Избалованные-перехваленные?

Избалованные-перехваленные?

Все мы могли бы быть отличниками, университетскими профессорами, космонавтами и рок-звёздами.
20.08

В последний день учёбы я зашла в школу помочь своей младшей забрать учебники. Учебников-тетрадок скопилось столько, что и я их с трудом подняла.

Последний урок в году, четвёртый класс. Дети принесли из дома настольные игры, сидят-играют, а учительница вызывает учеников по одному к своему столу поговорить о годовых оценках. Моя сидит счастливая, в руках карты с героями анимэ — расслабилась, каникулы.


И тут я прислушиваюсь к тому, что говорит учительница вызванной девочке:
— У тебя по математике 90, да, это достойная отметка, но ты могла бы лучше. Вспомни, как ты училась в этом году — ты делала все уроки? Нет? Ты способная девочка, ты могла бы постараться и получить 100.
Девочка кивала, смотрела в пол и ждала, когда это кончится.

Как я удержалась, не вмешалась и не сказала ничего резкого, сама не знаю. Но очень хотелось.

Моей младшей очень тяжело дался этот год — по утрам слёзы, болит голова, болит живот, «в школу не пойду». Не каждое утро, но очень часто. И это моя весёлая, общительная девочка.

Я поговорила с учительницей.
— Наверное, ей стало трудно учиться, — сказала она, — четвёртый класс, надо уроки делать.

Какая новость, надо делать уроки.
— А что именно ей трудно? — спрашиваю. — Она чего-то не понимает?
Выяснилось, что ребёнок всё понимает и никаких особых трудностей нет.
— Но она такая способная девочка! — сказала учительница. — Она могла бы учиться лучше!

О да, все мы могли бы быть отличниками, университетскими профессорами, космонавтами и рок-звёздами.

Но у нас в Израиле дети захваленные. Тут хвалят за всё — почти за каждую ровно написанную букву. Всегда можно найти, за что похвалить. Даже если ребёнок притащил рисунок, который учительнице не нравится, учительница сначала скажет «какой красивый оранжевый цвет» — и только потом будет критиковать. И ребёнок захочет рисовать ещё, а не решит, что у него никогда ничего не получится.

Но насколько всё зависит от интонации, от незаметных, казалось бы, оттенков. Ведь можно было и так:
— Ты молодец, 90 - отличная оценка (и правда, отличная), ты очень постаралась в этом году, у тебя прекрасно всё получилось. И ты знаешь, ты очень способная. У тебя такие потрясающие способности к математике, что ты можешь на следующий год постараться ещё чуть-чуть и получить 100.


И сказано то же самое, и ребёнок заслуженно похвален, и желание учиться лучше у него бы не пропало. Вот чего бы хотелось от учителя.

Средний балл у младшей вышел 95. Я уже похвалила. И ещё раз похвалила. И объяснила ей, что она никому ничего не должна. Даже если она может учиться на все сотни с плюсом, она не обязана, она и так прекрасно учится и к тому же молодец-умница-красавица, и я её ужасно люблю.

Может, это и не педагогично, но мне действительно не нужны от неё эти сотни. Мне очень нужно, чтобы моя девочка просыпалась с радостью. И больше ничего.

Ещё материалы этого проекта
Мама, роди сестричку!
— Осторожно, не толкай меня в живот, у меня в животе малыш, — говорю трёхлетнему сыну, скачущему у меня на коленях.
— Да? А зачем ты его съела?
26.03.2010
Первый подвиг Биньямина
Родительство — это неизбежная череда ошибок, за каждую из которых рано или поздно придется платить. И сколько бы ни было дано проб, это остается верным. Лиза Розовская, мать четырехлетней Рахель и трехмесячного Биньямина, сравнивает свое отношение к воспитанию каждого из детей.
06.05.2015
Мерило взросления
Семейный опыт похож на калейдоскоп: детали одни и те же, а картинки у каждого члена семьи складываются свои. За преломлением прожитого тремя поколениями — на примере дачи (и черной смородины) — наблюдает Ксения Молдавская.
14.07.2015
Родная речь иудейских сабрят
Мои дети — сабры. Они никогда не бывали в России, но при этом знают русский достаточно, чтобы смеяться над ивритским переводом «Анны Карениной», где крепостные крестьяне помещика Левина названы «мужиким».
04.10.2010