Уменье удивляться

Уменье удивляться

Том Тит. Научные забавы. Физика без приборов, химия без лаборатории Издательский дом Мещерякова, 2009
24.12
Теги материала: книги, рецензии, сделай сам

Мне очень повезло. Мои мама и папа — учёные. И дед у меня учёный. И даже старшая сестра.
То есть мне ужасно не повезло. Потому что мои мама и папа — учёные. И дед у меня учёный. И даже старшая сестра.

Они все поголовно — перфекционисты (люди, которые постоянно стремятся к совершенству), и всегда ставили для себя и для других, как они говорили, «очень высокую планку».
Если мама и папа обсуждали чью-то работу и она им не нравилась, кто-нибудь из них непременно говорил про автора: «Ну что ты хочешь, он вообще не научный работник». Это был последний аргумент.

Мне они многое пытались рассказать, объяснить, показать. Я или делала вид, что слушаю, думая о своём, либо просто говорила: «Можно не сейчас?»
«Ты ленива и нелюбопытна!» — сердился папа.
В общем, было тяжеловато, потому что я тоже оказалась «что ты хочешь, вообще не научный работник». Объяснения казались не то чтобы недоступными, а просто скучными.
И вот я росла и думала: почему? Ведь меня легко удивить и заинтересовать.

Мне кажется, наконец ответ найден.
Конечно, я была и есть «что ты хочешь, вообще не научный работник». Но главное, наверное, не это. С высоты своего опыта родители обрушивали на меня уйму сведений, которые невозможно разом переварить.


И вот на Non/Fiction я натыкаюсь на «Научные забавы» Тома Тита.
Вообще-то я не люблю научно-популярную литературу (думаю, несложно догадаться, почему). Книжку купила дочери, решив: если будет неинтересно ей, почитаю сама.

Оказалось, ей интересно. Мы спорили, что станем делать в первую очередь: измерять силу дыхания (это она хочет) или исследовать ошибки наших глаз (это почему-то интересно мне).

Мы сделали компас из плошки с водой и намагниченной булавки. И, как ни странно, булавка держалась на поверхности и не тонула, а кроме того развернулась строго по меридиану и показывала Север–Юг.
Мы измерили силу дыхания. Почти как на картинке. Только вместо того чтобы сдувать книгу «Жизнь животных» Альфреда Брэма, мы использовали советскую «Жизнь животных» (том 4, «Рыбы»), которую составлял мой дед.
Мы гасили свечу через воронку и выдували монетку из стакана.

Читаешь описание опыта, удивляешься и думаешь: «Правда, что ли?» Пробуешь. Не всё получается с первого раза. Пробуешь снова. И наконец — вуаля! И вправду выходит так!


И нам пока не надоело.

Возможно, потому, что книжка «Научные забавы» написана в 1890 году. Тогда наука была на век моложе и наивнее, разговаривала нормальным языком, и её всё ещё интересовали простые вопросы.
А может, потому что Том Тит подарил «Научные забавы» своему сыну. И то, что описано в этой книжке, они неоднократно проделывали вместе. То есть книжка проверена: эксперименты интересны ребенку, и, главное, их действительно можно выполнить.

Предмет изучения: жидкости, материалы, волчки, маятники, свет, звук, мы сами.
Приборы самые простые: кухонная утварь, пробки, спички, проволока, бумага — то, что всегда под рукой.
Жаль только, что эта книжка не нашла меня в детстве.

Ещё материалы этого проекта
Книжка по случаю
О сложном всегда лучше говорить простыми словами. Можно сказать «прокрастинация», а можно «настроение, когда вместо того, чтобы сделать домашнее задание по английскому, ты уже два часа перекладываешь карандаши в пенале». Есть разница?
25.12.2010
Маша Бумажкина – Гроза морей
На дворе осень, вы болеете, надо полоскать горло, капать в нос капли и пить лекарства. Одна радость – в школу ходить не надо, а можно лежать и воображать себя пиратом, или, по-красивому, флибустьером. Сокровища, захват кораблей, пальба, романтика и приключения каждый день…
26.03.2009
Начало удивительных приключений
Жил на свете Малютка Волк. Родился он в порядочной волчьей семье, были у него папа, мама и еще младший брат – Вонючка. Однако семья Малютки беспокоилась: не слишком ли он хороший? Ведь вечером он сам, без папиного и маминого рычания ложится в постель и даже по собственной воле чистит зубы!
04.11.2008
Бессмертный апельсин
Едут два ящика апельсинов по синему морю. Хвалятся апельсины в первом ящике: «Мы едем в Варшаву, древнюю польскую столицу. О, что за белые зубы будут нас надкусывать!» Молчат апельсины в другом ящике, жмутся друг к дружке и краснеют от стыда.
23.11.2010