокодил — это нормально.
23.07.2011
Учим иврит и гитарим на гитаре
Знаете, как можно учить иврит? Например, в школе на уроке, писать бесконечные упражнения и зубрить слова.  Всё это довольно скучно. А бывает и весело — вместе с Датьей Бен Дор и её книгой стихов и шуточных перевёртышей.
04.02.2011
Самое важное
Очень правильную книгу написала Мони Нильсон-Брэнстрём. Не грузит, не поучает, но при этом совершенно чётко выстраивает приоритеты. Это важно, особенно сейчас, когда во многом изменились понятия о нормальной семье и о традиционных ролях. Нормальная семья может быть какой угодно. Главное, чтоб в ней были любовь и уважение.
07.08.2011
Учиться, спорить и дружить
Встретились однажды четыре газеты и давай спорить, какой язык самый сложный.
– Оу! Английский, уверена, – сообщила британская пресса.
– Ола-ла! Конечно же, французский, – обиделась парижанка.
– Да русский, точно вам говорю! – клялась русская газета.
– Ба! Да вы попробуйте прочесть что-нибудь на иврите! – уверенно парировала израильская.
10.02.2009