За наше счастливое детство

За наше счастливое детство

В издательстве "Розовый жираф" вышла очень важная книга.
5.03

В издательстве «Розовый жираф» вышла очень важная книга — «Сталинский нос».


Это первая попытка книгоиздателей поговорить с российскими школьниками о событиях эпохи Большого Террора. Автор «Носа» — художник Евгений Ельчин, бывший петербуржец, с середины восьмидесятых — житель США. Он же — и автор иллюстраций, которых в книге лишь немногим меньше, чем текста.

Стоит отметить, что это переводное издание («Сталинский нос» был изначально написан по-английски и адресован американским школьникам, а потом переведен на русский), книг для детей о сталинизме и репрессиях, написанных российскими писателями, пока еще нет.

В центре сюжета — сутки из жизни московского школьника. Два вечера — два полюса: вот Саша Зайчик ждет с работы любимого папу, офицера НКВД, непримиримого борца с врагами товарища Сталина; мальчик радуется, что завтра его будут принимать в пионеры. А вот Саша Зайчик, в мгновение превратившийся в сына врага народа, в школьную парию, в беспризорника, стоит в бесконечной очереди на Лубянке.



«Я смотрю на памятник и думаю: а что, если это не памятник, а сам товарищ Сталин? Стоит, смотрит с высотищи, наблюдает. Охраняет Москву. А внизу черные точечки блестят, мчатся во все концы по снежным улицам. Точечки эти все ближе и ближе, растут на глазах, превращаются в машины. А машины не простые, машины специальные, сделаны из стали и пуленепробиваемого стекла. Эти машины Органам служат.

Я-то знаю — у папы на работе такая машина. Каждую ночь по приказу Вождя машины летят мимо нашего дома. Но сейчас одна не мимо летит, а прямо в наш двор заворачивает.
Слышу тормоза. Мотор не выключили, хлопнули дверцами и застучали сапогами по лестнице. Потом звонок дверной как жахнул:

Дзинь, дзинь, дзинь, дзинь, дзинь.

В нашей коммуналке народу много, но мы по звонкам знаем, к кому пришли. Мы звонки считаем. Один звонок — к Шульманам. Два — к Ивановым. Три — к Щипачевым. Четыре — к Козловым. Пять — к нам, и так далее, до самых последних, Лодочкиных, — к ним звонить двенадцать раз.

Дзинь, дзинь, дзинь, дзинь, дзинь.

Пять. Значит, к нам.
— Папа, папа, там за тобой машина пришла. По приказу товарища Сталина!

Дзинь, дзинь, дзинь, дзинь, дзинь».

Язык «Сталинского носа» — рассчитанного на детей старше 12 - скорее подошел бы для младшеклассников, и у взрослого может вызвать иронию (как и весь набор штампов, обязательных для рассказа о той эпохе) — зато никаких сомнений, что ученик средней школы с книгой справится без труда. Это очень простая книга об очень сложных вещах. И как часто бывает в таких случаях, она оставляет больше вопросов, чем дает ответов. Точнее сказать, ответов она не дает вовсе. Собственно, это и есть то самое, важное. «Сталинский нос» дает повод детям задать множество вопросов, а родителям — отвечая на эти вопросы, начать разговор, который, возможно, они сами не знали, как повести. Теперь этот разговор состоится в любом случае.

Кстати, на ту же тему беседуют сегодня в «Мемориале». «Розовый жираф» и «Международный Мемориал» проводят презентацию «Сталинского носа» и круглый стол для родителей, педагогов и библиотекарей «Как говорить с детьми о сталинизме».

Модератор — директор Института книги Александр Гаврилов.

Участники круглого стола:
•историк, руководитель проекта «Человек в истории. Россия — ХХ век» «Международного Мемориала» Ирина Щербакова;
• преподаватель истории в Европейской гимназии, автор учебника «История 20-го века» Игорь Долуцкий;
• историк, член правления «Международного Мемориала» Борис Беленкин;
• психолог, руководитель детского книжного автобуса «Бампер» Анна Тихомирова;
• заместитель директора Киевской центральной библиотечной системы Елена Лобанова-Гольдштейн;
• литературный критик, спецкорреспондент ИД «КоммерсантЪ» Анна Наринская.

Вопросы для обсуждения:

• Разница детского и взрослого восприятия художественных текстов.
• «Сталинский нос» как спусковой крючок разговора взрослых с детьми о тяжелом историческом опыте.
• С какого возраста можно говорить с детьми?
• К каким методам, средствам могут прибегать взрослые, разговаривая с ребенком на эту тему?
• Как подробно нужно обсуждать с детьми? Стоит ли умалчивать об особенно травматичных исторических событиях? В какой момент необходимо остановиться? И нужно ли?

5 марта, 18:00, Каретный Ряд, д. 5/10, вход свободный.

Ещё материалы этого проекта
Художник Тютькин
Он стал рисовать просто так: на бумажках, на промокашках, кажется, даже на ластике. Что он там рисовал — это было неизвестно. Поскольку стоило кому-нибудь подойти и задышать ему в затылок, как Тютькин сразу закрывал своё художество обеими руками и говорил сердито: «Давай, давай, что тебе надо?»
02.09.2010
Теория относительности
Лемони Сникет – псевдоним. Как по-настоящему зовут писателя, никому не известно. В его коротенькой биографии даже не упоминается о возрасте! Написано только: «Лемони Сникет родился раньше вас и, судя по всему, умрёт также раньше вас».
12.08.2009
Большие вопросы маленьких людей
В одном большом доме жил Маленький Человек. Был он маленький-маленький. И комната у него была маленькая, и кровать была маленькая, и портфель маленький. Только Папа у Маленького Человека был Большой. Ещё была Мама...
03.06.2009
Только для девочек
Даже папы любят принцесс! Особенно ту, которая «такая-сякая сбежала из дворца». Принцессы красивы, решительны, одеты по моде и всегда в курсе новых веяний. Принцесс на свете столько, что без консультации со специалистом в них, пожалуй, и не разобраться.
27.04.2010