Вам и не снилось

Вам и не снилось

Эдит Несбит. Удивительные сюжеты Шекспира Октопус, 2010. Пер. Евгении Канищевой и Яна Шапиро
25.03
Теги материала: писатели, поэзия, рецензии

Некоторые считают, что классика — редкая нудятина. Древняя замшелая чушь, которую надо знать, потому что надо, и всё тут. Так вот. Классика — это действительно круто. Другое дело, что часто она какая-то несъедобная. Видно, давно лежит, зачерствела слегка. Ты пролежи сто лет, так и сам зачерствеешь.


А дальше я буду тебе втирать, что не знать великого английского драматурга Уильяма Шекспира почти так же позорно, как и Пушкина. Непристойно как-то не знать Ромео и Джульетту, или там Гамлета с папой-Призраком; Отелло, который удушил Дездемону, или короля Лира с его тремя дочками.

Кстати, насчёт Пушкина, которого позорно не знать. «Знать» — это сколько? В смысле, в строчках? Пять стихотворений? Двадцать и «Дубровского»? «Приплыла к нему рыбка, спросила» или там «Я помню чудное мгновенье» — их каждый помнит. Спроси для пробы у мамы… да хоть у папы спроси! мол, почитай с выражением! Думаешь, не вспомнит? Вспомнит как миленький!

А с «Евгением Онегиным» — тоже такая классика, что дальше некуда! — посложнее будет. Моя мама-пушкинистка знает его наизусть, полностью, включая последнюю зашифрованнную главу; тёща-медик помнит первую главу и законно этим гордится перед внучкой, а я подхватываю за ними отдельные строки, думая про себя, что перечитать надо бы, а то неудобно.

Пушкин, хочу сказать, хоть по-русски писал, но двести лет назад, так что и не поймёшь без словаря, что значит летя в пыли на почтовЫх или, скажем, на биржу тянется извозчик / задёрнул траурной тафтой / с душою прямо геттингенской.

Что касается Уильяма Шекспира, так тот вообще жил четыреста лет назад. Четыреста, дорогой друг! И если мы с тобой со скрипом читаем двухсотлетнего Пушкина, то ты представь, как скрипит англичанин, когда читает Шекспира!


Правда, сейчас выдумали такую удобную штуку, как параллельные тексты. Англо-английские. Читаешь себе в левой колонке, скажем, «Ромео и Джульетту», а если застрянешь на какой-нибудь древней непонятности — смело подглядывай направо, в пересказ на современный английский язык.

До пересказов Пушкина пока дело не дошло (жаль, кстати), а Шекспира можно и по-русски почитать. Переводить его начали лет двести лет назад, когда Пушкин ещё учился в лицее. Переводов этих много разных, есть и хорошие, интересные, понятные.
Но словарь всё равно лучше держать под рукой.

Ну, теперь об английской Агнии Барто. Лет сто назад жила детская писательница Эдит Несбит (её книжки только недавно стали переводить на русский). И решила она пересказать Шекспира для детей. Чтобы и понятно было, и читать интересно, и не слишком чтобы сложно. Сократила, конечно, но это для начала даже и неплохо.

Вот, к примеру, начало «Короля Лира» в пересказе Эдит Несбит:

«В давние времена в Англии царствовал король Лир. Он был стар, устал править королевством и желал лишь одного: спокойно прожить остаток своих дней рядом с тремя любимыми дочерьми. Две из них уже были замужем: одна за герцогом Альбанским, другая за герцогом Корнуэльским, а на руку и сердце младшей дочери претендовали герцог Бургундский и король Французский.

Лир созвал дочерей и объявил, что намерен разделить королевство между ними.
— Но сначала, — сказал он, — я хочу узнать, насколько велика ваша любовь ко мне.
Старшая дочь, Гонерилья — злая, порочная и вовсе не любившая отца, — ответила так:

— Мою любовь словами не опишешь.
Я вас люблю, как жизнь с её красой,
Свободой, властью, почестью, здоровьем.
Вы мне дороже глаз, дороже всех
Сокровищ и чудес. Такой любовью
Ещё любимы не были отцы»
.

А это — начало комедии «Сон в летнюю ночь» в пересказе Эдит Несбит:


«В давние времена жили в Афинах Гермия и Лизандр. Они любили друг друга, но отец Гермии пожелал выдать её за другого — знатного юношу по имени Деметрий; Гермия же противилась.

А в Афинах были жестокие законы, и девушку, которая отказывалась выйти замуж по велению отца, могли предать смерти. Отец Гермии так рассердился на дочь, что отвел её к афинскому герцогу и потребовал казнить строптивицу. Герцог дал Гермии четыре дня на раздумья: если по истечении этого срока она не согласится стать женой Деметрия, её казнят.

Лизандр, её возлюбленный, был вне себя от горя. Он предложил Гермии бежать из города и спрятаться в доме его тётки, вдали от Афин, там, где не действовали суровые законы и они могли бы пожениться. Гермия решилась на побег, но прежде чем отправиться в путь, рассказала о задуманном своей подруге Елене. А Елена когда-то была возлюбленной Деметрия: это было задолго до того, как он захотел взять в жёны Гермию. Как и все ревнивые люди, Елена была глупа: она не могла понять, что если Деметрий разлюбил её и сватается к Гермии, то не Гермия в этом виновата. И вот Елена решила рассказать Деметрию о том, что Гермия собралась убежать из Афин и встретиться с Лизандром в лесу. Тогда Деметрий последует за Гермией, а она, Елена, пойдёт за Деметрием и будет счастлива хотя бы тем, что видит его».


Книга Эдит Несбит называется «Удивительные сюжеты Шекспира». В неё вошли двадцать самых известных комедий и трагедий, знаменитые цитаты и имена шекспировских героев.

Наверное, есть люди, которые и не слышали о Ромео и Джульетте или там о Гамлете с его отцом-Призраком, об Отелло, который удушил бедняжку Дездемону, или о короле Лире с его тремя дочками.

Такие люди есть, и я даже не стану доказывать, что это сильно мешает им жить. Можно и без Пушкина обойтись, если уж на то пошло. И вообще без книг.

Но ты лучше всё-таки почитай Шекспира. Для начала в пересказе Эдит Несбит, а там и за переводы возьмёшься. Ну, а если вдруг в оригинале когда-нибудь прочтёшь, на английском семнадцатого века, — это будет по-настоящему круто!

Ещё материалы этого проекта
Мой маленький еврейский папа
Папа – это вам совсем не то, что мама. Папа человеку нужен для разных специальных вещей. Показать, как делать «блинчики» на воде. Играть в морской бой на листочках из тетрадки по математике… Ещё папа может пригодиться, чтобы рассказывать разные увлекательные истории.
07.08.2008
История еврейского фантазёра
Можете себе представить, что вы оказались в стране, где всё сделано из шоколада? Или вам в руки попало лекарство, которое помогает от всех болезней сразу? Или вдруг (о ужас!) семейство чудовищ собирается приготовить из вас шницель на обед?
17.06.2011
Только не мой мозг
Книга канадки Карен Ле Бийон «Французские дети едят все» продолжает серию англоязычных книг, в которых обсуждается подход к воспитанию, противоположный условному «американскому».
08.10.2013
Рой Эберхард в школе и дома
В декабре в издательстве «Розовый жираф» выходит «У-ГУ!» -- детская книжка американского писателя и журналиста Карла Хайасена. Для кого и о чем эта книга -- рассказывает переводчик Ян Шапиро.
28.11.2012