Вечная жизнь и другие таланты

Вечная жизнь и другие таланты

Даррен Шэн. «Цирк уродов», «Помощник вампира», «Туннели крови» и др. Росмэн, 2010
15.01
Теги материала: книги, проза, рецензии

В детстве меня почти каждое лето отправляли в пионерский лагерь. Там была масса разных занятий, но одно, нелегальное, мне запомнилось особенно: мы удирали из лагеря и шли к полуразрушенной Белой церкви за Медвежьей горой. Рассказывали, что в этой церкви когда- то кто- то повесился. При нашем приближении взлетали вороны. Даже если была жара, из церкви тянуло холодом и жутью. Мы останавливались на пороге и смотрели внутрь. С перекладины свисала верёвка.


Всё это мне живо вспомнилось, когда я обнаружила, что моя дочь, 12 лет от роду, с некоторых пор читает книжки исключительно про вампиров. Мои попытки подсунуть ей что- то ещё неизменно проваливаются. Она читает под одеялом с фонариком про этих клыкастых тварей, а потом на даче ходит в туалет с металлической скобой в руках. На мои вопросы, зачем читать этот хлам, она отвечает: «Тебе не понять».

Как хорошая мать, я попыталась.

Если исходить из того, что всякое действие наших детей разумно и имеет для них смысл, то вампиры, должно быть, исключительно полезны. Потому что таких, как моя дочь, оказывается, миллионы. Вампироманы сидят в чатах, создают свои сайты, форумы, не говоря уж о том, что непрерывно смотрят фильмы одной и той же тематики. Зайдите в любой книжный — шкафы ломятся от самой разнообразной литературы про кровожадных светобоящихся упырей. К сожалению, большинство этих книжек написаны плохо. Впрочем, возможно, перед авторами и не стояло задачи написать хорошо, авторы делали то, что сейчас называется «проект».


Один из самых популярных подобных проектов — «Сумерки». На мой взгляд, местами нелепая и смешная постмодернистская поделка, хотя, боюсь, Стефани Майер писала совсем не о том, что я там вычитываю. Вампиры Майер — красивые и сильные. Они обладают особыми талантами и светятся, когда на них падают солнечные лучи. Кроме того, вампиры бывают плохие и хорошие. Плохие — понятно, те, кто пьёт кровь людей. Хорошие — так скажем, вегетарианцы. Они пьют кровь разных животных, типа весеннего гризли, пумы, горного льва, — одним словом, почему-то животных, занесённых в Красную книгу. Всех различий я не помню. Кажется, злобные вампиры могущественнее, а вегетарианцы — гуманисты (даром, что живут вечно). Всё как у людей. Потому скучновато.

Если всерьёз вернуться к вопросу о рациональности увлечения вампирами, мне кажется, что это один из способов освоения идеи смерти. Психологи утверждают, что от первого столкновения со смертью и до принятия самой идеи смерти — огромный путь, и одна из остановок — успокоительная мысль «Все умрут, кроме меня». Испуганная душа находит утешение в этом убеждении какое-то время, а потом, разочаровавшись, снова задаётся вопросом, нельзя ли как-нибудь ускользнуть, избежать. И тут любезные взрослые (по преимуществу коммерсанты) подсовывают ответ: избежать можно, став вампиром.


Единственное, что мне пока попалось достойного в бесконечном потоке, — Сага о Даррене Шэне.
Она не столько про декадентский процесс выпивания крови, сколько про выбор. Десятилетний мальчик Даррен Шэн встаёт перед выбором — спасти друга, который по его вине укушен ядовитым пауком, и в качестве платы пойти в ученики к вампиру или оставить лечение друга на попечение врачей, которые вот уже неделю не могут найти противоядие.

Он выбирает спасение друга и пытается обмануть вампира, с которым заключил сделку. Но вскоре понимает, что судьба, которую ему навязали, сильнее — в поисках крови он чуть было не убивает свою сестру. Оберегая родных, Даррен решает уйти из дома. Инсценирует собственную смерть, присутствует на собственных похоронах. Слышит, что о нём говорят родные. Слышит, как убиваются мама и папа, как сестра говорит ему, плача: «Хватит притворяться, вставай». И ничего не может — выбор сделан.

Даррен Шэн читается взахлёб (я прочла пока две книжки, а их девять) и, как всякая хорошая книга, тянет за собой шлейф серьёзных вопросов — о неоднозначности выбора, об одиночестве, о боли, которую мы причиняем родным. При этом книга по-настоящему страшная.

 — Ты вампир?
— Да.
— Мы не сможем жить в одном мире.
— Да.
— Но… Однажды я… Приду и убью тебя…
— Да. Я буду ждать…

Странствия этих вампиров больше всего похожи на вечные скитания Агасфера.
На днях я спросила дочь, хотела бы она стать вампиром (мне же интересно). Её ответ меня укрепил в мысли, что «Даррен Шэн» правильно расставляет акценты:

— Вампиром из «Сумерек» — да. Из «Даррена Шэна» — нет.

Ещё материалы этого проекта
В поиске молний
До того как попасть в Лагерь Полукровок, они считали себя обычными американскими детьми, а о богах и героях знали только из книжек и Интернета. А потом выяснилось, что их родители – греческие боги. Например, Афина.
31.03.2009
Девочки — тоже люди
Для девочек почему-то всё больше пишут о принцах и принцессах, а для мальчиков — о героях и обычной жизни, о дружбе, например. Но почему так мало книжек о дружбе обычных девчонок, которые учатся в школе, гуляют во дворе, ходят в кружки рисования и пишут друг другу письма?
25.10.2011
Шалаш потоп. Потоп шалаш
Приглядитесь к словам: "тут", "ага", "оно". Заметили? Все они одинаково читаются в обе стороны. Такие слова называются палиндромами.
20.01.2009
Самый достойный
В Северном море недалеко от острова Гельголанд вблизи маяка на Омаровых Рифах есть песчаная коса. Она так мала, что даже самый крошечный домик на ней не поместится, зато четырём чайкам там живётся вольготно. Имя всякой чайки — Эмма...
29.12.2009